300 спартанцев

Третьего дня получил предложение написать итоговый отчет про художественный фильм «Гладиатор». И даже было взялся за него. Пока готовился, вспоминал детство золотое и то, как я любил античную историю. Это был самый интересный предмет – за жизнь, так сказать, и про живых людей. А не про ботанику, растворы и скорость падения чьих-то тел в вакууме.

Со времен школы я так ни разу больше и не интересовался ни тычинками, ни пестиками, ни законом Бойля и его дружбана Мариотта, ни даже насильно запиханной в меня нотной грамотой в комплекте с сольфеджио. Зато навсегда запомнил то, что читал тогда о Людях, которые жили за пару тысяч лет до нас.

Другие книги автора Дмитрий Юрьевич Пучков

Старший оперуполномоченный Goblin любил играть в компьютерные игры. И вот результат! Зверская бойня в марсианском аду, безостановочная беготня и непрерывная пальба, зомби в кровавом угаре, инопланетные твари и неустрашимые десантники, – всё скрутилось под одной обложкой и превратилось в лютый коктейль наставления «Deathmatch Quake» (экземпляр № 666) и романа об операции «Ground Zero» – смертоносном рейде на планету-зону Пенитенциарных Миров, среди солдат именуемых Негодяйскими.

Наши победят. Ведь в бой ведёт Гоблин – герой Галактики и всех Обитаемых Миров, легендарный победитель Вселенского Зла, а с ним Сидор Лютый, инструктор по тактике разведывательно-диверсионной деятельности.

С нами древняя мудрость народов Земли. Семеро одного не боятся!

Слова, вынесенные в название книги, — это не эмоциональное преувеличение автора. «Война на уничтожение» — так охарактеризовал будущую войну против СССР сам Адольф Гитлер.

Попытка доказать, что фюрер готовил только разгром коммунизма, а народам России желал свободы и процветания, лукава и научно несостоятельна.

Множество документов Третьего рейха вполне ясно говорит о том, что нацисты стремились завоевать жизненное пространство за счет советских территорий, навсегда уничтожить российское государство в Европе и ослабить славянскую биологическую силу настолько, чтобы она уже никогда не могла оказать сопротивление германским народам.

России предстояло стать богатой колонией Тысячелетнего Рейха, немецким аналогом британской Индии. При этом аналитики Гитлера еще до 22 июня 1941 года математически высчитали, сколько советских граждан должны умереть для благоденствия Великой Германии. Выжившим отвадилась участь покорной рабочей силы для расы господ. Все эти планы, равно как и попытка их попытка их воплощения, подобно проанализированы в этой книге.

Вы узнаете:

• Чем война против СССР принципиально отличалась от нацистской войны на Западе;

• Чему Гитлер научился у покорителей Северной Америки и Австралии;

• Кто и как разрабатывал в Третьем Рейхе план физического уничтожения славянских народов;

• Почему блокада Ленинграда была запланирована нацистскими экономистами за месяц до 22 июня 1941 года;

• Зачем Геббельс рекомендовал немецкой прессе не употреблять слово «Россия» после начала войны;

• Как выглядел типичный невольничий рынок, на котором продавались угнанные в нацистскую Европу граждане Советского Союза;

• Зачем эсэсовский профессор Карл Клаусберг проводил в Освенциме опыты по массовому облучению пленников?

• В чем главный смысл Победы над фашизмом для будущих поколений?

И многое другое…

Книги Дмитрия «Goblina» Пучкова пользуются неизменным спросом у людей, желающих знать, что такое хорошо и что такое плохо.

Многие посетители Tynu4ka исследуют архив сайта в поисках ответов на насущные вопросы:

– нужен ли русскому пистолет

– надо ли давать отпор фашиствующим ментам

– должен ли милиционер платить профсоюзные взносы со взяток

– была ли медом жизнь в СССР и сейчас

– как нужно Родину любить

– как очистить генофонд

– нужны ли массовые расстрелы

– как ведут себя настоящие уголовники

– как жить дальше

Люди хотят знать, люди будут знать! Tynu40k – это не ящик на письменном столе. Это Система формирования человека нового типа. И, следовательно, общества, в котором жить нам всем.

