100 великих любовников

На страницах книги «100 великих любовников» вырисовываются новые образы известных и талантливых людей, их любовные истории, а в любви, как известно, наиболее ярко и неожиданно проявляется характер человека. Среди героев книги такие имена, как Людовик XIV, Иван Грозный, Петр Великий, Казанова, Чаплин, Мастроянни, Синатра, Делон, Клинтон и многие другие.

Отрывок из произведения:

«Что такое любовь? Это род безумия, над которым разум не имеет власти. Это болезнь, которой человек подвержен во всяком возрасте и которая неизлечима, когда она поражает старика. О любовь, существо и чувство непреодолимое! Бог природы, твоя горечь сладостна, твоя горечь жестока…» – восклицал Джакомо Казанова, великий итальянский любовник и авантюрист, чье имя давно стало нарицательным.

Любовь для Казановы, как для других персонажей книги, стала смыслом существования. К сближению с женщиной он относился так, как серьезный и прилежный художник относится к своему искусству. Однажды венецианцу предложили провести ночь со знаменитой куртизанкой Китти Фишер, но он отказался, поскольку не знал английского, а любовь без разговора не стоила для него и гроша…

Другие книги автора Игорь Анатольевич Муромов

Книга серии «100 великих» посвящена авантюристам. Одни из них испытывали судьбу, становясь пиратами, другие появлялись под чужими именами. Одни строили финансовые пирамиды и плели политические интриги, другие создавали новые религии, подделывали произведения искусства, шпионили… Но, так или иначе, все они пытались влиять на ход мировой истории. Представим самых известных – граф Калиостро, Емельян Пугачев, маркиз де Сад, Ванька Каин, Наполеон Бонапарт, Григорий Распутин, Сонька Золотая Ручка, Мата Хари…

Книга, продолжающая популярную серию «100 великих», повествует о самых знаменитых и интригующих кораблекрушениях в истории человечества — от испанских галионов конца XVI века до парома «Эстония», затонувшего в 1994 году. Читателя встретят в книге такие знакомые названия кораблей, как «Титаник», «Лузитания», «Адмирал Нахимов», подводная лодка «Комсомолец».

Во всемирной истории воздухоплавания наряду с выдающимися достижениями есть и немало печальных страниц. Стремление человека подняться в воздух и даже прорваться в космос всегда было сопряжено с огромным риском. В книге И.А. Муромова рассказывается о тех авиакатастрофах, что сильнее всего потрясли человечество в конце XIX — начале XXI века: от крушения аэростата «Зенит» до гибели шаттла «Колумбия».

Героинями книги «100 великих любовниц» являются императрицы, принцессы, фаворитки, актрисы, певицы, поэтессы — женщины, чьи любовные истории овеяны легендами, а имена стали нарицательными. Среди них Клеопатра, Мессалина, Помпадур, Нефертити, а также звёзды современного экрана — Дж. Коллинз, Э. Тейлор и др. Перед вами открываются удивительные картины любовных историй — с древних времён до наших дней.

Книга продолжает серию издательства «Вече» «100 великих».

С незапамятных времен людей манили дальние и загадочные страны, легенды о сказочных сокровищах, предания о «золотом веке», известия о счастливой и справедливой жизни «там, за горизонтом». Уже в государствах древности правители и полководцы снаряжали экспедиции на поиски новых морских и сухопутных путей, отправляли армии на покорение племен и народов «земель незнаемых». Позднее короли и султаны, коммерсанты и научные сообщества пытались раздвинуть границы известного мира, заглянуть в отдаленные уголки планеты. Но не все из отчаянных мореплавателей и землепроходцев возвращались к родным очагам.

Эта книга рассказывает об открытиях и удивительных судьбах великих путешественников и землепроходцев разных эпох и стран. Читатель встретит среди героев книги Геродота и Страбона, Марко Поло и Ибн Баттуту, Афанасия Никитина и Франсиско Писарро, Эрнана Кортеса и Ермака, Ерофея Хабарова и Семенова-Тян-Шанского, Николая Пржевальского и Миклухо-Маклая, Роберта Пири и Руала Амундсена.

Эта книга о тех женщинах, которые были не просто внешне красивы, но о ком можно воскликнуть с восхищением: «Какая красавица и какая необычная судьба!»

Героини — великие княгини, актрисы и певицы, музы поэтов и их жены. Вы узнаете о судьбе Нефертити, Рогнеды, Анны Ярославны, императрицы Марии Федоровны, Натальи Гончаровой, Коко Шанель, Шарон Стоун и других.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Амосов – один из пионеров советской сердечно-сосудистой хирургии – оставил человечеству тысячи спасенных жизней, несколько десятков книг и свою знаменитую гимнастику. Хирург-кардиолог и специалист в области кибернетики, ведущий специалист в СССР по операциям на сердце за годы творческой деятельности провел свыше 6 тысяч операций на сердце, впервые в стране произвел протезирование митрального клапана сердца, создал и первым в мире стал использовать искусственные сердечные клапаны с покрытием. Его научные работы посвящены хирургическому лечению болезней легких, сердца, кровеносных сосудов, медицинской кибернетике.

Повестью «Андрей Колосов» Тургенев не только сводил счеты с собственным юношеским романтизмом и восторженной мечтательностью; он включался и в общую борьбу с обветшалыми, но еще живучими романтическими традициями. Естественно, что новая, хотя во многом еще и незрелая, повесть Тургенева вызвала одобрение Белинского: «„Андрей Колосов“ г. Т. Л. – рассказ чрезвычайно замечательный по прекрасной мысли: автор обнаружил в нем много ума и таланта, а вместе с тем и показал, что он не хотел сделать и половины того, что бы мог сделать, оттого и вышел хорошенький рассказ там, где следовало выйти прекрасной повести».

