49 секунд

Вряд ли кто из обитателей спального района ожидал, что возвращение в строй неприметного кинотеатрика обернётся столь значительным событием в культурной жизни города. Убыточное заведение занимало угол старой семиэтажки и до того, как погрязло в реконструкции, специализировалось в основном на показе мультиков.

Уже то, что кинотеатр и после ремонта остался кинотеатром, несколько озадачивало. По логике он был просто обречён стать игорным клубом или, скажем, ночным кафе с мужским стриптизом. Хотя — кризис на дворе. Какая уж тут логика!

Рекомендуем почитать

Для мыслящего человека (интеллигента) нормально впадать в депрессию. Это реакция разума на несовершенство окружающего мира. К счастью, склонны впадать в депрессию не все, а только некоторые. Большинство людей радуются жизни не задумываясь. Но герой рассказа и его ближайшие друзья находятся в легкой депрессии почти постоянно, для них это дело привычное. А вот что произойдет с ними и окружающим миром, если на планету вдруг навалится Великая Депрессия?

Стоит ли перехватывать нелегальных путешественников во времени? И так ли уж велико достижение человечества, освоившего возврат в свою историю на 7 веков назад?..

Сергей Пепельница понял, что гибнет Россия. Гибнет безвозвратно. Он понял это еще вчера – сразу же, как только у него кончились деньги. Да и работы у него нет, что же теперь делать прикажете?

И тут в квартире Пепельницы материализовался ангел, причем не просто ангел, а его ангел-хранитель. И пообещал ангел Сергею, что теперь у того будет и работа, и деньги…

Любовь Лукина, Евгений Лукин

Маскарад

- А теперь - вручение призов за лучший маскарадный костюм!

Мушкетеры подкрутили усы, Чебурашки поправили ушки, громко затрещали пластмассовыми веерами какие-то придворные дамы.

Один лишь Петр Иванович, главбух НИИ, был в своем будничном костюме, сером в полоску, - даже не удосужился приодеться ради праздника.

- Первый приз завоевала маска "Марсианин"! - Снегурочка зааплодировала.

«Вызова я боялся давно. Шёл восемьдесят четвёртый год, первый сборник фантастических произведений супругов Лукиных был недавно зарублен с таким треском, что щепки летели аж до Питера. Во внутренней рецензии, поступившей в Нижне-Волжское книжное издательство (рецензент – Александр Казанцев), авторы убиенной рукописи величались выкормышами журнала «Америка» и сравнивались почему-то с невозвращенцем Андреем Тарковским. Теперь-то, конечно, лестно, но тогда…»

Очередной изящный парадокс от любимого автора.

Два пришельца отправляются на Землю, чтобы исследовать жизнь местного населения. Их высадка происходит в парадной около магазина, где находятся три любителя выпить.

Счастливый человек — он был разбужен улыбкой. Встал, и принялся творить — взял великолепный, трухлявый изнутри корень и сказал: «Ты — леший, и зовут тебя — Прошка!»

Другие книги автора Евгений Юрьевич Лукин

Гоп-стоп! К вам подошли из-за угла...

Ну, положим, не подошли, а подлетели. Не гопники, а инопланетяне. Но факт остается фактом: мгновение – и вы похищены нахальным НЛО. И теперь вы – один из несчастных обитателей немыслимой планеты-колонии. Один из землян, похищенных незнамо для каких, однако явно гнусных целей. Жертва эксперимента. Подопытный кролик в клешнях (или лапах, или щупальцах) враждебного разума. Нравится? Ах, не нравится...

Тогда извольте сражаться и выбираться. Как? Ваши проблемы!

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…

Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как. Всполошились все: и князья, и бояре, и дружинники, и простые резчики. Ничем солнышко не умилостивить, сколько бы берендеек-идолов в жертву ему ни принести…

