Скачать все книги автора Виталий Владимирович Щигельский

Виктор Федоров и Виталий Щигельский

БЕНЕФИС ДВОЙНИКОВ, или Хроника неудавшейся провокации

* ПРЕДИСЛОВИЕ

* ГЛАВА 1

* ГЛАВА 2

* ГЛАВА 3

* ГЛАВА 4

* ГЛАВА 5

* ГЛАВА 6

* ГЛАВА 7

* ГЛАВА 8

* ГЛАВА 9

* ГЛАВА 10

* ГЛАВА 11

* ГЛАВА 12

* ГЛАВА 13

* ГЛАВА 14

* ГЛАВА 15

* ГЛАВА 16

* ГЛАВА 17

* ГЛАВА 18

* ГЛАВА 19

«Секс, еда, досуг — это мифы уводящие нас в социальное небытие, единственная реальная вещь в нашей жизни — это работа».

«Время воды» — это роман в двух частях, написанный от первого лица, лица неконкретного, но характерного. Первая часть — свободное повествование о недалеком прошлом — времени ошибок, вызванных процессом взросления героя на фоне разрушения привычного уклада жизни. Вторая — о весьма близком будущем — времени исправления личных ошибок, путем создания глобальных проблем. Социальная нагрузка романа умеренна, юмор местами циничен, низменных инстинктов не затрагивает. Рассчитан на неширокий круг думающих читателей.

С уважением, Автор.

Рассказы, напечатанные в журнале «Сибирские огни» №11 за 2008 год

Валерий Буланников. Традиция старинного русского рассказа в сегодняшнем ее изводе — рассказ про душевное (и — духовное) смятение, пережитое насельниками современного небольшого монастыря («Скрепка»); и рассказ про сына, навещающего мать в доме для престарелых, доме достаточно специфическом, в котором матери вроде как хорошо, и ей, действительно, там комфортно; а также про то, от чего, на самом деле, умирают старики («ПНИ»).

Виталий Сероклинов. Рассказы про грань между «нормой» и патологией в жизни человека и жизни социума — про пожилого астронома, человеческая естественность поведения которого вызывает агрессию общества; про заботу матери о дочке, о попытках ее приучить девочку, а потом и молодую женщину к правильной, гарантирующей успех и счастье жизни; про человека, нашедшего для себя точку жизненной опоры вне этой жизни и т. д.

Виталий Щигельский. «Далеко не каждому дано высшее право постичь себя. Часто человек проживает жизнь не собой, а случайной комбинацией персонифицированных понятий и штампов. Каждый раз, перечитывая некролог какого-нибудь общественно полезного Ивана Ивановича и не находя в нем ничего, кроме постного набора общепринятых слов, задаешься справедливым вопросом: а был ли Иван Иваныч? Ну а если и был, то зачем, по какому поводу появлялся?

Впрочем, среди принимаемого за жизнь суетливого, шумного и бессмысленного маскарада иногда попадаются люди, вдумчиво и упрямо заточенные не наружу, а внутрь. В коллективных социальных системах их обычно считают больными, а больные принимают их за посланцев. Если кому-то вдруг захочется ляпнуть, что истина лежит где-то посередине, то этот кто-то явно не ведает ни середины, ни истины…

Одним из таких посланцев был Эдуард Эдуардович Пивчиков…»

Евгений Шкловский. Четыре новых рассказа в жанре психологической новеллы, который разрабатывает в нашей прозе Шкловский, предложивший свой вариант сочетания жесткого, вполне «реалистического» психологического рисунка с гротеском, ориентирующим в его текстах сугубо бытовое на — бытийное. Рассказ про человека, подсознательно стремящегося занять как можно меньше пространства в окружающем его мире («Зеркало»); рассказ про человека, лишенного способностей и как будто самой воли жить, но который, тем не менее, делает усилие собрать себя заново с помощью самого процесса записывания своей жизни — «Сейчас уже редко рукой пишут, больше по Интернету, sms всякие, несколько словечек — и все. По клавишам тюк-тюк. А тут не клавиши. Тут рукой непременно надо, рукой и сердцем. Непременно сердцем!» («Мы пишем»); и другие рассказы.