100 знаменитых сражений

Как правило, крупные сражения становились ярчайшими страницами мировой истории. Они воспевались писателями, поэтами, художниками и историками, прославлявшими мужество воинов и хитрость полководцев, восхищавшимися грандиозным размахом баталий… Однако есть и другая сторона. От болезней и голода умирали оставленные кормильцами семьи, мирные жители трудились в поте лица, чтобы обеспечить армию едой, одеждой и боеприпасами, правители бросали свои столицы… История знает немало сражений, которые решали дальнейшую судьбу огромных территорий и целых народов на долгое время вперед. Но было и немало таких, единственным результатом которых было множество погибших, раненых и пленных и выжженная земля. В этой книге описаны 100 сражений, которые считаются некими переломными моментами в истории, или же интересны тем, что явили миру новую военную технику или тактику, или же те, что неразрывно связаны с именами выдающихся полководцев.

…А вообще-то следует признать, что истории окрашены в красный цвет, а «романтика» кажется совершенно неуместным словом, когда речь идет о массовых убийствах в сжатые сроки – о «великих сражениях».

Отрывок из произведения:

Очень долго почти каждый житель Земли мог быть уверен в том, что война не обойдет его стороной. Вся жизнь населения иной страны, области или города проходила от одной кампании до другой. Это не считая мелких вооруженных конфликтов вроде разбойничьих набегов, конфликтов с органами правопорядка, вооруженных восстаний и бунтов и т. д. Война, которая вроде бы была средством для достижения какой-либо цели, сама становилась целью, а политика и экономика в значительной степени ей подчинялись. «На войну» работали мозги, руки и кошельки. Появлялось все более совершенное оружие, все более хитроумная тактика, тратилась масса ресурсов всех видов. Все для того, чтобы уничтожить противника – убить его людей, забрать его территорию, возвыситься над ним. Даже защищающаяся сторона не отказывалась от агрессивных планов – война сама диктовала свои законы.

Другие книги автора Владислав Леонидович Карнацевич

Чтобы понять настоящее и предвидеть будущее, надо знать прошлое. А потому предлагаем вашему вниманию книгу о 500 ключевых событиях — поворотных моментах в истории человечества, — произошедших с древних времен и до наших дней. Одни из них «втискиваются» в рамки одних суток (как, например, Варфоломеевская ночь, «Бостонское чаепитие»), другие продолжались более длительное время — войны, революции, церковные соборы. Не меньшую роль, чем иные баталии или судебные процессы, сыграли в жизни людей выдающиеся достижения науки и техники. А еще эта книга о людях, которые жили в разные эпохи и в разных странах, о творцах и жертвах истории.

Во все времена религия играла огромную роль в жизни человека. Объясняла смысл существования, давала надежду, обещала свободу и счастье. Но различное понимание жизни приводит к тому, что даже самые устоявшиеся религиозные верования неизбежно таят в себе опасность раскола. А значит, появляются еретики, раскольники и сектанты. Но свобода совести — великое завоевание цивилизации, главное, чтобы личный выбор человек делал осмысленно, понимая цели и методы религиозного течения, к которому он собрался примкнуть.

Книга рассказывает о пятидесяти знаменитых сектах. Вы узнаете о давно ушедших в прошлое пифагорейцах, арианах, розенкрейцерах. О сатанистах и ваххабитах, деятельность которых постоянно будоражит общественное сознание. О баптистах, которые в настоящее время являются признанной во всем мире многочисленной протестантской церковью. В книге нашлось место и для довольно экзотических сект, не имеющих очевидного и четкого религиозного вероучения и далеко не сразу вызывающих ассоциации с религией.

Эта книга посвящена истории точных наук. В ней собраны сведения о ста знаменитых математиках, физиках, астрономах. Пусть и не первым, но одним из самых мощных очагов древней науки стала Эллада. Там же и зародился биографический жанр. И поэтому именно среди греков мы и начали искать наших первых героев. Затем мы переместились на Восток, который подхватил научную эстафету во времена Средневековья. И вновь вернулись в Европу к началу эпохи Возрождения. Рассказывая о наших героях, мы постарались делать акцент именно на биографических сведениях, создать портреты людей науки.

«Не было ни одного врага, которого он бы не победил, не было ни одного города, которого бы он не взял, ни одного народа, которого бы он не покорил», – так говорили об Александре Македонском древние историки. За всего лишь одно десятилетие Александр сумел создать державу, равной которой не знало человечество. О жизни великого полководца и государственного деятеля, о событиях эпохи царствования Александра Великого и рассказывает эта книга.

Герои этой книги – 10 великих полководцев, живших в различных странах и эпохах. Имена этих людей вписаны в историю человечества, но не золотыми, а красными буквами. Самое выдающееся сражение часто является и самым кровавым. Вряд ли стоит осуждать в этом героев нашей книги, но так хочется, чтобы список «гениальных полководцев» был закрыт навсегда…

В 1784 году Наполеон Бонапарт окончил парижскую Военную школу сорок вторым по отметкам из 130 обучавшихся. В 21 год он – младший лейтенант артиллерии. В 24 – бригадный генерал. В 25 – "спаситель Республики", подавивший роялистский заговор. В 30 – первый консул Франции. В 34 – император Франции. Затем были войны, великие победы "гения войны", покоренная Европа, лежавшая у его ног. Но все завершилось маленьким островом в Атлантическом океане, где он, практически в одиночестве, закончил свой земной путь…

Дмитрий Багалей и Александр Ахиезер, Николай Барабашов и Василий Каразин, Клавдия Шульженко и Ирина Бугримова, Людмила Гурченко и Любовь Малая, Владимир Крайнев и Антон Макаренко… Что объединяет этих людей — столь разных по роду деятельности, живущих в разные годы и в разных городах? Один факт — они так или иначе связаны с Харьковом.