Кого только нету на Руси — колдуны-демократы, митрозамполиты, комсобогомольцы. И у каждого своя нечисть. У кого — заморские гоблины, у кого — родные домовые. Домовым на Руси всегда жилось несладко, но бедняге Анчутке пришлось уж настолько солоно, что порешил он бежать за кордон. Короче, эмигрировать. В сомнительной компании протопарторга Африкана, невинной жертвы гнусных политических интриг. Но… попали наши беженцы из огня да в полымя. За кордоном-то — дела ещё почище. Тут вам и криминальные местные домовые, балующиеся на досуге рэкетом, и нахальные гремлины на крутых «шестисотых», и лихая террористическая организация «Ограбанкъ». А Африкана так и просто считают засланным спецагентом. Но несмотря ни на какие вражьи происки, всё непобедимее реет над протопарторгом, как гордое красное знамя, таинственная алая аура… Рисунок на обложке А. Дубовика. Алая аура протопарторга (роман) ...И победа за нами В Стране Заходящего Солнца (рассказ) Дело прошлое (рассказ) История одной подделки, или Подделка одной истории (эссе) Манифест партии национал-лингвистов (эссе) Последнее слово автора (эссе)

«Оставь надежду, всяк сюда входящий!»

Эти вселяющие ужас слова на вратах Ада — первое, что суждено увидеть душам грешников на том свете. Потом суровый перевозчик Харон загонит души в ладью и доставит на тот берег реки мертвых. Там, за Ахероном, вечный мрак, оттуда нет возврата… И тем не менее, герой повести Евгения Лукина ухитряется совершить побег из Ада и прожить еще одну короткую, полную опасностей жизнь.

Награды и премии:

Интерпресскон, 1996 — Средняя форма (повесть);

Бронзовая Улитка, 1996 — Средняя форма.

Содержание: 1. Андрей Геннадьевич Лазарчук: Колдун Пролог к метароману «Опоздавшие к лету». Описывается начало войны – безумия, уничтожающего смысл человеческой жизни. Лес, пруд, плотина; мельник Освальд — молодой парень призывного возраста; вокруг него идиллистическая деревенская жизнь, стойкая гармония, в которую начинают вплетаться тревожные нотки. Отец Освальда уезжает неведомо куда; объявлена война; появляются беженцы, к Освальду прибивается китаец Лю и девочка Моника. Деревенские видят в китайце колдуна, заодно и странную Монику в ведьмы записывают, да и в самом Освальде начинают сомневаться. 2. Андрей Геннадьевич Лазарчук: Мост Ватерлоо Вторая часть блистательной эпопеи «Опоздавшие к лету». История строительства грандиозного моста, который должен помочь Империи выиграть безнадёжную, бессмысленную войну. Чтобы запечатлеть историю столь эпохального строительства, прибывает киногруппа. Но постепенно отснятые плёнки начинают показывать другую реальность. Правда и вымысел переплетаются друг с другом. Где ложь и где правда? Во что можно верить? Пусть каждый решает для себя сам...  3. Андрей Геннадьевич Лазарчук: Аттракцион Лавьери Часть метаромана «Опоздавшие к лету», продолжение романа «Мост Ватерлоо». Вполне самостоятельный сюжет, несмотря на связь с другими сюжетами этого цикла. Человек, умеющий уклоняться от пуль, сталкивается с профессиональным убийцей. Кто победит? И какова цена победы? 4. Андрей Геннадьевич Лазарчук: Путь побежденных В маленький городок приезжает, как кажется, в поисках работы художник Март Траян. И он начинает расписывать стены городского зала для торжественных актов. Вроде обычная халтура... Но художника, оказывается, зовут не Март, да и не все так просто в этом, казалось бы спокойном городишке...

В результате разнообразной деятельности человека одной из планет наступает век костяной и каменный. Люди кочуют небольшими семействами, а человек, взявший в руки металл, подлежит изгнанию. Любой движущийся металлический объект подлежит немедленному уничтожению. Металл на планете развивается по изящному замкнутому циклу, он сам себе цех и сам себе владыка…

«Сталь разящая» — великолепная повесть, сочетающая в себе серьёзность философской прозы и приключенческий сюжет боевика.

Награды и премии:

Великое Кольцо, 1992 — Крупная форма.

Кого только нету на Руси — колдуны-демократы, митрозамполиты, комсобогомольцы. И у каждого своя нечисть. У кого — заморские гоблины, у кого — родные домовые. Домовым на Руси всегда жилось несладко, но бедняге Анчутке пришлось уж настолько солоно, что порешил он бежать за кордон. Короче, эмигрировать. В сомнительной компании протопарторга Африкана, невинной жертвы гнусных политических интриг. Но… попали наши беженцы из огня да в полымя. За кордоном-то — дела ещё почище. Тут вам и криминальные местные домовые, балующиеся на досуге рэкетом, и нахальные гремлины на крутых «шестисотых», и лихая террористическая организация «Ограбанкъ». А Африкана так и просто считают засланным спецагентом. Но несмотря ни на какие вражьи происки, всё непобедимее реет над протопарторгом, как гордое красное знамя, таинственная алая аура…

Перед вами — НОВЫЙ СБОРНИК Евгения Лукина.

