Скачать все книги автора Владимир Валериевич Стрельников

Поздняя осень в Ташкенте. Звучит красиво, правда? И выглядит тоже очень красиво тоже. И очень депрессивно. Большой город, омытый дождями от летней пыли и зноя, тяжелые серые тучи, уходящие на Восток, к горам, отрогам Чимгана. Которые прекрасно видно с верхних этажей зданий, особенно на холмах. Воздух наисвежайший, с запахом йода от палых листьев среднеазиатских орешин. Огромные лужи на асфальте дорог, разбрызгиваемые проезжающими машинами. Голые качающиеся под ветром ветки деревьев. Огромные стаи ворон, летающие над городом.

Когда хоронишь последнего из родственников, это очень грустно. Но, может быть, это начало нового пути твоего рода? Даже если для этого придется переселиться в новый мир! Мир, где нормальные люди горой стоят друг за друга, невзирая на национальность или цвет кожи. Где слово «свобода» и слово «смелость» идут плечо в плечо, вооружившись автоматами Калашникова. И не важно, что много тяжелой работы и опасность подстерегает повсюду. Потому что умелые и мозолистые руки одинаково легко управляются со слесарным инструментом и с пистолетом. Потому что готов насмерть защищать то, что тебе дорого. Потому что ты любишь и тебя любят.

Как это начиналось — попробую рассказать:

Какое-то нехорошее чувство заставило меня открыть глаза. Где-то на грани слуха, что-то крайне неприятное давило на голову. Рядышком спокойно посапывала жена, привычно столкнув меня на край кровати. Это что-то напоминало знакомую, но забытую опасность. Заныл старый шрам на копчике. У кого как, а у меня это значит неприятности. Большие неприятности. Попробовал перевернуться на бок и сильный удар снизу едва не сбросил меня с кровати. Гул, низкий, на грани инфразвука сменился грохотом и ревом! Звон бьющейся посуды внизу на кухне. Землетрясение! Здесь, в Татарии?! Резкий, грохочущий скрежет за стеной квартиры окончательно вбросил меня в этот мир.

Муэдзин как всегда вовремя. Разбудил меня пятнадцать минут назад. Каримов уже несколько лет как запретил использование звукоусилителей при призыве правоверных на намаз, так наш и одной глоткой справляется. Зевнув, я поглядел на циферблат российских часов, которые мне подарил в прошлом году отец. Как раз на шестнадцать лет. Да, неплохо мы с ним тогда время провели. И почему его вторая жена так меня ненавидит? Настолько, что не позволила отцу на похороны матери приехать, этой весной? Не знаю. Впрочем, я к этому уже привык. Когда десять лет из прожитых шестнадцати живешь с матерью, то как–то привыкаешь. Знаешь, что где–то далеко есть отец, есть еще родные, хоть и наполовину, но сестры. Симпатичные девчонки, и, в отличие от своей матери, незлые. По крайней мере, иногда СМС друг другу перекидываем. Впрочем, малявки они совсем, Ленке десять, а Маринке двенадцать лет.

Всякое бывает, когда возвращаешься с рыбалки поздней ночью. Или, точнее, ранним утром. Порой и жизнь после этого кувырком летит, а потом бежит вскачь, торопясь и припрыгивая. И попадаешь на горячие тропы иномирья, где реют над этими тропами горячие ветра, где из автоматов и пулеметов вылетают горячие гильзы, где орошаются тропы горячей людской кровью. Кровью врагов и товарищей. Но в жилах живых, парней и девчонок, мужчин и женщин, течет не менее горячая кровь, и потому поселенцы идут дальше. Шаг за шагом, километр за километром. И строят свою жизнь.

Блин, как прикольно проплывать над безмолвной землей на тяжелом корабле, отбрасывая огромную тень. Видеть закаты и рассветы с борта старого дирижабля, наблюдать с боевого поста звезды, смотреть на развалины старых городов поверх стволов тяжелых пулеметов.

Как здорово бродить по свету в компании таких же, как и я, удалых парней, которые готовы всякой нечисти рога отстрелить, а бандитам кое-что и покруче.

Как замечательно охмурять красивых девушек, дарить им свою любовь и принимать любовь девичью, слушая страстный шепот по ночам на сеновалах или в термальных источниках.

Здорово быть рослым крепким парнем, спасибо папе с мамой!

Ну а что до неприятностей и непонятностей… то тяжелые ножи (непростые ножи, ножи некроманта!), а также надежные пистолет и автомат помогут справиться с большинством из них. А с чем не справлюсь я – помогут друзья-товарищи. Единственное, в чем не стану просить помощи, – так это в делах личных. Сам разберусь, и пусть потрясные девчонки будут моей головной болью!

Сегодня ты капрал-абордажник, командир отделения досмотра и абордажа, с неплохими для капрала без особых связей возможностями карьерного роста. Есть служба, которая нравится, есть девушка, которую любишь. А завтра ты приговоренный к пожизненной ссылке поселенец на дикой планете. Один среди многих, чужой среди чужих. И только старое ружье, пара ножей и рюкзак со шмотьем твое. Ну и приблудившийся щенок-калека. И что? И ничего. Стрелять ты умеешь. И даже думать умеешь, иногда.