   Все, кто кончал среднюю школу в России, говорят, что прочли "Войну и мир" от корки до корки. Но я хорошо помню, как мои сверстники, несмотря на единодушные комплименты взрослых художественным достоинствам толстовской прозы, пропускали десятки страниц пейзажных "описаний", следя только за фабулой. Тем с большей уверенностью я подозреваю, что и взрослые даже не коснулись последних ста страниц толстовской эпопеи, посвященных почти исключительно рассуждениям о человеческом поведении и движущих силах истории.

Как-то, приехав на пару недель в Нью-Йорк, мы с Сашей пригласили к себе писателя Марка Гиршина, незадолго до того приславшего нам рукопись своего романа «Брайтон Бич». К тому времени мы не только выпускали в свет журнал «22», но порой даже на заработанные журналом деньги издавали книги полюбившихся нам писателей-эмигрантов.

В тот приезд мы остановились в недорогом отеле «Роджер Вильямс», похвалявшегося тем, что в каждом его номере есть небольшая кухня – китченетт. Слово это можно было бы с легкостью расколоть на два – китчен(то-есть кухни) нет, тем более, что так оно и было. Вместо кухни был узкий стенной шкаф, стыдливо прикрывавший закопченную электрическую плитку на две конфорки, оснащенную помятой алюминиевой кастрюлькой и прогоревшей почти до дыр алюминиевой же сковородкой. Над этим великолепием простирал свои крылья распознаватель дыма, который при первой же попытке поджарить кусок мяса начинал истошно завывать дурным голосом, призывая на помощь неустанно стоящего на противопожарной страже дежурного администратора.

 Она без стука вошла в мою новую квартиру на второй день после нашего переезда из центра абсорбции в Тель-Авив. Было это в июле 1975, и я умирала от непривычной тель-авивской жары – мы приехали в  Израиль зимой, в последний день 1974 года, и я понятия не имела, что такое кондиционер и как он  включается. Я сидела на одном  из двух выданных нам Сохнутом стульев перед внушительной грудой обломков, в которую две таможни – советская и израильская – превратили наш небогатый багаж. Что с этой грудой делать, я тоже не имела понятия  - я не знала ни языка, ни законов моей новой родины, тем более, что три месяца из моих израильских шести я провела, мотаясь по еврейским общинам многочисленных американских городов с призывом помочь моим друзьям,  оставшимся в руках советской власти без меня.

Двухтомный роман-воспоминание Сергея Снегова «Книга бытия», в котором автор не только воссоздаёт основные события своей жизни (вплоть до ареста в 1936 году), но и размышляет об эпохе, обобщая примечательные факты как своей жизни, так и жизни людей, которых он знал.

Предисловие к роману Всеволода Вячеславовича Иванова «Похождения факира».

Введите сюда краткую аннотацию

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЧАсто задаваемые ВОпросы

по этологическому эссе «Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда»

Рассматривается влияние размера фаллоса на иерархическое и сексуальное восприятие мужчины. Основное внимание уделено этологическому аспекту вопроса.

Человек человеку всегда был интересен как объект изучения. Особенно – его поведение. Уже Гиппократ предложил систему классификации характеров, ту самую, про холериков-флегматиков, которой мы пользуемся и сейчас. Но по настоящему бурный интерес к изучению поведения человека появился лишь в конце 19-го века, и неразрывно связан с именем Зигмунда Фрейда. Фрейд был безусловно гениальной личностью, впервые заговоривший о подсознании и анализе подсознательной деятельности. Причём Фрейд, опережая на полвека появление этологии полагал, что корни подсознательного растут на почве биологической сущности человека! Сам он, кратко резюмируя свои научные достижения, формулировал это так – «Я открыл, что человек – это животное». Он имел в виду конечно же – поведение человека, ибо зоологическую принадлежность человека отряду приматов задолго до него определили Линней и Дарвин. И для таких заявлений требовалось большое научное и личное мужество, ибо предположения о животных корнях поведения человека очень многим не нравятся и сейчас. Однако, говоря о биологической сущности подсознательных процессов, и их влиянии на человека, он не предпринял даже попытки исследовать их физическую природу и генезис! Не удивительно поэтому, что его построения выглядели не очень убедительно, и постоянно подвергались критике.

Винни на мгновение оторвался от клавиатуры, чтобы вытереть лапой потный лоб. Сегодня ему на редкость везло. Несколько дней назад за банку из-под меда с двумя проводками и лампочкой на крышке, которую Кролик сослепу принял за высокоскоростной модем, он подбил его поковыряться ломом в распаячной коробке международной телефонной сети «САВА-International». Кролика засадили на пятнадцать суток, но теперь все счета за звонки за бугор, в соседний Лес, приходили на Дуб, Пчелам, отчего те сильно злились и обещали в будущем году поднять котировки на мед втрое. Винни Пух наскоро прозвонился в два соседних леса, где под именем Пятачка и паролем «ZHELUDD» слил здоровенную игрушку. После этого он принялся обзванивать все BBS (то есть, Brevno Board System) в пределах родного Леса. Сейчас разгоряченный модем производства компании «Кенга и К535РУ Communication Industries» понемногу остывал, политый водой из остывшего за трое суток чайника.