Выстраивать героев этой книги по принципу «кто знаменитее» — просто абсурдно. Главное — они любили и любят свой город и прославили его своими делами. Надеемся, что эти сто биографий помогут читателю почувствовать ритм жизни этого города, узнать больше о его истории, просто понять его. Тем более что в книгу вошли и очерки о харьковчанах, имена которых сейчас на слуху у всех горожан, — об Арсене Авакове, Владимире Шумилкине, Александре Фельдмане. Эти люди создают сегодняшнюю историю Харькова.

Как знать, возможно, прочитав эту книгу, кто-то испытает чувство гордости за своих знаменитых земляков и посмотрит на Харьков другими глазами.

История, как известно, статична и не приемлет сослагательного наклонения. Все было как было, и другого не дано. Но если для нас зачастую остаются загадками события десятилетней давности, то что уж тогда говорить о тех событиях, со времени которых прошло десять и более веков. Взять хотя бы Средневековье, в некоторых загадках которого и попытался разобраться автор этой книги. Мы, например, знаем, что монголы, опустошившие Киевскую Русь, не тронули Новгород. Однако же почему это произошло, почему ханы не стали брать древний город? Нам известно, что народная героиня Франции Жанна Д’Арк появилась на свет в семье зажиточного крестьянина, а покинула этот мир на костре на площади в Руане. Так, по крайней мере, гласит официальная биография Жанны. Однако существует масса других версий относительно жизни и смерти Орлеанской девы, например, о том, что происходила она из королевской, а не крестьянской семьи, и что вместо нее на костер поднялась другая женщина. Загадки, версии, альтернативные исследования, неизвестные ранее факты – наверное, тем и интересна история, что в ней отнюдь не все разложено по полочкам и что всегда найдутся люди, которые захотят узнать больше и разгадать ее загадки…

Популярные книги в жанре История

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Красный лик.

"В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью... Указанная деятельность имеет место в иной, более важной среде, нежели потерпевшие разгром и дискредитировавшие себя в глазах общественного мнения т.н. "правозащитники".