Так вперед, капрал, впереди огромный мир. Впереди неизведанные горы, новые друзья и новые враги. Новые загадки и новые горизонты. Свежий ветер в лицо и отблески костра на лице. Плеск новых рек и вкус воды из новых родников. Да и кто сказал, что не будет новой любви?

Отправленный в ссылку Матвей Игнатьев сумел выжить на планете-тюрьме, на планете, где когда-то существовала иная цивилизация, от которой остались руины городов и многочисленные артефакты.

Матвей стал одним из тайных агентов Корпуса Эдикта, а учитывая, что законы на планете ссыльных суровы, то зевать служителю этих законов нельзя ни в коем случае, просто опасно для жизни.

Жизнь… она порой бьет ключом. Да не простым гаечным, а от труб охлаждения реактора корвета. Да еще прям по макушке.

Сегодня ты капрал-абордажник, командир отделения досмотра и абордажа, с неплохими для капрала без особых связей возможностями карьерного роста. Есть служба, которая нравится, есть девушка, которую любишь. И даже финансовое положение вполне себе неплохое. А завтра ты приговоренный к пожизненной ссылке поселенец на дикой планете. Один среди многих, чужой среди чужих. И только старое ружье, пара ножей и рюкзак со шмотьем твое. Ну и приблудившийся щенок-калека. И что? И ничего. Ты привык к бою на борту космического корабля? Тебя к этому отлично подготовили? Тебе вбили, что впереди все рыдает, а сзади все горит? Так драка на грязной улице ничем не отличается, разве скорострельностью. Но ведь главное не то, кто больше стреляет, а то, кто первый точно попал. А стрелять ты умеешь. И даже думать умеешь, иногда.

Так вперед, капрал, впереди огромный мир. Впереди неизведанные горы, новые друзья и новые враги. Новые загадки и новые горизонты. Свежий ветер в лицо и отблески костра на лице. Плеск новых рек и вкус воды из новых родников. Да и кто сказал, что не будет новой любви?

Раскаленное светило уже третье десятилетие смотрит на новых обитателей этого мира. Сначала это были первопроходцы, прокопченные, отважные мужчины и женщины, идущие в неизвестность и мечтающие о новых горизонтах. Потом появились первые поселенцы, построившие свои городки и фермы. Потом первые бандиты, начавшие охотиться на караваны переселенцев, а за бандитами стали охотиться егеря и минитмены.

Сейчас же солнце видело в этих местах сильных людей, строящих заводы и железные дороги, осваивающих пастбища и целинные земли. Людей, умеющих работать на совесть и драться за себя и друзей. Сильных людей, основу которых составили парни с рабочих окраин.

Ленька Панфилов и предположить не мог, что влюбившись в красивую училку, пройдет путь от курсанта командирских курсов до достаточно внушительных офицерских погон. Что эта дорога проведет его через моря  и высочайшие горы на неведомые земли, что он потеряет там друзей и обретет новых. Что, перешагнув через прошлое, найдет свое место на Новой Земле. Место коменданта Санта-Барбары.

Корабельная ударная группа Черноморского Флота ВМФ СССР попадает под падение инопланетного разведывательного зонда и в результате переносится в иной мир. Что сложно для группы, в составе которой полторы дюжины кораблей и несколько тысяч военных моряков, то в разы сложней для выпавшего за борт перед переносом старшего комендора Жменева, попавшего еще к тому же в другой мир, третий по счету. И оказывается, что сказки имеют в своем основании правду, а чем дальше в сказку, тем страшнее. В общем, начало приключений Жменева в иных мирах.

Евгений Жменев, старший матрос, которого непонятная сила забросила бог знает куда, нашел свою эскадру, и привел ее домой. Но дело этим не заканчивается. Ибо Жменя за время путешествия стал не только бароном фон Жменевым, но и нашел родню — названную сестру и двух дедов. И если со старшим бароном фон Жменевым все в принципе ясно, то вот с Лешим, ясного маловато. Но старый лесной дух научил Жменю многим мудростям и хитростям, обучил ходить по Лесным Тропам, и главное — по межмировым Тропкам и Стежкам. А Морской старец, с которым Жменя породнился еще во время первого выхода в море (ну кто ж думал, что простой военно-морской обычай имеет такую древнюю историю), открыл Женьке морские Пути. И теперь Жменя сделает все, чтобы спасти мир деда-Лешего. Или хотя бы эвакуировать, кого сможет.

«Опасные тропы. Рядовой срочной службы» – фантастический роман Владимира Стрельникова, входит в цикл «Земля лишних», жанр боевая фантастика, попаданцы. Любой, кто прожил хоть сколько-нибудь осознано, понимает, что в жизни может быть всякое. И хорошее, и плохое. Но чтобы хорошего было больше, надо основательно потрудиться. Причем не факт, что вам не придется бросать нажитое хорошее, и не бежать сломя голову от серьезных опасностей. А так же, никто не сможет вам гарантировать, что именно вам не придется брать в руки оружие, защищая то, что вы создали хорошего. Вашу семью, вашу страну, вашу жизнь. А защищать свое лучше с товарищами, принявшими вместе с вами присягу. И пусть вы пока солдаты срочной службы, но вы уже на страже Родины.