1917-й - Год побед и поражений

Владимир Савельевич Войтинский

1917-й. Год побед и поражений

Под редакцией

доктора исторических наук

Ю. Г. Фельштинского

Вступительная статья

доктора исторических наук

Г. ЧЕРНЯВСКОГО

Послесловие

доктора исторических наук Г. ИОФФЕ

В этой книге публикуются воспоминания В. С. Войтинского (1885-1960), непосредственного участника революционных событий в России начала XX в. В 1917 г. он являлся членом Исполкома Петроградского совета и комиссаром Временного правительства на Северном фронте. После революции жил в эмиграции.

Популярные книги в жанре История

Курс лекций для студентов ПСТБИ. 1999 год

От своих родителей, Тенгерекова Сергея Ивановича и Тенгерековой Лидии Николаевны в девичестве Сарбачаковой, я знал историю моего народа— теленгетов совсем иную, не такую какую нам преподносят до сей поры. Впервые официальное подтверждение истории моего народа теленгетов я нашел в трудах ученого тюрколога, профессора Уманского Алексея Павловича. Профессору Уманскому А.П. надо отдать должное, он всю свою сознательную жизнь посвятил восстановлению истории теленгетов 17— первой четверти 18 века. Его труды «Телеуты и русские в 17— 18 веках», «Телеуты и их соседи в 17— первой четверти 18 века» должны стать настольными книгами в каждой семье теленгета. Профессор Уманский А.П. одним из первых подверг ревизии труды академика Л.П. Потапова, он первый из отечественных историков на официальном уровне сказал о нас правду. В его трудах я впервые на официальном уровне нашел подтверждение той истории моего народа, которую поведали мне мои родители. Чтобы поведать вам историю теленгетов такой, какой мне преподнесли мои родители, мне пришлось в течение более двадцати лет вести по крупицам сбор и обработку материалов касающихся истории теленгетов.

На сегодняшний день я могу предложить моему читателю первую часть своей работы «Теленгеты до вхождения в состав Российской империи». В настоящее время мною готовится к печати вторая часть моей работы «Теленгеты под короной Российской империи».

Текст публикуется в авторской редакции.

УДК 930.26+551.46(023) Gunter Linde, Edmund Brettchneider In die Vergangenheit getaucht LEIPZIG, 1964 Перевод с немецкого Л. С. ГОРБОВИЦКОЙ и Н. М. СУББОТОВСКОЙ Водолаз поднимается на поверхность. В руке он держит старинный меч. Этот меч принадлежал некогда командиру фрегата, разбившегося о скалы и затонувшего в океане много веков тому назад… Сотни тысяч подобных реликвий хранит на своем дне Мировой океан. Все больше пополняются музеи находками водолазов. Но в наши дни эти находки уже не только счастливая случайность, удача отдельных любителей. Бурное развитие океанографии и водолазной техники вызвало к жизни новую отрасль науки: подводную археологию. Ученые и спортсмены-аквалангисты ведут систематическую работу по исследованию водных глубин, и постепенно все яснее вырисовывается перед нами картина жизни людей и целых народов ушедших веков, их быт, культура, экономика. Авторы в яркой и интересной форме дают исторический очерк подводных исследований со времен гибели кораблей самых древних мореходов до трагедии американской подводной лодки «Трешер». Большое внимание уделяют Линде и Бреттшнейдер исследованиям советских археологов. Они используют новейшие данные подводной археологии и океанографии. Книга представляет несомненный познавательный интерес, написана живо и увлекательно и рассчитана на широкий круг читателей.

Божественное Откровеніе не есть механическій диктатъ съ неба человѣку «неизреченныхъ» Божіихъ словъ. Апостолъ Павелъ повѣдалъ намъ, что онъ удостоился быть восхищеннымъ въ рай и слышать тамъ «неизреченные глаголы – ἄρρητα ῥήματα», но ихъ нельзя сказать человѣку прямо (2 Кор. 12, 4). Божественные глаголы, по внушенію Духа Божія, съ разной степенью ясности и совершенства воспринимаются и пророками и всякой вѣрующей душой. Они разнообразно воплощаются въ словѣ устномъ и письменномъ, равно какъ и въ религіозныхъ установленіяхъ. Субъективная призма человѣческаго духа, различно преломляющая вдохновенія Святаго Духа въ разныхъ лицахъ, въ разныхъ народахъ и въ разныя времена, придаетъ Божественному Откровенію человѣческую плоть и кровь. Богодухновенное разумѣніе людьми Божественнаго Откровенія включаетъ въ себя при этомъ неизбѣжно нѣкоторыя относительныя черты, связанныя съ языкомъ, культурой, національностью, физической символикой. Такъ получаются разные типы пониманія и переживанія христіанства: христіанство эллинское, римское, восточное, западное. Въ такомъ порядкѣ есть и русское христіанство. И это законно и нормально. Это цѣнное сокровище вѣры, а не какой то внѣшній наростъ и шлакъ, подлежащій тщательному устраненію съ ядра чисто Божественнаго Откровенія. Въ конкретности намъ не дано обладать абсолютно божественной формой истины. Конкретно намъ дана только «богочеловѣческая» ея форма, такъ сказать «абсолютно-относительная». Для христіанина это не парадоксъ, а священная антиномія Халкидонскаго догмата, спасающаго насъ отъ противоположныхъ ересей – несторіанства (невѣрующаго фольклора) и монофизитства (псевдо-христіанскаго спиритуализма).

