25-летие создания Белорусской ССР

ВЛАДИМИР ПИЧЕТА

25-ЛЕТИЕ СОЗДАНИЯ БЕЛОРУССКОЙ ССР

История белорусского на­рода довольно своеобразна. Белорусский народ на протяжении всего своего исто­рического развития вплоть до Великой Октябрьской Социалистической револю­ции не имел своей собственной государственности. Он, как и народ украинский, входил в состав Киевского государства, находившегося под властью Литвы, за­тем Речи Посполитой и после ее упадка перешел под власть царского правитель­ства. Только Великая Октябрьская Социалистическая] Революция дала бело­русскому народу возможность создать свое государство и развить свою культуру, национальную по форме и социалистическую по содержанию.

Другие книги автора Владимир Иванович Пичета

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том второй.

В советской исторической литературе нет книги, которая познакомила бы читателя с историей Чехии с древнейших времён до наших дней. Между тем потребность в такой книге очевидна. Авторы настоящей книжки ставят своей задачей познакомить советского читателя с историческими судьбами героического чешского народа, веками боровшегося за свою независимость против немецкой агрессии.

Популярные книги в жанре История

Все, высказанное в данной статье, пока лишь гипотеза. Иным ее содержание и не может быть, поскольку оно противоречит давней традиции российской историографии в ее толковании причин и обстоятельств раскола Православной церкви. Но стоит учесть, что эта традиция не складывалась свободно: довлела, с одной стороны, цензура церковных иерархов (в дореволюционной России), с другой — в силу тяжело и длительно переживаемых последствий татаро-монгольского ига как бы отталкивание ученой России от культурных взаимовлияний с Востоком, стремление игнорировать их. Автор статьи, увлекшись историей тюрков половцев, их государственности и культуры, обнаружил, что в свете открытых им фактов многие ключевые события и в истории славян выглядят не совсем так, как это представлялось. Присмотримся к этим открытиям, не принимая их на веру, но и не отвергая «с порога».

Был ли в СССР построен социализм? Над этим вопросом сломано столько перьев и пролито столько чернил, что многих он уже просто раздражает. Но, может, нужно ставить вопрос иначе: какой социализм строили в СССР?

Александр Дюма

"Кулинарный словарь"

БИФШТЕКС по-английски

=====================

Мне помнится, как бифштекс появился во Франции после войны 1815 года, когда англичане два или три года оставались в Париже. До тех пор наши кухни так же различались, как наши взгляды и убеждения. И мы не без некоторого опасения наблюдали за тем, как бифштекс потихоньку старался поселиться в наших кухнях. Однако кое-что всегда отличает бифштекс французский от английского. Мы готовим блюдо из куска филейной части, а наши соседи берут то, что мы называем филейной вырезкой. Hо у них эта часть говяжьей туши всегда мягче, чем у нас, потому что они лучше кормят животных и забивают их в более молодом возрасте, чем это делается во Франции. Итак, они берут эту часть говяжьей туши, нарезают ее кусками толщиной полдюйма, слегка отбивают и жарят на чугунной пластине, специально приспособленной для этой цели, используя не древесный, а каменный уголь.

Miroljubov Jury / Sobranie sochienij, Tom 17

Materiali k Istorii Kraine-Zapadnikh Slawiani

ISBN 3-9801158-9-5

Alle Rechte vorbehalten

© by Mrs. J. Miroluboff,

Heinrichsallee 35, D-5100 Aachen

ISBN 3-9801158-9-5

Gesamtherstellung: Druckerei KLIEMO — Eupen

Встречи с произведениями подлинного искусства никогда не бывают скоропроходящими: все, что написано настоящим художником, приковывает наше воображение, мы удивляемся широте познаний писателя, глубине его понимания жизни.

П. И. Мельников-Печерский принадлежит к числу таких писателей. В главных его произведениях господствует своеобразный тон простодушной непосредственности, заставляющий читателя самого догадываться о том, что же он хотел сказать, заставляющий думать и переживать.

Мельников П. И. (Андрей Печерский)

Полное собранiе сочинений. Изданiе второе.

С.-Петербургъ, Издание Т-ва А.Ф.Марксъ.

Приложенiе къ журналу „Нива" на 1909 г.

Томъ седьмой, с. 496–505.

…. Если признать, что, кроме Холокоста евреев нацистами, были и другие холокосты, не менее кровавые, иногда… Не случайной была мгновенная отрицательная реакция на попытки объявить «холокостом» советский голодомор 30-х гг. прошедшего века на Украине. Что касается связи армянского терроризма с палестинским (и вообще — арабским), то она не подлежит никакому сомнению. Кстати, в конце XIX-начале ХХ вв. армянские террористы-фидаины, в частности, дашнаки и крупная буржуазия (Хатисов, Манташев и др.) сыграли достаточно разрушительную, антигосударственную роль в российской Великой Смуте. Желаю Вам всего самого наилучшего и успехов в поисках Истины. Искренне Ваш В. Акунов.

