Скачать все книги автора Виталий Тимофеевич Бабенко

Главный герой этой книги знаком абсолютно всем. Это фигура историческая. Однако многие события и эпизоды жизни главного героя остались незамеченными даже самыми рьяными и пытливыми исследователями. Николай Афанасьевич Ильин (1835 – ?) – тоже лицо историческое. На протяжении длительного периода, вместившего в себя финал девятнадцатого века и первые годы века двадцатого, Н. А. Ильин вел записи, относящиеся как к собственной жизни, так и к жизни главного героя. Они и послужили основой для целой серии книг, которая начинается «Двадцатой рапсодией Листа». Поскольку события, описанные Н. А. Ильиным, чаще всего носят криминальный характер, то не удивительно, что серия получила название «Кто виноват?».

Самара, 1890 год… В книжных магазинах города происходят загадочные события, заканчивающиеся смертями людей. Что это? Несчастные случаи? Убийства? Подозрение падает на молодую женщину. И тогда к расследованию приступает сыщик-любитель…

В русском детективе такого сыщика еще не было.

Этого героя знают абсолютно все: он — фигура историческая.

Этого героя знают абсолютно все, но многие эпизоды его жизни остались незамеченными даже самыми рьяными и пытливыми исследователями.

Этого героя знают абсолютно все — но только не таким, каким он предстает в записках отставного подпоручика Николая Афанасьевича Ильина, свидетеля загадочных и пугающих событий.

И только этот герой — ВЛАДИМИР УЛЬЯНОВ — может ответить на классический вопрос классического детектива: «КТО ВИНОВАТ?».

Средствами сатиры и гротеска авторы вскрывают болевые точки современной действительности.

«Ориент» заиграл первые такты «My bonny is oper the ocean», и Колька тут же проснулся. Сначала он испугался — проспал! Но тут же вспомнил, что вечером сам поставил будильничек на шесть утра, поэтому ничего главного в этот день не пропустит. А главного было много: во-первых, день рождения, во-вторых, воскресенье, а в-третьих — мать вчера вечером отсыпала целых пять долларов, что сулило, и обещало, и манило, и вообще означало переход к какой-то совершенно новой жизни, только к какой — Колька и сам пока еще не знал.

Когда этот человек появился в редакции, я сразу же понял, что отношения у нас сложатся трудные и замысловатые: в руках он держал увесистую папку.

— Вот. Написал.— Он вытащил из папки стопку листов бумаги с печатным текстом и осторожно положил ее мне на стол.

— Что написали? — спросил я, еще не взглянув на рукопись.

— Так… Вещь… В общем, пьесу.

—   Ах, пьесу? — с очень занятым видом протянул я.— А почему вы думаете, что пьеса нас заинтересует?

Бзумм!.. Филин скорее предвосхитил, чем ощутил низкое, еле слышимое гудение и бросился ничком на пол. Воздух в комнате задрожал, словно желе, по которому шлепнули ложкой. Чччпок! Так и есть. Достали. Нащупали. Видеополка, висевшая на стене, исчезла, воздух с хлопком смял образовавшуюся пустоту.

«Пожалуй, пешком я из этой комнаты уже не выйду», — какой-то задней, отстраненной, чужой мыслью подумал Филин, а тело его уже собиралось в комок, мышцы напружинивались, чтобы произвести движения, в которых сознание почти не участвовало. За последние месяцы и особенно недели Филин многое узнал о своем теле: оказывается, оно умело быть ловким и упругим, молниеносным и недвижным, — физические навыки приобретаются быстро, если к тому толкает необходимость.

Вопрос: что делать с трупом?

Пожалуй, на этот раз я по-настоящему влип. Взять бы лучше собственную голову за уши и открутить ее напрочь. Тогда действительно получится: две головы — пара.

Надо же — сам себя загнал в тупик. В совершенно незнакомой стране, на незнакомом острове, в чужом городе, с чудовищной видеомонеткой в кармане, из-за которой меня, вероятно, давно разыскивают очень серьезные люди в пиджаках свободного покроя, — а теперь к тому же труп на руках. В совокупности лет на двести тянет. И плюс триста «по рогам».