Дипломная работа студентки исторического факультета ГОУ ВПО 'ТГПИ' (кафедра 'Всемирной истории'), посвящена роли Болгарии во второй мировой войне. Болгария была одной из стран Балканского полуострова, которая начала Вторую мировую войну на стороне агрессора и закончила войну на стороне стран-победительниц. В данной работе будет показан путь от сателлита Германии до союзницы СССР.

В исторических сочинениях, повествующих о замечательных временах Франциска I, Генриха II и его трёх сыновей, редко упоминается имя маршала де Вьейвиля. А между тем он принимал весьма близкое участие в самых важных переговорах, и ему надлежит занять почётное место в ряду великих государственных деятелей и полководцев той эпохи. Из всех современных ему историографов один лишь Брантом отдаёт ему должное, и это свидетельство имеет тем больший вес, что оба они стремились к одной цели, но были приверженцами разных партий.

Институт истории и этнологии им. Ив. Джавахишвили Отзыв на книгу «Осетия и осетины» Roland A. Topchishvili On Ossetian Mythologem of history: Answer on the book “Ossetia and Ossetians” Редакторы: доктор исторических наук Антон Лежава доктор исторических наук Кетеван Хуцишвили Рецензенты: доктор исторических наук † Джондо Гвасалиа кандидат исторических наук Гулдам Чиковани На протяжении своей многовековой истории, грузины имели длительные взаимоотношения со многими народами, в том числе – осетинами, неоднократно оказывая им помощь, поселив на исконных грузинских землях. Однако, оказавшись в плену подстрекательства со стороны Российской империи, осетины, в ответ на благородное отношение и предложенную со стороны грузин дружбу, начали присвоение исконных грузинских земель. Впоследствие они создали лже-историю, извратили грузино-осетинские связи. С данной точки зрения, ярким примером искажения подлинной сути предмета с обилием лже-свидетельств, служит изданная в 1994 году в Санкт-Петербурге объемистая книга, рассмотрению которой посвящена представленная ниже работа. © Топчишвили Р.А., 2005

Уже в течение нескольких лет в Лондоне под заглавием «Collection universelle des Mémoires particuliers relatifs á l'histoire de France» выходит полное собрание исторических мемуаров для французского читателя; это побудило издателя настоящего труда предпринять такое издание и на немецком языке, но расширив план французского издания, охватив все сочинения данного рода, какой бы истории они ни касались, на каком языке ни были написаны. Благодаря этому, а также присоединению к отдельным мемуарам обзоров всемирно-исторических событий данной эпохи и заполнению пробелов там, где мемуарист прерывает повествование, издатель надеялся возвысить это собрание до уровня некоего исторического целого и тем самым сделать его возможно более пригодным для той части читающей публики, для которой оно в сущности предназначено. По этой же причине он начинает свой труд с эпохи крестовых походов, ибо лишь отсюда можно хотя бы в некоторой последовательности вести издание мемуаров.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Войтовецкий

Maestro

Светлой памяти

Музыканта,

Мастера,

Друга.

Вечерние сеансы в кинотеатре имени Калинина начинались в четыре, шесть, восемь и десять. За полчаса до начала каждого оркестранты рассаживались на небольшой приземистой эстраде. Минута безмолвного ожидания, чуть слышное касание палочки о край барабана, шёпот "р-раз-два-три-четыре" - и тишину вспарывал жизнерадостный марш Исаака Дунаевского. Последующие двадцать пять минут оркестранты работали.

Илья Войтовецкий

Светка

Повесть

- ...Светка!

Она взглянула, ещё не узнав, но уже узнавая.

- Светка?!

- Да!..

- Светка, это ты?

Передо мной стояла пожилая... чересчур пожилая... передо мной стояла старуха - маленькая, сутулая; русые волосы перемешались с седыми; глаза... тусклые, когда-то серые... Вот они оживились.

- Не признал?

- С трудом.

- Изменилась?

- Изменилась...

Войтович Михаил

ВСЕ ГОРАЗДО СЕРЬЕЗHЕЙ

В кустах пpитаились маньяки. Они устpоились со всеми удобствами и уже cобиpались pаскупоpить бутылку одеколона "Василек", как тут кто-то выбpосил из окна многоэтажного дома пластиковую бутылку из под пива "Медовое Специальное". В ней пpавда находилось не пиво, а какая-то меpзкая зеленоватая жидкость, но вpяд ли это могло интеpесовать кого-то в тот момент вpемени. Бутылка упала на плиты дорожки, pазоpвавшись словно бомба. Рядом упал гpажданин Петpиков, на голову котоpому данная бутылка пpиземлилась непосpедственно пеpед этим событием.

Христа ВОЛЬФ

ОПЫТ НА СЕБЕ

Размышления к протоколу одного эксперимента

Не подлежит сомнению: эксперимент удался. Вы, профессор, один из величайших людей нашего века. К сиюминутной славе вы равнодушны. А мне правила секретности, которыми мы связаны, не только гарантируют строжайшую тайну во всем, что касается материалов нашего опыта, но позволяют включить эти непредусмотренные записки в протокол моего эксперимента.

Восполнить пробел в протоколе, подробно исследовав причины его возникновения, - лучшего предлога довести до вас свои соображения не найти. Устав отыскивать предлоги и отговорки, выскажу-ка все начистоту, воспользовавшись привилегией женщин, к которой они так редко обращаются, косвенный вывод, сделанный мною в тот период, когда я была мужчиной, вернее, намеревалась стать мужчиной. Мои свежие впечатления требуют выхода. Радуясь вновь обретенной власти над словами, я не могу не поиграть ими, не могу не насладиться их многозначностью, что, однако, не мешает мне со всей ответственностью заявить, что в моем протоколе вы познакомитесь с данными точными, безошибочными и однозначными.