из письма В. Акунова

Алексей Егорович РАЗИН

ИЗЯСЛАВ-СКИТАЛЕЦ

В Олеговом лесу было одно особенно привольное местечко. На откосе горы раскинулась поляна - из лесу на нее выступали четыре дуба, густые, кудрявые, свежие, возле них гремел небольшой ключ, трава свежа и нетоптана. Пониже, под горой, в потных местах, держался кабан; повыше нередко попадался олень; медведь-пустынник ходил за ягодами, лось-сохатый щипал рябиновые побеги.

Со времен Святослава положен на лес строгий запрет, и никто из простых людей не смел в нем тронуть зайца, не то что княжеской зверины: кабана, лося, медведя. Князь Владимир наезжал сюда на охоту, а после него нога человечья почти в него не ступала. Ярослав Мудрый охотником не был, Изяслав тоже охоты не любил, и зверь плодился и жил по своей звериной воле, хотя от Киева до средней Олеговой поляны было не больше пятнадцати верст.

От издателя Ближний Восток — древнейший регион фиксации мифов, отстоящих от нас на пять тысячелетий. Объединение в рамках одной книги шумерских, аккадских, хеттских, хананейских, египетских и, наконец, еврейских мифов обусловлено географической, политической, экономической и культурной близостью этих народов. Это позволяет рассматривать еврейскую Библию как итог религиозно-мифологического развития не одного народа, а всего Ближнего Востока и примыкающего к нему Египта, страны библейского Исхода. Художественный пересказ мифов сопровождается историко-культурным комментарием. Для историков, филологов, искусствоведов и широкого круга читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любое стихотворение Эдуарда Асадова – торжество смелых и благородных чувств, отстаивание высоких идеалов.

…Севастополь! В рассветном сияньи ночиЧто ответил бы я на вопрос такой?Я люблю его яростно, всей душой,Значит, быть беспристрастным мне трудно очень.Но, однако, сквозь мрак, что рассветом вспорот,Говорю я под яростный птичий звон:Для друзей, для сердец бескорыстных онСамый добрый и мирный на свете город!Но попробуй оскаль свои зубы враг —И забьются под ветром знамена славы!И опять будет все непременно так:Это снова и гнев, и стальной кулак,Это снова твердыня родной державы!Книга также выходила под названием «Дума о Севастополе (сборник)».

Это роман, все герои которого существовали на самом деле. Почти все его события документально зафиксированы. А сам роман состоит из слов, которые действительно были сказаны; из проповедей катаров, которые были произнесены на самом деле; из точных жестов их христианских ритуалов; из цитат допросов инквизиторов; из безжалостного и холодного рвения их приговоров. Роман, где рассказывается об ужасном конце окситанского катаризма в начале 14 столетия через призму живой страсти одной их последних верующих, Гильельмы Маури из Монтайю: молодой женщины, которая, не поколебавшись, пошла против течения, вся, полностью отдавшись своему религиозному и любовному выбору. И это течение унесло ее жизнь…

Теперь автор предлагает новую книгу, новый фрагмент мозаики. Новый пазл огромной фрески, грандиозной картины под названием «Зима катаризма», которую я попыталась нарисовать, передать ее в красках, во плоти, в контексте — через призму судьбы нескольких персонажей, живших в в первой трети XIV-го века, в те исторические времена, когда в Окситании под ударами Инквизиции погибла Церковь добрых людей.

Славному пастуху далеких перегонов скота через Пиренеи и беглецу из–за ереси, Пейре Маури, родом из Монтайю, в течение двадцати лет удавалось избегать Инквизиции. Меж вершин высокогорной Сердани и зимними пастбищами королевства Валенсия, он жил как свободный человек, исповедуя свою катарскую веру. Подлинная история, подлинный роман — в этой книге еще раз соединились незаурядные писательские качества и искренние чувства, обеспечившие успех Нераскаявшейся.

В Сынах Несчастья описана первая половина жизни Пейре Маури на фоне ужасной хроники уничтожения христианской Церкви.

Любящая веселье наёмница азари обнаруживает себя в крайней запутанной ситуации, когда её похищают страшные пришельцы, пришедшие из-за рубежа исследованной галактики. Эти похожие на азари существа называют себя «людьми». Похоже, что они скрытно блуждают на границах освоенного космоса, действуют чужими руками, проводят тайные операции и у них найдётся выгодное предложение для предприимчивой азари…

Кроссовер между новой серией игр Икс-Ком (2012 года) и серией игр Масс-Эффект

Все переведенные главы.