Евгений Степанович КОКОВИН

СЕВЕРНАЯ ЗВЕЗДОЧКА ГАЙДАРА1

После продолжительного ярого шторма к пустынным берегам Беломорья подступило утреннее бледно-розовое затишье. Стылые воды Сухого моря ртутно покоились под низким безлучевым солнцем и казались тяжелыми и непроницаемыми. Прихваченный ноябрьским заморозком, мелковолнистый береговой песок походил на рифленое железо. Дальше он тянулся от берега к сопкам уже гладкий, словно отутюженный. За Сухим морем, как огромная камбала, распластался низкий и сумрачный остров Мудьюг. Еще в Архангельске Гайдар многое слышал о нем. В 1918 году интервенты устроили на острове каторжную тюрьму. За колючей проволокой, в дощатых, продуваемых всеми ветрами бараках и в полузатопленных водой землянках томились узники - большевики и заподозренные в сочувствии Советской власти северяне. Истощенных голодом, болезнями и пытками людей заставляли без всякой надобности перетаскивать с места на место камни и песок. В стены и в потолок тесной бревенчатой избы для допросов были вбиты крюки и скобы. Крошечный и всегда мирный кусочек земли в Белом море получил тогда новое название "Остров смерти". Смерть от голода и от тифа, смерть в ледяном карцере-подземелье, смерть в избе пыток, смерть от винтовочных залпов на расстрелах и от пистолетного выстрела "при попытке к бегству". Все это было десять лет назад. Сейчас Гайдар - корреспондент северной краевой газеты - приехал на Беломорье по заданию редакции. Он легко шагал по примерзшему песку и вглядывался через пролив в очертания недалекого острова. Его сопровождал местный житель Егорша. Егорше было четырнадцать, а в Поморье это уже возраст рыбацкий. На промысловых ботах и на рыбацких тонях можно встретить и десятилетних ребятишек-зуйков, но они к рыболовным сетям касательства пока еще не имеют. Они варят кашу, моют посуду да драят палубу. Зуйком, когда ему было девять лет, пришел на промысел и Егорша. Зуек - птица, большеголовая и тонконогая. А в Поморье зуйками с давних пор стали звать мальчишек, выходящих на промысловых ботах в море. Зуек работает, но заработка ему не положено. Только - харч. - Ты знаешь, что было на этом острове? - спросил Гайдар у своего спутника. - Как не знать, - деловито, по-мужски ответил Егорша. - Каторга была. У меня там дядя сгинул... - Большевик был? - Не-е. Он карбаса на Мудьюге оставил, а на тех карбасах люди на наш берег с острова бежали. Вот его беляки и забрали по доносу. Кто говорит расстреляли, а кто - будто на Иоканьгу, на другую каторгу отправили. Только домой он не вернулся. - Кто же донес? - спросил Гайдар. - Потом узнали? - Ничего не узнали. Поговаривали, что Шунин, а кто говорил, что сын Гроздникова. - Кулаки? - Ясно дело, не из наших, - подтвердил Егорша. - Сын Гроздникова белогвардеец был, в отпуск тогда к отцу приезжал. Егорша помолчал, потом сказал: - У нас и сейчас дела неладные. И все они... - А что? - спросил Гайдар. - Третьего дня Анку Титову чуть не убили. Секретарь она в сельсовете и комсомолка. - И опять не узнали? - Ни-и. Милиционер приезжал, а только ни в чем не разобрался. "Не разобрался, - сердито подумал Гайдар. - Значит, в этом должна разобраться газета!" Егорша остановился, оглянулся: - И чего это мать копается?! Вечно вот так, - ворчливо сказал он. - Давно бы к тоне подъехали. Хоть карбас-то не обмелел. - Хороший карбас? - спросил Гайдар. - Какое там! - махнул рукой Егорша. - Разве он хороший даст. На хороших он сам промышляет. - Кто сам? - Да Шунин. Карбас-то у нас не свой, его. Ему мать сети вяжет, а он нам за это карбас дал. Эх, свою бы нам посудину! В голосе парнишки Аркадий почувствовал неизбывную горечь и светлую мечту о карбасе - о своей посудине. - У него карбасов много, - чуть подумав, сказал Егорша. - Вот он и сдает внаем за сети, за рыбу, а сетей у него тоже хватает, их тоже сдает мужикам за рыбу. Завидущий. - Так у вас же колхоз есть. - Есть. Да в колхоз кто идет, кто нейдет. А бывает, идут, потом обратно вертаются. - А кто в колхозе заправляет? - Василий Федоров, хороший такой, нашенский. Он из Красной Армии вернулся. Подошла мать Егорши - высокая, худощавая поморка в летах. Приветливо поздоровалась, не опросив Гайдара, кто он и откуда. - Поехали? - Давно пора. Молча втроем подошли к карбасу. - И ты с нами? - спросила поморка, впрочем, без особого удивления. - Хочу посмотреть, - сказал Гайдар. - Ну-ну, - согласно кивнула женщина. "На этого Шунина нужно посмотреть, - подумал Аркадий Петрович - По всему видно, паук не из мелких. А с Василием Федоровым поговорить. Если Егорша говорит "нашенский", значит, ему-то и нужно помочь. В Красной Армии служил..." Сразу же возник образ: красноармейский шлем, шинель, звездочка... Как все это было близко и дорого Аркадию Петровичу! - Ну, с богом! - сказала женщина, берясь за весла. Стоя в карбасе, Гайдар взглянул на розовеющее поздним восходом небо. На востоке он вдруг заметил маленькую, чуть мерцающую одинокую звездочку. "Не первой величины, но моя, солдатская! А может быть, и писательская!" подумал Гайдар. Занятые работой на веслах, Егорша и его мать не обращали внимания на корреспондента. А у Гайдара уже рождался замысел очерка. ...Оказалось, здесь люди заняты не только промыслом рыбы. Они еще заготовляли лес. Федоров, организатор колхоза, о котором говорил Егорша, уехал на лесозаготовки. Неделю назад там злая рука подкулачника перерезала гужи у конного обоза. Сегодня утром, когда Гайдар с Егоршей выезжали на тоню, тот же нож уже подобрался к лошадиным шеям. Не застав дома Федорова, Аркадий Петрович решил навестить Шунина, того, что за сети и рыбу сдавал внаем-аренду свои карбаса. Дом у Шурина был добротный, пятиоконный, под железной крышей. А хозяин выглядел тихим и смиренным мужичком с маленькой, аккуратно подстриженной бородкой. Внешность Шунина удивила Гайдара. Ни о карбасах, ни о перерезанных гужах Гайдар даже не заикнулся. А о колхозе все-таки спросил: как, мол, народ относится?.. - А что колхоз... Мое тут дело сторона, - отвечал Шунин с едва заметной усмешкой. - Ну и пускай колхоз. Я колхоза не трогаю. Человек не рыба: не треска, не селедка, чтобы ему косяком ходить. Работать надо, а не в стада сбиваться... "Страшный человек, страшный своей видимой смиренностью. Вредный, и особенно - для колхоза", - подумал Гайдар, но пока промолчал. С Василием Федоровым он встретился на другой день перед колхозным собранием. Бывшие воины Красной Армии, они долго толковали - у них легко нашелся общий язык. ...В Архангельск Аркадий Петрович уезжал на дровнях, на низкорослой, но бойкой лошадке-мезенке. Наступали сумерки. Небо пустовало. Не было ни единой звездочки. Зато тетрадь Гайдара была заполнена суровыми фактами, жесткими цифрами, фамилиями. И в той же тетради уже был начат очерк о рыбаках. Гайдар, командир полка, журналист и писатель, готовился дать бой кулачью за рыбацкую бедноту, за колхоз. На странице у заголовка очерка горела пятилучевая звездочка. Северная звездочка Гайдара, которая скоро, очень скоро достигнет первой величины.

Льюис Ламур

Поставить клеймо

Перевод Александра Савинова

Боудри въехал во двор ранчо на закате, и крупный мужчина, стоящий в дверях, поднял руку в приветствии.

- Слезай с коня и отдохни! Издалека?

- Из Форт Гриффин. У вас найдется ужин?

Двое ковбоев, сидящих на ступенях барака, внимательно смотрели на него.

- Это ведь ранчо "О-О"? - спросил Чик.

Мужчина сошел с крыльца. Он был небрит, губы у него были тонкими и жесткими. Чик Боудри старался не поддаваться эмоциям, но к этому человеку трудно было испытывать добрые чувства.