Продолжение баклужинского цикла, в котором речь идет о юности Глеба Портнягина — достойного ученика Ефрема Нехорошева, и о его первых «самостоятельных делах» — забавных, жутковатых и ОЧЕНЬ ОРИГИНАЛЬНЫХ.

Спасти проклятые сны новорусской дамочки…

Помочь бедным селянам, у которых богатый сосед откачивает по трубопроводу положительную энергетику…

Наконец, найти ТРИДЦАТОГО идиота, который рискнет выкопать завороженный клад, сгубивший уже ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ добрых молодцев…

Все это — и многое другое — в одном из ЛУЧШИХ сборников МАСТЕРА отечественной фантастики!

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Разобиделся старый Рахим-бобо, и весьма сильно. Мимо нас проходит и слова не молвит, только обидчиво сжимает губы. А что мы ему такого сказали? Намекнули на его настырность. Пенсионер, мог бы дома отдыхать, но все в поле ходит: советует, учит, словно малых детей. Вот бригадир Сайд и сказал, что мы используем современную технологию, генетику, селекцию, биоэнергетику, а он нам предлагает дедовские методы. Примитив!

Вот и обиделся Рахим-бобо. Грознее тучи ходит. Пристал к председателю: дай, мол, участок земли, тогда и поглядим, у кого «дедовские методы». А тот ему показал на заброшенный пустырь, который вовсе не использовался. «Вот на нем, — говорит, — и делай, что душе твоей угодно».

Условимся, что дело происходит на далекой планете, чуть ли не в другой галактике. Условие легкое: читатель давно освоился со множеством миров, открытых фантастами, и вообразить их не составляет особого труда. Добавим, что цивилизация на планету занесена жителями Земли, — тоже вещь довольно обыкновенная.

Так вот. Обитателю далекой планеты стало скучно. Ему было просто нечем себя занять. Хотелось как-то убить время. То ли Он сидел в зале ожидания с видавшим виды чемоданом из кожи василиска, то ли дожидался приема в каком-нибудь межгалактическом управлении, то ли весь вечер топтался с гипербукетом квазинезабудок под неподвижным микроспутником — осветителем. Предположим последнее.

Меня зовут Джек Мелюзган, и я прибыл в Торонто пятнадцать лет назад из Бухбарахт-сити. Я приехал сюда, чтобы сообщить одному важному бизнесмену, что его престарелая матушка занемогла и хочет увидеться с ним перед тем, как покинуть земную обитель.

Я позвонил в его фирму в то же утро, когда поезд доставил меня в Торонто, я спросил: «Могу я поговорить с мистером Ступором?» Молодой женский голос ответил: «Я соединю вас с приемной мистера Ступора». «Мне не нужна ни приемная мистера Ступора, ни его стол красного дерева, ни его хрустальная пепельница. Мне нужен мистер Ступор!» – заявил я. Она соединила меня с другим молодым женским голосом, который спросил: «Кто его просит?». Я ответил: «Джек Мелюзган». Некоторое время в трубке царило молчание, а потом меня соединили еще с одним женским молодым голосом, который задан мне тот же вопрос. На этот раз я с некоторым раздражением ответил: «Конрад Аденауэр». Женский голос сказал: «Простите, мистер Аденауэр, но, к сожалению, мистер Ступор сейчас на совещании. Вы могли бы позвонить позже?».

В самый разгар ночи он проснулся и движимый странной потребностью выбежал в открытое поле, усеянное таинственными столбами.

© ozor

Лаверти пришел в дом конгрессмена Куина, чтобы убить его. Но по словам Куина он оставил письмо, которое будет доставлено по назначению, если его убьют. Но Лаверти не верит Куину…

© tevas

Джонатан Куинби метался в приемной роддома. Впрочем, в его голове роились мысли, отличные от стандартных волнений отцов.

