3амужество Татьяны Беловой

Всем существом своим этот роман направлен против собственничества, против разъедающего душу человека мещанства. Мы видим жалкую жизнь Татьяны Беловой, все ее мнимое благополучие и понимаем — нет и не может быть страшнее наказания для человека, который с юных лет заботился только о своем маленьком счастье, для которого мелкое, обывательское, личное заслонило окно в большой мир подлинных радостей и страстей. Героиня романа, человек незаурядный по сути своей, много пережив и передумав, начинает постепенно осознавать, в чем ее беда, но — увы! — как много упущено, как много не понято, сколько сделано неверных шагов. И все же она пытается найти в себе силы и мужество, чтобы выйти на путь поисков настоящего счастья. Так я понимаю замысел писателя и логику поведения его героини, ибо это логика жизни.

CEPГEЙ БАРУЗДИН

Отрывок из произведения:

Есть свой особый смысл в том, что писатель Николай Дементьев завоевал читательское признание повестями, которые называются „Мои дороги" (1968) и „Иду в жизнь" (1959). Правда, еще до их появления, в начале пятидесятых годов, рассказы Н. Дементьева печатались в журнале „Сибирские огни". Там же, в Сибири, вышли его книги — „Первое письмо" (1954) и „Сестры" (1955). Но именно „Мои дороги" (по этой повести позже был поставлен известный фильм „Бессонная ночь") и „Иду в жизнь" обратили на себя внимание широкой писательской и читательской общественности и поставили их автора в ряд с наиболее талантливыми представителями нашей молодой советской литературы.

Другие книги автора Николай Степанович Дементьев

В книгу ленинградского писателя Николая Дементьева вошли роман и три повести. Анка Лаврова — героиня романа «История моей любви», искренне и ничего не утаивая, рассказывает о нелегком пути, на котором она обрела свое счастье. Повести «Блокадный день» и «Мои дороги» — автобиографичны. Герой первой — школьник, второй — молодой инженер, приехавший на работу в Сибирь. За повесть «Блокадный день» автор, первым из советских писателей, удостоен в ФРГ Премии мира имени Г. Хайнемана в 1985 г. «Подготовка к экзамену» — повесть о первой любви, ставшей по-настоящему серьезным испытанием для девушки.

Кате во сне на помощь пришел благородный незнакомец. Придя утром в школу, она знакомится с новичком и решает, что он — герой ее сна. Однако поступки юноши разрушают созданный Катей романтический образ…

В повести "Какого цвета небо" рассказывается о формировании характера молодого человека, нашего современника, о его друзьях по работе и учебе.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

«Мистер Попп был вице-директором американской фирмы «Нитрожен», которая ставила газгольдеры на первой очереди Березникхимстроя.

Заказ был крупным, работа шла хорошо, и вице-директор счел необходимым лично присутствовать при сдаче работ…»

Рассказ Варлама Шаламова «Спецзаказ» входит в сборник колымских рассказов «Левый берег».

Рассказ Варлама Шаламова «Кусок мяса» входит в сборник колымских рассказов «Левый берег».

Варлама Шаламова справедливо называют большим художником, автором глубокой психологической и философской прозы.

Написанное Шаламовым – это страшный документ эпохи, беспощадная правда о пройденных им кругах ада.

Рассказ входит в авторский сборник «Артист лопаты».

Варлама Шаламова справедливо называют большим художником, автором глубокой психологической и философской прозы.

Написанное Шаламовым – это страшный документ эпохи, беспощадная правда о пройденных им кругах ада.

Рассказ входит в авторский сборник «Артист лопаты».

Варлама Шаламова справедливо называют большим художником, автором глубокой психологической и философской прозы.

Написанное Шаламовым – это страшный документ эпохи, беспощадная правда о пройденных им кругах ада.

«Как это началось? В какой из зимних дней изменился ветер и все стало слишком страшным? Осенью мы еще рабо…

Как это началось? Бригаду Клюева задержали на работе. Неслыханный случай. Забой был оцеплен конвоем. Забой – это разрез, яма огромная, по краю которой и встал конвой…»

«Лагерный изолятор был старый-старый. Казалось, толкни деревянную стенку карцера – и стена упадет, рассыплется изолятор, раскатятся бревна. Но изолятор не падал, и семь одиночных карцеров верно служили. Конечно, любое слово, сказанное громко, слышали бы соседи. Но те, кто сидели в карцере, боялись наказания…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта История началась за много тысяч лет до рождения Люка Скайвокера... или Анакина Скайвокера... или даже Оби-Ван Кеноби. Она охватывает галактики и эпохи, подробную хронику событий Звездных Войн, описывает периоды возвышения и упадка династий и ярких личностей, которые повлияли на ход самой Истории. И вот, наконец, множество источников этой экстраординарной саги - от всемирно известных кинофильмов до достоверных литературных источников - соединены в один представительный том. Прочувствуйте дух времени падения Империи и рождения Новой Республики, атмосферу Академии джедаев Скайвокера, атмосферу любви, дружбы и самоотверженности на фоне легендарных событий. Узнайте все и даже больше - о Звездных Войнах Джорджа Лукаса.

Сломавшееся реле спасло Моргану Катарну жизнь.

Оно стояло в насосной станции в юго-восточном квадранте его фермы. Без реле и насоса полиформные бобы засохнут. Как и всем растениям, им нужна вода, которую уже на протяжении тысячи лет деревья-источники поднимали на поверхность с водоносного слоя, залегающего на глубине нескольких сотен футов. Далее влага текла к растениям по бесконечным трубам оросительной системы.

Когда Морган был дома, он проводил в просторной мастерской большую часть времени, но и этого было мало. Он буквально разрывался между работой агромеханика и деятельностью в Сопротивлении.

Морган Катарн боялся. Боялся, что пропустил что-то важное. Боялся, что планета, виднеющаяся в транспаристальном иллюминаторе, окажется неподходящей. Боялся, что, несмотря на все его усилия, имперцы всё же найдут триста сорок семь доверившихся ему мужчин, женщин и детей и увезут их в трудовые лагеря, из которых почти не возвращаются.

И всё потому, что они воспользовались одним из главных прав человека – свободой слова. Сначала на встречах под покровом своих домов, потом на стихийных сходках, и, наконец, в Баронс-Хеде, главном городе Сулона. Демонстрация закончилась до того, как имперские силы успели отреагировать, и, к вящему удивлению местного коменданта, обошлось без арестов.

Воздушный спидер, уставшая от жизни колымага, собранная из утиля и державшаяся на честном слове, кашлянул, затрещал и взмыл в воздух. Когда-то давно он был жёлтым, но сейчас на выцветшей краске ширились очаги ржавчины.

Впереди высилась каменная глыба.

Единственный пассажир спидера отличался двухдневной щетиной и глазами, глубоко сидящими в глазницах. Заметив опасность, он выругался и поспешно принялся нажимать кнопки на панели управления. Репульсорный двигатель на мгновение задумался, кашлянул и поднял спидер на ещё большую высоту. Вершина глыбы прошла в метре под брюхом машины. Спидер опустился, как будто утомившись, а Гриф Гроули похлопал по панели: