Скачать все книги автора Владимир Романович Келер

Владимир Романович Келер

Алиса в антимире

Эту маленькую шутливую сказку я сочинил как-то с серьезными намерениями. Меня попросили рассказать о последних физических идеях ребятам, очень далеким от них. Задача была явно невыполнимой, и я решил при

думать какую-нибудь форму, чтобы рассказать хотя бы только о существовании новых понятий в физике, не раскрывая их сути: антимир, аннигиляция, обратимость времени и так далее.

Важно было, чтобы эти понятия не выветрились мгновенно из сознания. Надо было чем-то возбудить воображение моих слушателей, поразить его. Намекнуть на удивительные загадки современной физики.

Владимир Романович Келер

Бес Потанька

Варил повар суп. Подсыпал соли, перцу, бросил пару луковиц. А снизу, с самого дна, поднялся горячий пузырек, скользнул мимо луковиц, подхватил перчинку и солинку и выскочил из кастрюли. Прыгнул повару на лоб, укусил его.

Повар рассердился, хлопнул себя по лбу: думал, что комар. Крикнул с возмущением:

- Ах ты, комаришка, мелкий пакостник! Я тебе покажу, негодный, как кусаться!

А пузырек горячий с перчинкой и солинкой, с капелюшкой лукового супа, заплеснулся в серебристом смехе, даже почернел. И вырос у него хвостик маленький, мохнатенький, рожки-крохотули выросли. Он пищит, хихикает:

Владимир Романович Келер

Царь Тулпан

А теперь послушайте коми-зырянскую сказку. Я записал ее когда-то у ветхой-ветхой старушки на Печоре.

Жил-был царь Тулпан. Целый день на игрушечном коне скакал, играл в солдатиков. А порой забирался на забор и кричал оттуда: "Ку-ка-ре-ку!" Очень ему нравилось пугать соседских кур и дразнить собак за забором. Однажды вбегает Воевода:

- Беда, царь Тулпан! Идет на нас войной сам грозный царь Укуси-Ухо, ведет свое войско с танками и пушками. Грозит нас всех покорить, заставить на себя работать. Садись скорее на коня, веди в бой на подлого злодея!

Владимир Романович Келер

Дорогой подарок

Учитель вошел в класс и сказал с таинственным видом:

- Угадайте, кого я сейчас встретил? Мука-чародея! Он куда-то спешил, но все же просил вам передать, что согласен исполнить заветное желание каждого.

Напишите и дайте мне. Только не просите невозможного, невозможное умеют делать только люди.

Вскоре 32 листка с желаниями были в папке учителя, и урок пошел обычно. С увлечением учитель говорил, как красива наша Земля и прекрасны люди, населяющие планету.

Владимир Романович Келер

Гордая Королева

Давно-давно некоторым государством управляла одна очень Гордая Королева. Она была так горда, что никогда ни с кем не разговаривала, кроме как с королями. Но королей она видела не часто, - их было не так уж много даже тогда, к тому же они были заняты делами управления и редко выезжали. Поэтому она молчала по целым дням или разговаривала с Солнцем, которое одно считала себе равным.

Не было такого дела, заниматься которым Гордая Королева не считала бы унизительным для себя. Она не подписывала даже государственных бумаг и указов, предоставляя это делать за себя первому министру, которого глубоко презирала.

Владимир Романович Келер

Хитрая арифметика

Умер бабай, и сыновья принялись делить его богатство. В завещании указывалось:

"Старшему - половину всех ишаков, среднему - треть, младшему - одну девятую". Но ишаков всего 17. Получается неладное: одному выходит восемь с половиной, другому пять и две трети, а младшему вообще что-то странное и дразнящее: одна целая и восемь девятых ишака! Почти два, да не два все-таки.

- Братья мои почтенные! - взмолился младший брат. - Подарите мне одну девятую ишака. Что вам стоит? Я сяду, уеду и всю жизнь буду вас поминать как настоящих братьев, благодетелей.

Владимир Романович Келер

Хромоножка

Раз, два, три, четыре!

Меня грамоте учили:

Не читать, не писать

Только по полю скакать.

Я скакал, я скакал

Себе ноженьку сломал.

Меня мама увидала

И за доктором послала.

Доктор едет на свинье,

Балалайка на спине:

"Тирлим-бом, тирлим-бом!

Мы и лечим и поем".

Увидал мой жалкий вид;

"Говорите, где болит.