© ozor

Партены — именно так назвали 50 миллионов молодых людей, рожденных партеногенетическим способом. Но немного позже их начнут всех называть новым именем — Джошуа…

© tevas

Шли годы, века, тысячелетия, но он оставался на своем посту. Сидел и ждал. Все это долгое время шла кровопролитная война со странными чужаками, которые начисто отвергали какую-либо дипломатию и хотели только воевать. Но он будет сражаться, хорошо сражаться, и когда-нибудь вернется домой.

© tevas

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кровавые события в далекой Якутии, о которых повествуется в этой книге, разыгрались в то время, когда на Курилах и Сахалине еще хозяйничали японские интервенты. Под защитой их штыков на Дальнем Востоке, в Приморье властвовал со своей «земской ратью» царский генерал Дитерихс. На Камчатке, на Охотском побережье и на крайнем севере Якутии рыскали белые банды бочкаревцев, артемьевцев, а в верховьях Лены и по всей обширной таежной Иркутской губернии, от Байкала до Енисея, зверствовали отряды, отставшие от разгромленной колчаковской армии. Не добит был и барон Унгерн, прорвавшийся из Монголии в Советское Забайкалье. Все эти многочисленные враги Советской власти отвлекали на себя, а также для охраны Забайкальской железной дороги значительные силы действовавшей там нашей 5-й армии.

Эпидемия серийных убийств, начавшаяся еще в прошлом веке, сейчас буквально захлестнула весь мир.

Кто они, охотники на людей? Какова природа тех, кто подстерегает нас в темном городском переулке или на пустынной сельской дороге? Что толкает их на путь убийств, насилия и изощренной жестокости? Почему и зачем они это делают?

Только поняв природу данного явления, можно научиться распознавать преступника. Только узнав, почему и зачем он это делает, можно избежать смертельной опасности. Только уяснив, что им движет, можно не стать его жертвой.

В книге «Маньяки: охотники на людей» рассказывается о феномене серийных убийств, исследование которого было начато зарубежными специалистами-психиатрами, криминологами, работниками правоохранительных органов в последние десятилетия прошлого века. Приводится детальное описание отличий серийных убийц от «обычных убийц». Излагается описание фаз состояния серийного убийцы, выделенных экспертами, изучавшими жестокость и насилие.

Дается детальное описание преступлений, совершенных маньяками, относящимися к разным типам преступников в соответствии с принятой классификацией; зарубежными «Джеками-потрошителями» и отечественными монстрами, действовавшими примерно в одно и то же время.

Книга «Маньяки: охотники на людей» адресована широкому кругу читателей.

Одри Хепберн – аристократичная и талантливая, она с первого взгляда вызывала лишь восторг. Ее часто сравнивали с принцессой, с ангелом, с эльфом; на нее мечтали стать похожими все девушки ХХ века. Актриса блистала в главных ролях в культовых фильмах Голливуда «Римские каникулы», «Сабрина», «Завтрак у Тиффани», «Моя прекрасная леди» и др. Благодаря своей потрясающей, необыкновенной красоте Одри Хепберн стала лицом модельного дома Живанши, а вместе с тем – лицом целой эпохи!

В последние годы жизни «эльф Голливуда» была послом доброй воли ЮНИСЕФ, занимаясь спасением детей, живущих в неблагополучных регионах планеты. Но в биографии этой удивительной женщины не только героика и восхищение зрителей, но и глубокий трагизм Неразделенной Любви…

Биографическая книга об Одри Хепберн прекрасно иллюстрирована фотографиями, сделанными в разные периоды жизни трогательной актрисы.

Коко Шанель – ярчайшая звезда на небосклоне Высокой моды XX столетия.

В ее жизни было много интриг, романов, зависти и сплетен, страданий и, конечно же, любви. В ее объятиях были великие князья, герцоги, графы и сеньоры, а еще – поэты, режиссеры и актеры, ставшие знаменитыми. В этом пространном списке – Сергей Дягилев, Игорь Стравинский, великий князь Дмитрий Павлович, герцог Вестминстерский, граф Лукино Висконти, Пикассо, Реверди, Поль Ириб и даже бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг. Одних делала Она, другие делали Ее.

Шанель – личность, возведенная в культ. Спустя десятилетия после смерти ее образ будоражит умы, а стиль Chanel все еще остается на вершине Высокой моды. Как же права была кутюрье, когда на предложение руки и сердца ответила очередному поклоннику: «На свете полно всяких герцогинь, но только одна Коко Шанель!»

Впервые так честно и пронзительно рассказано обо всех любовных связях великой Шанель.