Новая книга Егора Яковлева содержит ответы ведущих российских историков и специалистов по Октябрьской революции на особенно важные и интересные вопросы, связанные с этим периодом российской истории. Свою точку зрения на без преувеличения судьбоносные для страны события высказали доктор исторических наук Сергей Нефедов, кандидат исторических наук Илья Ратьковский, доктор исторических наук Кирилл Назаренко, доктор исторических наук Александр Пыжиков, кандидат исторических наук Константин Тарасов. Прочитав эту книгу, вы узнаете: — куда в Петрограде был запрещен вход «собакам и нижним чинам»; — почему крестьяне взламывали двери помещичьих амбаров всей общиной, а не поодиночке; — над кем была одержана первая победа отечественного подводного флота; — каким образом царское правительство пыталось отбить русскую нефть у Нобелей и что из этого вышло; — чему адмирал Колчак призывал учиться у японцев; — зачем глава ЧК Феликс Дзержинский побрился налысо и тайно пробрался в воюющий Берлин в 1918 году.

Краткий курс истории карапузов в смешном переводе Goblin’а. Часть 1.

Книга историка-медиевиста, исторического реконструктора Клима Жукова посвящена развенчанию популярных клише об эпохе викингов.

Кем они были? Свирепыми пришельцами с дикого Севера, непобедимыми морскими разбойниками или колонизаторами, торговцами, экспортерами новых идей, технологии, верований и обычаев? Что заставило их выйти за пределы Скандинавии и почему это вылилось в массированный военный натиск, превратившийся в страшное бедствие для Европы?

Автор досконально рассматривает отдельные стороны истории викингов: оружие, корабли, походы и военную стратегию, торговлю и экономику, контакты с соседними народами и государствами. От легендарного конунга Рагнара Кожаные Штаны до Харальда Сурового, после смерти которого закончилась эпоха викингов, мы попытаемся проследить основные вехи одной из наиболее ярких страниц мировой истории.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

«Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала». (Георгий Димитров). Мы настолько привыкли к этому слову, что забыли его определение и стали использовать как ругательство. Дмитрий Goblin Пучков, Михаил Попов, Клим Жуков и Егор Яковлев призывают вспомнить истинное значение слова «фашизм» и разобраться, что же это такое в современном обществе. «Шовинизм – это национальная ненависть. То есть я вас не люблю, а свою страну люблю. Если я свою страну люблю – я патриот. Если я вас не люблю – я уже националист при этом. А если я вас ненавижу – я шовинист. Так что же – объявлять целые страны изгоями? Дескать, пусть уйдет этот Саддам, сейчас мы все там раздавим. И что будет?» (Михаил Попов).

Книга посвящена одному из самых обсуждаемых и спорных периодов российской истории. Клим Жуков, военный историк-медиевист и исторический реконструктор, освещает важнейшие события в формировании Древнерусского государства, от основания Киевской Руси до монгольского нашествия: собирание русских земель, преодоление княжеских распрей и феодальной раздробленности, – не забывая про описания битв и «остросюжетных» политических интриг. Кто и для чего на самом деле «призвал» Рюрика? Правда ли, что название племени «русы» пришло из иранского языка? Кто сделал Киев матерью городов русских? Кому выгодно приумножать численность монгольского войска? Об этих и других исторических подтасовках и умолчаниях читайте в книге Клима Жукова «Древняя Русь: от Рюрика до Батыя».

Популярные книги в жанре Современная проза

Мы оказались в одной палате: он - после инфаркта, я - с пробитой в автомобильной аварии головой. Кроме нас тут валялись еще двое, но их койки были поодаль - и за книжкой не дотянуться, и не услышишь, о чем говорят. Ходить же мне первое время категорически запретили (хотя я, конечно, как только очнулся и понял: живой, я стал по ночам подниматься), но и когда врачи разрешили покидать постель, мне уже было ни к чему налаживать тесное знакомство с лежавшими вдали - я подружился с моим соседом, привык к его тихому голосу, тем более, что моего соседа, как и меня, одолевал один проклятый вопрос: зачем живет человек? Вы наверняка замечали, что в обыденной суматохе как-то редко задумываешься: "зачем" да "почему"? Живешь - и слава Богу. Но если вы побывали на краю, если вам привелось заглянуть в бездну, то, отойдя от этой бездны, вы норовите уже сами, по своей воле, вытянув шею, всмотреться в далекий пламенный мрак... И неизбежно становитесь философом, беря в ожившие руки чашку с горячим чаем или уловив, помимо мерзко-сладкого эфирного духа, в воздухе еще и тонкий запах женских духов: "Ах, как хороша жизнь! И проста, проста в своих загадках!.." И в голове начинают сверкать огненные слова: "Но зачем тогда всё это: муки совести, поиски истины? Может быть, стоит просто жить - есть, пить, спать? А каких нас больше любят женщины? Да и любят ли они? Может, они как кошки - великодушно делают вид, что любят, а им наши прикосновения, наши ласки нужны только для того, чтобы вырабатывалось электричество, от которого их глаза ярче, а кожа нежнее?.." Я попал в автокатастрофу из-за того, что торопился к своей красавице... не могла она в новой шубе приехать ко мне автобусом... а водитель из меня плохой. Я не успел увернуться - какой-то пьяный на МАЗе поддел и откинул мою машинешку на тротуар, аж под окна магазина... Женщина не дождалась, наверняка обиделась и вряд ли знает, где я. Но я и не просил никого позвонить ей: когда она узнает, пусть у нее будет побольше чувства вины. "Ах, я представления не имела, где ты! Бедненький, в больнице!.."