Вот что значит не читать,

Владимир Романович Келер

Кира, Мара и Чхахана-Хара

Было у одного крестьянина три дочери:

Кира, Мара и Чхахана-Хара. Две родные - Кира и Мара, а третью Чхахана-Хару - он подобрал однажды в поле. Девочка лежала в пеленках и громко, как-то по-особенному, чихала. Она издавала звуки, похожие на "ччха-чха-ханна-харра". По-видимому, она была жестоко простужена. Крестьянин пожалел девочку и принес ее к жене, у которой год назад родились близнецы.

Владимир Романович Келер

Луночь

Стихи Таня знала еще до того, как научилась читать. Особенно она любила стихотворение Лермонтова: "По небу полуночи ангел летел".

Много позже, когда Таня уже ходила в школу, она обратилась к отцу:

- А что такое, папа, все-таки "луночь"?

- Какая "луночь"? - удивился отец.

- Ну та, по которой летел ангел. Помнишь: "По небу, по "луночи" ангел летел..."

Владимир Романович Келер

Млечный Путь

- Мама! - спросил маленький Виген. - А откуда взялись звезды? Это спутники? Их люди сделали?

- Дурачок! - презрительно хмыкнул первоклассник Карен, старший брат Вигена. - Их природа сделала.

- Верно, - подтвердила мама. - Звезды сделала природа. Но у нас в Армении есть много легенд, как появились звезды. Хотите расскажу, как этот Млечный Путь заблистал?

Вот что рассказала мама:

Владимир Романович Келер

Привидение

Что-то в этом роде я слышал в ранней юности. Будто был объявлен конкурс на "самый короткий рассказ в мире" (то есть, чтобы были сюжет, завязка, острое развитие действия, неожиданная развязка), и премию получило шутливое фантастическое произведение из 13 слов. Передаю как запомнилось и как сам рассказывал друзьям.

- Привидений не существует, - сказал Карасев Ершову.

- Вы так думаете? - ответил тот. И - исчез.

Владимир Романович Келер

Ученик чародея

Жил некогда ученый человек - Агриппа Нетессгеймский. Сегодня мало кто о нем помнит, а несколько веков назад Агриппа был очень знаменитым. Он занимался алхимией и чародейством, к тому же много сочинял: писал моральные и философские произведения.

Ходили об Агриппе всякие истории. Одной впоследствии было суждено дать пищу многим сказочникам и музыкантам.

Сочиненная при жизни алхимика-чародея, а сейчас почти забытая, история эта выглядела так.

Владимир Романович Келер

Вера, надежда, любовь

У папы с дочкой была любимая игра: в "волшебное одеяло". Они садились с ногами на диван и прикрывались шотландским пледом. И начинали фантазировать.

- Давай сегодня полетим на Луну! - говорит Грета.

- Давай! Только сразу закрой глаза, чтобы не ослепнуть от солнца. В космическом пространстве оно знаешь какое яркое. Включаю двигатели ракеты, держись! Трах-тах-тах-тах! Все, приехали, вылезай, мы на Луне.

В 1911 году в знак протеста против произвола царского правительства Московский университет покинул великий русский физик П. Н. Лебедев. В подвале дома в Мертвом переулке он организовал физическую лабораторию. Его помощником в этой «подпольной лаборатории» стал Сергей Вавилов.

После Октября С. И. Вавилов беззаветно отдает весь свой талант служению социалистической Родине. Имя С. И. Вавилова, автора пятисот научных работ, приобретает мировую известность. Огромное значение для развития всей советской науки имела деятельность С. И. Вавилова на посту президента Академии наук СССР.

Эта книга — первая популярная биография крупнейшего советского физика.

Эта книга — увлекательный рассказ о научном познании окружающего мира. Она знакомит школьников 8–10-х классов с широким кругом вопросов классической и современной физики. Много интересного узнают ребята о законах механического движения, об энергии и ее источниках, о различных состояниях вещества, о законах движения в микромире и не решенных еще научных проблемах.

Было совершенно ясно: во всём виноват белый котёнок. Чёрный в течение последних десяти минут был занят: старая кошка умывала ему мордочку, и, надо сказать, он вёл себя при этом довольно хорошо: сидел и поглядывал на своего братца. Так что, сами видите: чёрный котёнок не мог участвовать в этом преступлении.

Алиса, свернувшись калачиком, полудремала в большом кресле, а белый котёнок гонял по полу клубок шерсти, который забыла бабушка.

«Надо прекратить это возмутительное безобразие», — подумала Алиса, но вслух не произнесла ни слова: так хорошо было сидеть, ощущая со всех сторон нежную тесноту кресла. И совсем не хотелось раскрывать рта. Во-первых, это потребовало бы огромного усилия, во-вторых, разрушило бы очарование уюта. И, внутренне вся кипя от гнева, Алиса тем не менее не делала ничего, чтобы пресечь отвратительную выходку белого котёнка.