Скачать все книги автора Юлия Токтаева

Рагнарёк, Армагедон, Сумерки Богов. В разных мифологиях конец света наступает по разным причинам, когда он наступит, не знает никто, даже сами Боги, а причина может быть самой банальной;)

Герой сей сказки — мой брат. Собственно, это такое поздравление с днем рождения, сочиненное его другом Гари Одиным. Однако же, оба дали добро на появление рекомого произведения здесь. Да и я думаю, что оно просто может доставить вам удовольствие, кроме того, это пока единственное или почти единственное законченное произведение великого и ужасного Гари Одина, который, вполне вероятно, еще появится на просторах Овса, по программе минимум — в качестве постинга, (хотя, впрочем, мое присутствие на просторах Фидо под угрозой) по программе максимум — лично. Вместе со своим драконом, летописание приключений которого идет полным ходом.

Давным-давно земля стонала от войн. Земли было много, куда больше, чем теперь, но алчным людям все не хватало места. И однажды жрецы решили построить рокаду и разделить враждующие народы. И разделили. Раделили

Мир в котором дороги не соединяют, а разделяют, мир в котором свободны только звери, птицы, дети до четырех лет и… драконы.

Продолжение истории мальчика Годфри и дракона со странным именем Малыш.

Путишествия Подорожника заводят его далеко от дома, судьба дарит ему еще один шанс или наоборот жестоко насмехается… границы Рокад нерушимы или…

Азат — юноша который однажды помог дракону и его всаднику, что принесла ему эта встреча, что было потом? Мы это узнаем, обязательно узнаем.

Рокады по-прежнему разделяют землю и не дано людям пересечь незримые границы. История рокадского Икара, последняя история мира Рокада.

Hочь. Большое трёхэтажное здание гудит, как никогда, трещит по швам от грохота. Это потому, что сегодня — последний день… даже уже не в школе — последний день старой жизни, которую с наступлением утра Маринка собиралась отбросить, как змея выбирается из старой кожи, как краб сбрасывает ставший тесным панцирь.

Краб? Панцирь? Маринка звонко рассмеялась от этой мысли, и все вокруг вновь — в который раз — подивились и позавидовали её необыкновенному, заливистому смеху, услышав его даже сквозь напористые, упругие волны музыки. Панцирь? Маринка снова рассмеялась. Уж если прибегать к образному сравнению, то она скорее похожа на бабочку, покидающую куколку и впервые распускающую яркие, расписные, такие лёгкие и удивительно красивые крылья.

Златовар радостно гудел: наконец-то пришла зима. Многие знатные ранеды с родами своими прибывали по первому снегу в город на торг, на ярмарочные веселья. Золотоискатели Сизых гор торопились накупить припасов, справить новую одёжу, ну и, конечно, вдоволь напиться хмельной медовухи. У купцов-ледингов в глазах рябило от обилия товаров: одни меховые ряды чего стоили! Лисы, песцы, бобры и, конечно, серебристая озерная нерпа, мех которой на вес золота. Охотничий промысел в Озёрном княжестве не сравнить ни с чем. Что уж говорить о бочках прозрачного меда, солёной рябы и оленины! Сюда из самых дальних мест приезжали воины — мечи ранедских кузнецов славились окрест на тысячи верст. Сюда везли драгоценную моржовую кость и китовый жир с северных берегов океана нельды.