Льюис Ламур

Тот, кто справился с Малышом Мохаве

Перевод Александра Савинова

Мы доели стейки из антилопы с бобами, на печке опять стоял кофейник, а в нем закипал крепкий, черный "ковбойский" кофе - такой, который варится над походными кострами, сложенными из сухих веток креозотового и железного дерева.

Ред чистил карабин, Док Ландер откинулся на спинку кресла с зажженной трубкой. Печка раскалилась докрасна, запас дров был достаточным, нас ждали разобранные на ночь постели. Стояла ранняя осень, но ночи были уже прохладными. В кобуре, повешенной на спинку кровати, лежал старый револьвер с потертой рукояткой; и было видно, что и кобурой, и револьвером в свое время пользовались часто.

Евгений Паршаков

Экономическое развитие общества

(Концепция кооперативного социализма)

Аннотация

Паршаков Евгений Афанасьевич

Экономическое развитие общества (Концепция кооперативного социализма) Историческое исследование

Книга издана в авторской концепции

ПРЕДИСЛОВИЕ

XX век - век появления на Земле нового феномена. Этот феномен появился на рубеже XIX-XX вв. и с тех пор властно шествует по планете, не считаясь ни с чем: ни с государственными границами, ни с национальными и языковыми различиями, ни с социальным и политическим строем. Этим феноменом является научно-техническая револЯция.

Анатолий Тютюник

Князь Святополк не был окоянным!