Игоряшу занесло на незнакомую планету. Каким шутом это произошло — достоверно неизвестно. Очень может быть, что его забросила туда аномалия гравитационного поля. А с другой стороны, не исключено, что важнейшую роль здесь сыграл пространственно-временной дрейф мощного потока нейтрино в сторону Бетельгейзе. Или просто имел место тривиальный квазиперенос материального тела по бета-оси возмущенного Риманова пространства. Но факт есть факт: Игоряша как был — в пиджаке и галстуке и новых кооперативных туфлях за 1225 рублей — очутился на незнакомой планете. Любого человека подобное происшествие поставило бы в тупик, особенно если учесть, что всего секунду назад данный человек сидел за своим рабочим столом и спал. Любого — но только не Игоряшу. Он только хмыкнул и открыл глаза. И сказал три слова. И все.

Я решил купить жене духи. Не потому, что Восьмое марта, которое давно прошло, а потому, что старые духи кончились, но до дня рождения жены еще далеко. Конечно, «Шанель» кусается до крови, да и не купишь ее, даже кооперативную, однако что-нибудь отечественное, почти приличное и не очень дорогое все еще можно подобрать, решил я и направился в парфюмерный магазин.

Время было часа четыре дня. И народу в магазине меньше, но главное то, что во второй половине суток (а лучше всего ночью) материализация у меня получается лучше всего. Впрочем, это я сейчас говорю о материализации, тогда же о своей способности я вовсе и не помышлял.

Терентий Иваныч Пюсин был человеком одиноким и загадочным, словно со страниц Шекспира. Каждый день, придя с работы, он запирался в своей квартире, и что он делал там — никто не знал.

Может быть, Терентий Иваныч читал Парменида.

Может быть, писал письма в Меланезию своей жене Таисии, которая работала буфетчицей на научно-исследовательском судне «Михаил Гуревич (М. Кривич)».

Может быть, смотрел по телевизору общеобразовательную программу.

В сборник вошли новые произведения как известных, так и молодых авторов. Герои повестей и рассказов путешествуют во времени по сверхмагистралям будущего, совершают необыкновенные открытия, стремятся к переустройству мира на основе справедливости и равенства для всех трудящихся людей на Земле. В сборнике помещена статья о русской фантастике, представлен критико-библиографический раздел.

Ha I–IV стр. обложки рисунок П. ПАВЛИНОВА.

На II стр. обложки рисунок Н. ГРИШИНА к рассказу Виталия Бабенко «Феномен всадников».

На III стр. обложки рисунок В. КОЛТУНОВА к повести Жиля Перро «Сахара горит».

«Гея» — очередной сборник новой фантастической серии. В него входят произведения ведущих советских писателей-фантастов А. и Б. Стругацких, В. Бабенко, Г. Прашкевича, А. Шалимова, а также зарубежных — А. Бестера, Ф. Пола, Р. Шекли, Р. Кросса.

Остросюжетные произведения познакомят читателей с разумными преобразованиями природы, с исследованиями условий жизни на Земле, ее историей, с будущим нашей планеты и с другими глобальными проблемами, волнующими Человечество.

Содержание:

Владимир Губарев — Фантастика, без которой трудно сегодня жить и работать

Виталий Бабенко — Чикчарни (документально-фантастическая повесть)

Владимир Гаков — Звездный час кинофантастики

Геннадий Прашкевич — Великий Краббен

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий — Летающие кочевники

Вячеслав Рыбаков — Носитель культуры

Василий Головачев — Беглец

Александр Шалимов — Зеленые дьяволы сельвы

Сергей Смирнов — Проект «Эволюция-2»

Андрей Столяров — Чистый город

Сергей Лукницкий — Молотом взмахнул кузнец

Феликс Дымов — Полторы сосульки

Николай Орехов, Георгий Шишко — Отдых у моря

Святослав Логинов — Железный век

Александр Силецкий — В тридевятом царстве…

Борис Пшеничный — Капсула

Роберт Шекли — Безымянная гора (пер. с англ. Б. Белкина)