Первый публикуемый роман известного поэта, философа, автора блестящих переводов Рильке, Новалиса, Гофмана, Кретьена де Труа.

Разрозненные на первый взгляд новеллы, где причудливо переплелись животная страсть и любовь к Ангелу Хранителю, странные истории о стихийных духах, душах умерших, бездуховных двойниках, Чаше Грааль на подмосковной даче, о страшных преступлениях разномастной нечисти — вплоть до Антихриста — образуют роман-мозаику про то, как духовный мир заявляет о себе в нашей повседневности и что случается, если мы его не замечаем.

Читателю наконец становится известным начало истории следователя-мистика Аверьяна, уже успевшего сделаться знаменитым.

Роман написан при финансовой поддержке Альфа-Банка и московского Литфонда.

Джин СТАФФОРД

В ЗООПАРКЕ

Перевел с английского Самуил ЧЕРФАС

Jean STAFFORD,In the Zoo

В томящем зное горного июльского полдня слепой белый медведь, тяжко по–старчески всхлипывая, медленно и безостановочно водит головой. Глаза у него голубые и широко открытые. Никто рядом с ним не останавливается, и лишь старик–фермер, подытоживая положение бедняги, бросает на ходу с жестокой ухмылкой:

Американский романист Рассел Хобан — явление для Соединенных Штатов необычное. Начать с того, что в 1969 году он перебрался на жительство в Лондон. Этот город избран местом действия многих его романов, знаменитый лондонский акцент (который так трудно передать при переводе) используется им с потрясающей виртуозностью, и это дает основания многим критикам полагать, что Хобан — коренной лондонец. Однако этот сын эмигрантов из украинского городка Острог родился в 1925 г. в Лансдейле, Пенсильвания, во Вторую мировую войну участвовал в итальянской кампании и был награжден Бронзовой звездой. После войны он переезжает в Нью–Йорк, где зарабатывает на жизнь иллюстрированием книг, писанием рекламных роликов, в общем, всем тем, чем впоследствии станут заниматься его герои. Возраст, участие во Второй мировой, переезд в Нью–Йорк — все это напоминает биографии целого поколения американских писателей, к которому принадлежат Норман Мейлер, Дж. Д. Сэлинджер, Курт Воннегут и Джозеф Хеллер. Но Хобан никогда особенно не участвовал в бурной жизни литературного Нью–Йорка. Его первыми книгами становятся книги для детей, самая известная из которых, роман «Мышь и ее дитя», вышедший в 1967 году, признан уже классикой жанра и ценится критикой наряду с произведениями Андерсена и Милна. С 1973 года он начинает писать «взрослую» прозу: один за другим в свет выходят его романы «Лев Воаз–Иахинов и Иахин–Воазов», «Кляйнцайт», «Дневник черепахи», «Риддли Уокер», «Пильгерман».

Сейчас попросим читателя закрыть глаза. Ну, а теперь? Теперь имеются две возможности:

1. Читатель закрыл глаза, как его и просили. И с этого момента рассказ будет продолжаться как приятный сон, сам по себе, как загадка, разгадывать которую нет ни малейшей необходимости.

2. Глаза читателя остались открытыми. И что это говорит о читателе? Что наш читатель — Фома неверующий. Не читай этот рассказ, Фома ты эдакий!

Так или иначе…

Из сборника «Нельзя ли потише, пожалуйста?»

Я сижу за кофе и сигаретами у своей подруги Риты и рассказываю ей эту историю.

Вот, что я ей говорю.

Среда, неторопливый вечер, и тут Херб сажает этого толстяка за один из моих столиков.