Он не убивал своих братьев Бориса и Глеба... Почти тысячу лет один из русских князей носит, словно позорное клеймо, прозвище "Окаянный". Потомки прозвали его так за то, что, домогаясь киевского престола, он убил трех братьев. Двое из них вскоре были канонизированы, то есть причислены к лику святых русской церкви. Однако в событиях, связанных с гибелью сыновей великого князя Владимира Святославовича, осталось немало темных обстоятельств. Но, рассказывая о тех далеких временах, по традиции мы продолжаем называть князя Святополка "Окаянным", приписывая ему то, чего, может быть, он и не совершал. Напомним, как об этом рассказывает "Повесть временных лет" - основной источник наших знаний о Древней Руси. Великий князь киевский Владимир Святославович скончался неожиданно 15 июля 1015 года. Все его сыновья в этот момент находились в своих "уделах". Только Борис Ростовский, которого отец держал при себе, был в походе. Незадолго до кончины князю Владимиру стало известно, что в сторону Киева движутся печенеги, и он послал сына с войском в степь навстречу кочевникам. В столице оставался лишь Святополк, приемный сын князя. Он и занял освободившийся великий стол. Сразу же коротко поясним. Изгнав в 980 году из Киева старшего брата Ярополка, который вскоре был убит, князь Владимир взял себе его жену, гречанку. Ее, юную монахиню, привез с собой из похода "красоты ради лица" отец братьев Святослав Игоревич. Когда красавица гречанка досталась Владимиру Святославовичу, была она уже, как говорит наш древний автор, "непраздна" и скоро родила сына, которого и назвали Святополком. Вскоре после того, как Русь приняла христианство - это произошло в 988 году, Владимир разделил ее между двенадцатью сыновьями, включая и Святополка. Ему была выделена Турово-Пинская земля. Историки полагают, что под влиянием своего тестя, польского короля, Святополк впоследствии вошел в заговор, цель которого - свержение киевского князя. Однако заговор был раскрыт, и Святополк посажен в темницу где-то неподалеку от Киева. Освободил его Владимир лишь незадолго до своей кончины. А теперь вернемся к основной нити нашего рассказа. Борис Владимирович, не встретив печенегов, возвращался домой. В лагере близ Переславля его застала весть о кончине отца. Дружинники, обещая поддержку, предлагают ему идти занимать отцовский престол. Однако молодой князь отказывается: не хочет он поднять руку на старшего брата и тем внести раздор. Ратники расходятся по домам, Борис остается в лагере с небольшим отрядом. Святополк, узнав, что войско покинуло князя, решается его умертвить. В одну из ближайших ночей подосланные убийцы напали на лагерь... Следующей жертвой Святополка стал младший брат Бориса - Глеб, княживший в Муроме. Получив письмо, что отец болен и просит его приехать. Глеб, не мешкая, отправился в путь. Неподалеку от Смоленска его встретили убийцы, посланные Святополком.... Третьим погиб Святослав, княживший в Древлянской земле. Он пытался бежать, но где-то у границ Венгрии был настигнут посланной Святополком погоней. Так рассказывает летопись. Но попробуем взглянуть на проблему иначе: допустим, Святополк не убивал своих братьев. Поставив так вопрос, посмотрим, нет ли подобных мыслей у наших историков. И выясняется: ни у В. Н. Татищева, ни у Н. М. Карамзина, ни у С. М. Соловьева, ни у В. О Ключевского, ни у других менее известных именно так вопрос никогда не ставится. Все они принимают как истину слова летописца: Святополк - убийца своих двоюродных братьев. Дальнейший поиск привел меня к работе современного историка М. X. Алешковского "Повесть временных лет", в которой ученый детально исследует эту летопись. Включившись в давний спор о дате канонизации Бориса и Глеба: состоялась ли она при Ярославе Мудром (двоюродном брате Святополка) или позже, М. X. Алешковский считает, что она произошла после его смерти. Очень интересен другой вывод ученого: "Если канонизации Бориса и Глеба при Ярославе не было, а Ярослав не назвал ни одного из своих сыновей именами братьев и, что особенно важно, не противился назвать именем их убийцы одного из старших своих внуков (речь идет о будущем великом князе Святополке Изяславиче. - А. Т.), то сам этот убийца либо не был еще предан церковному проклятию, либо... не был убийцей". Но, высказав такое предположение, историк, к сожалению, не стал развивать эту тему дальше. Однако есть ряд любопытных фактов, которые проливают свет на эту темную историю, но не привлекают пока внимания исследователей. Речь идет прежде всего об одном из памятников древнескандинавской литературы, а именно "Саге об Эймунде". Она посвящена событиям на Руси первой четверти XI века, о которых идет речь и в нашем рассказе. В этом, впрочем, нет ничего удивительного. Между древними русами и их северными соседями на протяжении веков существовали оживленные связи, о чем свидетельствует богатая литература и у нас, и у скандинавов. Коротко содержание ее таково. Эймунд, сын Ринга - одного из норвежских вождей-конунгов, вынужден покинуть страну после того, как его отец правитель области - был из нее изгнан. "Я слышал о смерти Вальдемара-конунга с востока из Гардарики,-сказал Эймунд, обращаясь к своим боевым товарищам. - И эти владения держат теперь трое сыновей его. Он наделил их не совсем поровну. Одному досталось больше, чем тем двум. И зовется Бурислав тот, который получил большую долю отцовского наследия. Другого зовут Ярицлейв, а третьего - Вартилав. Бурислав держит Кенугард, а это лучшее княжество в Гардарики. Ярицлейв держит Хольмгард, а третий Палтескью. Теперь у них разлад из-за владений". Далее следует рассказ о том, как Эймунд и его товарищи служили у конунга Ярицлейва, а потом у Вартилава. В приведенном отрывке фигурируют почти все действующие лица нашего рассказа. Вальдемар - это Владимир Святославович, великий князь. Ярицлейв еще один его сын, новгородский князь Ярослав. Вартилав - он в данном случае нас не интересует - это полоцкий князь Брячислав. Кенугард, Хольмгард и Палтескью - соответственно: Киев, Новгород и Полоцк. Гардарики - название Руси у скандинавов. Как видим, "Сага об Эймунде" рассказывает о событиях, развернувшихся после смерти Владимира Святославовича, почти так же, как и наша "Повесть временных лет". Главные ее действующие лица - киевский и новгородский князья, сыновья князя Владимира, борющиеся за великий стол. Глеб и Святополк не упомянуты вовсе. Ну и что же Бурислав? С самого момента введения саги в научный оборот (это произошло почти полтора века назад) исследователи считают, что под именем Бурислава выведен Святополк. Считается, что автор спутал имена русских князей. Действительно, если следовать за "Повестью временных лет" (в которой Святополк убивает Бориса и его братьев), мы вынуждены согласиться с утверждением: да, под именем Бурислава в саге действует Святополк. Но давайте порассуждаем. Все действующие лица (русские) в саге названы правильно, неправильно же назван лишь Святополк. Почему? Далее, в саге вообще не упоминается об убийстве сыновей князя Владимира. Может, автор об этом не знал? Сомнительно, он очень хорошо информирован, об этом говорит все содержание саги. Тогда напрашивается вывод: Святополк никого