Лайон Спрэг Де Камп — Живое ископаемое (пер. с англ. В. Баканова)

Альфред Бестер — Выбор (пер. с англ. В. Баканова)

Фредерик Пол — Ферми и Стужа (пер. с англ. А. Корженевского)

Гордон Р. Диксон — Дружелюбный человек (пер. с англ. В. Бука)

Роберт Силверберг — Как мы ездили смотреть конец света (пер. с англ. В. Баканова)

Рональд Кросс — Гражданин стереовидения (пер. с англ. В. Генкина)

Кит Рид — Автоматический тигр (пер. с англ. Б. Белкина)

Норман Спинрад — Творение прекрасного (пер. с англ. В. Баканова)

Анатолий Бурыкин — «Красивая у вас Земля!»

Редакция географической литературы

Редакционная коллегия: С. А. Абрамов (председатель), Н. М. Беркова (составитель), Л. Ф. Николина, B. С. Губарев, C. А. Смирнов, А. С. Дербышев, И. А. Зотиков, Н. Т. Агафонов, И. Н. Галкин, Ю. А. Холодов, Г. Е. Лазарев, Н. Г. Вицина

Оформление художника: Д. А. Аникеева

Художники: О. Барвенко, Н. Вицина, А. Гаршин, И. Коман, A. Кузнецов, О. Левенок, B. Родин, А. Стариков, И. Тарханова

Владислав Петров. Покинутые и шакал. Фантастическая повесть.

Александр Чуманов. Обезьяний остров. Роман.

Виктор Пелевин. Девятый сон Веры Павловны. Фантастический рассказ.

Стихи: Анатолий Гланц, Дмитрий Семеновский, Валентин Рич, Николай Каменский, Николай Глазков, Даниил Клугер, Михаил Айзенберг, Виталий Бабенко, Евгений Лукин, Евгений Маевский, Михаил Бескин, Робер Деснос, Юрий Левитанский, Дмитрий Быков, Василий Князев.

Филиппо Томмазо Маринетти. Первый манифест футуризма.

За десять недель до десяти дней, которые потрясли мир. Из материалов Государственного Совещания в Москве 12–15 августа 1917 г.

Игорь Бестужев-Лада. Концепция спасения.

Норман Спинрад. USSR, Inc. Корпорация «СССР».

Владимир Жуков. Заметки читателя.

Иосиф Сталин. О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников. Доклад на пленуме ЦК ВКП(б) 3–5 марта 1937 года.

Вячеслав Рыбаков. Прощание славянки с мечтой. Траурный марш в двух частях.

Михаил Успенский. Протокол одного заседания. Злая сатира.

Книга Виталия Бабенко – писателя, заведующего кафедрой журналистики Института журналистики и литературного творчества, но при этом еще и преподавателя этимологии – рассказывает о самых обыкновенных словах. Употребляя их, мы не задумываемся о том, что история каждого слова полна парадоксов. Именно такие истории и составили книгу – не словарь, не научное исследование, а сборник неслыханных историй о слыханных словах. Автор, как детектив, идет от разгадки к разгадке. Ну что, казалось бы, удивительного в словах «автобус», «время», «небо», «карьера» и других, о которых рассказывается в книге? А у них, как выясняется, весьма затейливое происхождение. Во многих случаях способ образования слова, изменения первоначального значения, странное соединение составных частей, удивительные связи с другими словами могут вызвать улыбку. Как раз на это: на радость читателя от встречи с «незнакомыми знакомцами» – повседневными словами, – и рассчитывает автор.

Научно-фантастические произведения, включенные в сборник, повествуют о местах, событиях и существах, которых не было, нет и быть не может — на то и фантастика. Но в невероятных ситуациях читатель встретит знакомые черты недавнего прошлого, от которых мы стремимся избавиться, перестраивая все сферы нашей общественной жизни, возвращаясь из «перпендикулярного мира» в мир реальных ценностей, истинно человеческих отношений. В большинстве своем рассказы, вошедшие в книгу, печатались в журнале «Химия и жизнь». Среди авторов, советских фантастов, К. Булычев, Б. Штерн, В. Бабенко и др.