Этот толстяк — самый жирный человек, какого я когда–либо видела, при этом он аккуратно выглядит и неплохо одет. Он сам и все на нем — огромное. Но именно его пальцы мне особенно запомнились. Подхожу я к столику рядом с ним обслужить немолодую пару и первым делом обращаю внимание на его пальцы. На вид они раза в три больше чем пальцы обычных людей — длинные, толстые, мягкие пальцы.

North American Review, 1998

Копирайт © 1998. Все права защищены. Ни одна часть этого абзаца не может быть воспроизведена или передана ни в какой форме и никакими средствами, электронными, механическими, устными или телепатическими, включая светокопирование, магнитную запись, транскрибирование, калькирование, горячий набор, холодный набор, мимеограф, а также (в школах рукописные копии, сделанные на переменках, должны быть возвращены нам еще тепленькими и влажными, и чернила на них должны испускать густой пьянящий аромат, который заставит нас поднести страницы к лицу, вдохнуть и подумать: «Так вот как должна пахнуть синева

Впервые в стильном, но при этом демокрократичном издании сборник рассказов Марии Метлицкой разных лет. О счастье, о том, кто и как его понимает, о жизни, которая часто расставляет все по своим местам без нашего участия.

Героини Метлицкой очень хотят быть счастливыми. Но что такое счастье, каждая из них понимает по-своему. Для кого-то это любовь, одна и на всю жизнь. Для других дом – полная чаша или любимая работа.

Но есть такие, для кого счастье – стать настоящей хозяйкой своей судьбы. Не плыть по течению, полагаясь на милость фортуны, а жить так, как считаешь нужным. Самой отвечать за все, что с тобой происходит.

Но как же это непросто! Жизнь то и дело норовит спутать карты и подкинуть очередное препятствие.

Общий тираж книг Марии Метлицкой сегодня приближается к 3 млн, и каждую новинку с нетерпением ждут десятки тысяч читательниц. И это объяснимо – ведь прочитать ее книгу – все равно что поговорить за чашкой чая с близкой подругой, которой можно все-все рассказать и в ответ выслушать искренние слова утешения и поддержки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наслушавшись разговоров и отзывов (отчасти – доброжелательных и даже восторженных, отчасти – презрительных через эстетски-оттопыренную губу, отчасти – просто равнодушных), решил в очередной раз припасть к нашему главному источнику так называемых «культурных ценностей» – к моему одноглазому другу – телевизору. Но показ знатной фильмы FightClub в кинотеатрах в свое время я благополучно прощелкал. А Кабан, подлец, сходил. Поэтому ему, Кабану, была дана воспитательная команда подтащить прилично записанный сабж. И сабж был Кабаном немедленно подтащен.

Люди, населяющие этот мир, внешне немногим отличаются от землян. Но их организм куда более хрупок, а особенности психологии не допускают насилия по отношению к себе надобным. Любой землянин там может почувствовать себя силачом, а уж сели он не слишком обременен моралью и имеет хорошую саблю… Вот только нападающие сами находятся и беде. Земля избавляется от своих отбросов с присущей высокой цивилизации гуманностью, даже не подозревая, что делает из них «антипрогрессоров». Два вида разумных существ па одной планете — слишком много. Один раз, сотни лет назад, аборигены сумели отстоять свое право па жизнь… Но на стороне землян есть не только сила, но и хитрость. С точки зрения местных жителем, хитрость столь же нечеловеческая, как и сила пришельце. Враждебный вид получает второй шанс: земляне атакуют, чтобы выжить. Воина только начинается.

Девятого марта прошлого года в маленьком старинном городке Калужской области, на дальней его окраине уже в двенадцатом часу ночи заполыхал дом. Большой, добротный деревянный дом. Вокруг стояли такие же дома, поэтому выбежавшие соседи с опаской поглядывали на пожар. По их рассказам вначале огонь появился в окнах, загорелось внутри дома, потом пламя набрало силу, вырвалось наружу, охватило чердак и дела у него пошли куда быстрее. Оконные переплеты, деревянные перегородки, двери глухо похрустывали в огне, будто на чьих-то крепких зубах. А когда заполыхала крыша, послышалась настоящая пальба — раскаленный шифер стрелял оглушительно и часто. В сухих комнатах, в просторном чердаке, в сквозняковых коридорах огонь гудел басовито, уверенно, даже с какой-то деловитостью, словно был занят важной срочной работой.

Подзаголовок романа `Кандибобер` означает `Прекрасно подготовленное преступление`... И оно, действительно, было подготовлено и осуществлено блестяще. Однако суть романа — в обращении автора к читателю: Сможешь ли ты, читатель, совершить преступление, если уверен в своей безнаказанности?