не убивал, автор вообще мог не знать о его существовании, а под именем Бурислава в саге действует... Борис. Естественен вопрос: насколько мы можем доверять литературному произведению и можем ли мы вообще рассматривать его как исторический источник? Вот мнение нашего знаменитого историка-скандинависта М. И. Стеблина-Каменского. Ученый утверждает, что в каждой саге "всегда наличествует та или иная историческая основа, то есть историческая правда, как бы ни была она труднопрощупываемой". Сделав допущение: Святополк никого не убивал, попытаемся представить, как могли бы в этом случае происходить события. Итак. 1015 год, вторая половина июля. Борис Владимирович, не встретив в степи печенегов, возвращается с войском домой. На реке Альте неподалеку от Переяславля последняя большая остановка. Когда ратники уже расположились на отдых, прискакал гонец из Киева. Великий князь скончался, сообщил он, престол захватил Святополк, но киевляне хотят иметь своим князем его, Бориса. Посоветовавшись с боярами, многие из которых не один год служили его отцу, Борис Владимирович принимает естественное решение: он согласен занять великий стол. А что же в это время делает Святополк? Он пытается заручиться поддержкой киевлян. Князь приглашает во дворец известных в городе людей и раздает им богатые подарки. Но когда Святополку сообщили, что Борис находится уже в нескольких часах езды от столицы, он, бросив все, бежал из города. Подтверждение этому находим в одной немецкой хронике, составленной епископом из города Мерзебург Титмаром. "Престарелый король (князь Владимир Святославович. - А. Т.) умер, - пишет он, - оставив двум сыновьям все свое наследство. Третий же, находившийся до сих пор в тюрьме, позднее освободившись, бежал и, оставив там (в Киеве. - А. Т. ) жену, ушел к тестю". Речь в этом отрывке идет именно о Святополке. Мы уже упоминали о том, что Святополк за участие в заговоре был посажен князем Владимиром в темницу, и о том, что тестем его был польский король Болеслав Храбрый. И перед тем, как убежать в Польшу, Святополк согласно "Повести временных лет" убил трех братьев. Однако странно: Титмар Мерзебургский, всегда прекрасно информированный, не упоминает в своей хронике о таком зверстве. Немецкий хронист, рассказавший подробнейшим образом о браке Святополка и дочери Болеслава Храброго, о заговоре против киевского князя, о его заключении в тюрьму, не мог не упомянуть об убийстве братьев событии чрезвычайном и неординарном. Если бы только оно произошло в действительности... Как и скандинавский автор, немецкий хронист или ничего не знал об убийствах, или Святополк никого не убивал! Впрочем, не будем сразу же утверждать категорично, что не убивал никого. Он мог быть виновником гибели одного брата, Глеба. По летописи, Святополк направил в далекий Муром, где княжил Глеб, письмо: "Приезжай скорей, отец болен". Хотя к тому времени князь Владимир был уже мертв. Глеб, быстро собравшись, с небольшой дружиной едет в Киев. Недалеко от Смоленска он был убит людьми Святополка. Так рассказывает "Повесть временных лет". И снова парадокс. Дело в том, что муромский князь все это время находился в Киеве: его по причине молодости отец держал при себе. Сведения об этом встречаем в некоторых литературных памятниках, в частности в одном из "житий", посвященных Борису и Глебу. Такого же мнения придерживаются и некоторые историки. Глеб Владимирович, оставшись в Киеве один после смерти отца, - ему, может быть, не было и двадцати лет, - был сразу же оттеснен в сторону своим энергичным 35-летним двоюродным братом. Видя, как решительно тот начал действовать, он понял, что ему лучше исчезнуть. И ближайшей ночью князь тайно покинул город, направившись в свою вотчину Муром. И вот здесь мы можем допустить: Святополк, поняв, что столь желанный его сердцу престол он теряет, в порыве ненависти мог послать за Глебом убийц. Но престол утерян. Утвердившись на киевском престоле, Борис - продолжим наши предположения вскоре начинает войну с братом, новгородским князем Ярославом, которого впоследствии назовут "Мудрым". ...Два войска встретились на Днепре, недалеко от Любеча. Интересно, что в скандинавском памятнике тоже упоминается река. "Бурислав выступил из своих владений, - рассказывает сага, - против своего брата, и сошлись они там, где большой лес у реки, и поставили шатры так, что река была посередине". И "Сага об Эймунде", и "Повесть временных лет" сообщают, как долго не решались противники напасть друг на друга. Наконец решился новгородский князь. Ночью, переправившись через реку, Ярослав внезапно атаковал. Войско Бориса (а по летописи - Святополка) было разгромлено. Это произошло осенью 1015 года или, что вероятнее, весной следующего. Потерпев поражение, Борис Владимирович направился в Ростов. Где еще мог отсидеться князь, потерявший все (или почти все) войско, как не в своей вотчине? В любом случае у него просто не было выбора. И, может быть, оправившись от поражения, он рассчитывал собрать новые силы и попытаться взять реванш - вернуть утраченный престол. О пребывании князя Бориса именно в Ростово-Суздальской земле упоминает и скандинавская сага. "Мне говорили, - сказал Эймунд Ярнцлейву (Ярославу), что Бурислав-конунг жил (после поражения.- А. Т.) в Бьярмаланде зимой, и узнали мы наверное, что он собирает против тебя множество людей". Что же это за таинственная земля - Бьярмаланд, то есть страна бьярмов? Откроем "Историческую энциклопедию". Бьярмаланда в ней нет, но есть Биармия, что, оказывается, то же самое: "...страна на крайнем северо-востоке Европейской части России, славившаяся мехами, серебром и мамонтовой костью; известна по скандинавским и русским преданиям IX - XIII веков". Некоторые историки считают, что Биармня, или Биармаланд, - это скандинавское название берега Белого моря, Двинской земли; другие отождествляют Биармию с "Пермью Великой". Существует также мнение, что Бьярмаланд располагался в границах, совпадающих с исторической областью, известной в наших источниках как "Пермь", а "Пермь Великая"- лишь часть ее. И занимала она земли "от Уральских гор до рек Печора, Кама и Волга" (цитирую "Советский энциклопедический словарь"). Но мы знаем, что Ростово-Суздальская земля в XI веке занимала территорию Верхней Волги, а ее северные границы простирались до Белого озера, то есть почти до Двинской земли. Следовательно, владения князя Бориса находились как раз на западе легендарной страны бьярмов - Бьярмаланда, как и сказано в скандинавском источнике. В следующем, 1017 году, князь Борис, собрав новое войско, снова идет на Киев против старшего брата. Сага живописно рассказывает, как горожане готовились к сражению, потом о самой битве. "Начался жестокий бой, и с обеих сторон пало много народу, - читаем мы в скандинавском литературном памятнике. - Там, где стоял Ярицлейв-конунг, был такой сильный натиск, что враги вошли в те ворота, которые он защищал, и конунг был тяжело ранен в ногу". И только огромным напряжением сил их удалось выбить из города, а потом и разгромить. В "Повести временных лет" упоминания об этом сражении нет. Но у В. Н. Татищева в его "Истории Российской" есть сообщение о нападении в этом году кочевников. Некоторые детали его совпадают с рассказом саги. "Того же году, - пишет наш историк, - пришли ко Киеву печенеги. И смешався с бегусчимн людьми, многие вошли уже в Киев. Ярослав же едва успел, неколико войска собрав, не пустить их в старый город. К вечеру же, собрав более войска, едва мог их победить". Обратим внимание на такую, в частности, деталь. В саге упоминается, что Ярицлейв был тяжело ранен в ногу. А из нашей летописи мы знаем: Ярослав был хром. И, наконец, последний эпизод. Борис Владимирович, потерпев снова поражение, на этот раз не стал возвращаться в Ростов Великий. Как можно понять из саги, он направился к кочевникам. И скоро, вероятно в том же 1017 году, князь Борис снова идет на Ярослава. Но на этот раз дело до сражения не дошло: Борис был убит дружинниками Эймунда. Итак, попытавшись представить, как могли бы происходить события при условии, что Борис не был убит и занял киевский престол, мы видим: их участники предстают перед нами в несколько ином свете, чем это рассказано в "Повести временных лет" Святополк может быть вероятным виновником гибели лишь одного брата - Глеба. Борис же погибает в междоусобной войне с Ярославом. В этой круговерти событий мы совсем забыли о третьем брате - князе Святославе. "Святополк же окаянный и злой, убил Святослава, - рассказывает "Повесть временных лет", - послав к нему к горе Угорской, когда тот бежал в Угры". Больше нам ничего о его гибели, да и о нем самом неизвестно. Думается, Святополк вряд ли имел какоелибо отношение к гибели древлянского князя. Почему, собственно, Святослав Владимирович должен был бежать в Венгрию - по некоторым сведениям, жена его была венгерской княжной, испугавшись какой-то мифической угрозы? У него ведь была дружина, которой, кстати, у Святополка не было, способная защитить своего князя. И на что, с другой стороны, рассчитывала кучка наемных убийц, если даже допустить, что Святополк посылал их, намереваясь расправиться с правителем княжества в его же доме? Мы оставляем в стороне вопрос: почему Святополк решил расправиться со Святославом, а не с новгородским князем Ярославом - противником значительно более серьезным? Ведь Борис, утвердившись на киевском престоле, начал войну именно с ним как наиболее сильным противником. И, наконец, почему, если Святослав убит, как и его братья, он не причислен к лику святых наравне с Борисом и Глебом? Дальнейшие события хорошо известны из наших летописей и иностранных источников. Летом 1018 года Святополк Ярополкович вместе со своим тестем Болеславом Храбрым выступили против киевского князя. Ярослав Владимирович был разбит на реке Буг, на Волыни. А в середине августа союзники уже вступили в столицу Руси. "Хотя жители пытались защищать город, - пишет Титмар Мерзебургский, - он быстро сдался иноземному войску, оставленный своим обратившимся в бегство королем. Киев 14 августа принял Болеслава и своего долго отсутствовавшего господина Святополка". Таким образом, спустя три года после памятного бегства Святополк снова занял киевский престол. Однако и на этот раз долго править ему не пришлось. Между ним и Болеславом вскоре произошел конфликт. Не без ведома Святополка поляков, расквартировавшихся по окрестным селениям и ведших себя весьма раскованно, начали убивать. И возмущенный Болеслав вскоре оставил своего союзника, забрав между делом значительную добычу. Ярослав Владимирович после поражения на Буге пытался бежать в Скандинавию - он был зятем шведского короля. Однако новгородцы не позволили ему этого, порубив суда, на которых он собирался отплыть. Городское вече решило помочь князю. На собранные деньги были наняты варяги. И скоро князь выступил против Святополка. На этот раз Ярослав занимает Киев без боя. Святополк, лишившись поддержки поляков, не решился вступить в сражение. На следующий год он делает еще одну попытку - последнюю - захватить киевский престол, но был разбит и спустя некоторое время умер. Рассказ о гибели братьев-князей (в летописи он выделен особо - "Об убиении Бориса") - позднейшая вставка: это доказано историками. Но когда он появился в том виде, в каком вошел в "Повесть временных лет", неизвестно. На этот счет существует несколько гипотез, знакомство с которыми отняло бы слишком много времени. Известно, что "Повесть временных лет" - так она стала называться лишь с XIX века - результат большого труда многих людей. "Повесть" составлена монахом Киево-Печерского монастыря Нестором, как считают ученые, около 1113 года. А уже в 1116 году появилась так называемая вторая редакция, а в 1118- третья. Они и дошли до нашего времени. Первая Нестерова - не сохранилась. При этом летописец-редактор вовсе не был похож на пушкинского Пимена: "...описывай, не мудрствуя лукаво, все то, чему свидетель в жизни будешь". Большой знаток русских летописей академик А. А. Шахматов утверждает: "Рукой летописца управлял в большинстве случаев не высокий идеал далекого от жизни и мирской суеты благочестивого отшельника... рукой летописца управляли политические страсти и мирские интересы". Когда, под чьим недружественным пером, в какой из этих редакций исчез живой человек - князь Святополк - и превратился в мифического злодея, убийцу трех братьев - "Окаянного"? Рассказав о кончине Святополка, - а он якобы перед смертью сошел с ума, наш древний автор пишет: "Все это Бог явил в поучение русским князьям, чтобы если еще раз совершат такое же, уже слышав обо всем этом, то такую же казнь примут. И даже еще большую, потому что совершат такое злое убийство, уже зная обо всем этом". Вот и идея: "в поучение князьям русским", во имя которой Святополк под пером летописца стал убийцей, а его двоюродные братья - святыми. Идею о князе-убийце породило то беспокойное время. И, перефразируя известное выражение, мы можем сказать: если бы Святополка не было, его бы пришлось придумать. Но, к сожалению, идея, освящающая их гибель: не подняли руки на старшего брата, даже чтобы защитить свою жизнь, - оказалась невостребованной Рюриковичами. Пример братской любви и покорности, который подали своей смертью Борис и Глеб, не удержали русских князей от бессмысленных братоубийственных войн. Почти пять веков продолжались княжеские усобицы на Руси... Не будем касаться подробно темы, когда и как Борис и Глеб стали нашими первыми святыми, - это предмет отдельного большого разговора. Братья, открывшие пантеон русских святых, - как они попали туда? "Они стали ими, пишет известный дореволюционный историк русской церкви Е. Е. Голубинский, по причинам политическим, не имеющим отношения к вере". Это крайняя точка зрения. Ответ на заданные вопросы, видимо, нужно искать, исходя из многосторонних интересов того времени. А они, в частности, заключались в том, что молодая русская церковь - напомним, Русь приняла православие незадолго до описываемых событий, в 988 году, - стремилась стать независимой от Константинополя. Канонизация братьев-князей - вопрос о ее дате все еще не решен окончательно историками - сам по себе факт знаменательный: Русь не только получила собственных святых, ее "защитников перед Богом", но это одновременно был и большой успех в борьбе с Византией - пусть не всегда видимой - за самостоятельность своей церкви.

Работа Б. Л. Фонкича посвящена критике некоторых появившихся в последние годы исследований греческих и русских документов XVII в., представляющих собой важнейшие источники по истории греческо-русских связей укатанного времени. Эти исследования принадлежат В. Г. Ченцовой и Л. А. Тимошиной, поставившим перед собой задачу пересмотра результатов изучения отношений России и Христианского Востока, полученных русской наукой двух последних столетий. Работы этих авторов основаны прежде всего на палеографическом анализе греческих и (отчасти) русских документов преимущественно московских хранилищ, а также на новом изучении русских документальных материалов по истории просвещения России в XVII в.

Того же автора:

РЕЛИГІОЗНЫЕ ОТЩЕПЕНЦЫ

Очерки современнаго сектантства. Два выпуска. Спб., 1904 г.Выпуск первый. 210 стр. Цена I руб.

Содержаніе: 1. Сютаевцы.—Проповедники мира, любви и братства— 2. Апостол Зосима.—Еретики.

Выпуск второй. 252 стр. Цена 1 руб.

Содержаніе: 1. Немоляки.—2. Медальщики.—3. "Вредныя секты": Бегуны. Неплательщики. Лучниковцы.—4. Новая секта (секачи).—5. Штунда среди великороссов.—б. Белоризцы.—7. Интеллигентная секта.—Десное братство.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Холодная война» в разгаре: СССР и США душат друг друга «в небесах, на земле и на море». Русские умельцы создают очередное «Чудо-юдо» — атомный подводный крейсер, не слышимый сонарами НАТО. В смертельной схватке побеждает тот, кто на долю секунды опережает врага. Чтобы заранее обнаружить «красное чудище», Запад не жалеет средств. Наконец, созданы «супер-уши» — системы «Посейдон» и «Краб». Они способны услышать за сотню морских миль шум железной бочки, выброшенной за борт. Но секретные чертежи «Посейдона» оказываются в сейфах «Лубянки».

Если в войне спецслужб случается что-то чрезвычайное — шерше ля фам. Нашу героиню не нужно искать — она всегда где-то рядом с людьми, посвященными в секреты НАТО. Ее имя — мадам Гали Легаре, ее псевдоним секретного агента КГБ — «Гвоздика».

Аннотация:

Продолжение приключений Романа Шишагова.

"Уходимец"

Книга вторая

По горячему следу

Девиз:

Если ты кому-то нужен, не спеши радоваться, постарайся понять - зачем?

Эпиграф:

Если рыщешь, ни срока, ни цели не зная,

Не считая врагов, не имея друзей,

Без грызни, скулежа, бестолкового лая,

Аннотация:

Среди темного леса на берегу тихой речки в маленькой хижине живет отшельник. Он знает множество древних сказаний и легенд. Однажды мальчик по имени Зерон услышит от него легенду о величайшем из всех драконов, который восстал против Создателя Мира. И была великая битва. Создатель в битве смертельно поражает дракона, но и сам получает рану, от которой не может оправиться. Дракон падает на Землю. Капли крови его застывают камнями-рубинами, а сам он обращается в скалу. Прикосновение человека к ней может оживить дракона, и человек тот станет властителем высшего мира. Но никто не знает где та скала. Так утверждает отшельник. Зерон горячо возжелает вернуть к жизни великого дракона, и пред своими сверстниками клятвенно обещает найти тайную скалу. Любое слово отзывается в вечности. Обращение к высшим силам, скрепленное клятвой, порождает лавину деяний, где могут исполниться самые невероятные желания. Но какой ценой?

Махно — выдающаяся личность, лидер анархистского движения на Украине, которого советская пропаганда называла бандитом, а о деле его умалчивала. Сейчас Нестора Махно сравнивают с Робином Гудом, Спартаком, «товарищем Че». Выходец из беднейшего крестьянства, он в 29 лет сумел собрать под флагом анархии 100-тысячную армию и начал создавать на юго-востоке Украины анархистское общество — трудовую федерацию, которая просуществовала 100 дней под постоянными ударами белых и красных. Кем же был Махно в реальной жизни? На этот вопрос и дает ответ книга, посвященная одному из самых известных украинцев ХХ века.