Скачать все книги автора Виктор Николаевич Попов

Попов Виктор Николаевич

ГВАРДЕЙЦЫ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА

Памяти бывшего директора

совхоза "Кулундинский"

Е И. Емельяненко

"Славой своих предков гордиться не только можно, но и должно", - так сказал А. С. Пушкин. Делами современников должно гордиться не в меньшей мере. Целина. Каскад гидростанций. КамАЗ. БАМ... Великие исполнения великих предначертаний.

На КамАЗе, гидростанциях, БАМе - не был. А вот целина - вся на моих глазах. Люди ее - наши родные, незабвенные люди. Живые, уже умершие, все они нам бесконечно дороги. Никто не забыт, ничто не забыто.

Виктор Попов

ЛИС АНЬКА

Ныне модным стало водоемы облагораживать. Больше - в смысле названий, в смысле заботы - меньше.

Выберется кто ни-то из пригородного автобуса, оглядится и, заметив озерцо поблизости, спешит наречь его, хотя и без выдумки, но позвучней. Бесчисленно приходилось мне слышать о братьях Байкала и Севана, Ладоги и Иссык-Куля. А скажешь такому землепроходцу, что у озера свое название имеется, он на тебя смотрит, как на затравленного зайца. Нет в наше время жальче признаться, что обойден ты романтическим началом, что не хватает у тебя воображения, чтобы поднятые плотинами реки признав рукотворными морями, а меха, хлопок, нефть и т. п. - разноцветным золотом.

Виктор Попов

МАЙОР МИЛИЦИИ

Более четверти века вел беспощадную борьбу с преступниками подполковник милиции Федор Константинович Орешкин. Его светлой памяти посвящаются эти рассказы

ТРАКТОР

Стылая осень еще не легла, но уже потихоньку прибирала к рукам землю. Березы давно уже облетели и в сухом прозрачном воздухе их безлистые ветви гляделись никлыми и охолодавшими. Тополя облетели тоже и приболотный тальник. Лишь американский клен в трехрядных лесополосах иссох, подурнел, но с седовато-коричневыми семенами своими не расставался. Жестяно шуршали они под легким ветром, навевали на прохожих и проезжих тоску и оторопь. Утренние заморозки асфальтировали дороги, становились они быстрыми и звонкими. А днем, подтаяв, оскользали и проползавшие машины оставляли на них глубокие вихляющиеся следы.

Виктор Попов

НАУКА ПРЕДАННОСТИ

Красный спиртовый столбик на градуснике за окном ползет и ползет вниз, а переведешь с него взгляд, и перед тобой - кипень цветущей смородины.

Метеорологи предупредили: ночью заморозок. И люди толпятся на крыльце совхозной конторы, с тревогой оглядывают смородиновые плантации: вдруг да на самом деле мороз побьет цвет.

А в угловом кабинете высокий, плотный человек наклоняется к микрофону и очень внятно говорит:

Виктор Попов

ОБГОРЕЛАЯ ФОТОГРАФИЯ

1

Начальник уголовного розыска прибыл на место происшествия к концу пожара. Шагая по обгорелому, залитому водой полу, он с профессиональной быстротой схватывал подробности.

В кухне, около плиты, валялся смятый керогаз - по утверждению пожарников, "причина загорания". Обуглившиеся половицы. На тех, которые ближе к стенам - заусеницы потрескавшейся от жары краски. Закопченные, покрытые водяными потеками, стены. В средней комнате - гостиной, на том, что было когда-то диваном, обгорелый труп женщины. Хозяйка квартиры Лидия Платоновна Кадочникова умерла во время сна. Она даже не вытащила из-под щеки руку. Легла спать, задохнулась и больше не встала.

Виктор Попов

ОШИБКА СЛЕДОВАТЕЛЯ

1

"Привет, Федя! Не писал тебе черт знает сколько времени - все некогда! Уборочная, годовой отчет... А вообще-то, честно говоря, я виноват - при любых обстоятельствах десяток слов черкнуть всегда можно. Но дело не в этом. У нас здесь происходит очень странное - я имею в виду убийство Речкина (не знаю, дошло ли до вас это дело). Здесь сейчас только о нем и говорят. Кажется все ясно: убил Дмитриев, больше некому. Экспертиза там, показания свидетелей, вообще все. Но вот я никак не хочу верить. Дмитриев не такой человек, чтобы пойти на преступление. К тому же все знают, что он Речкина чуть не за родного сына считал, человека из него сделал. И вдруг убивать. Здешние Шерлоки Холмсы, по-моему, что-то напутали. Если можешь, походатайствуй у себя, чтобы к нам кого-нибудь из края прислали, пусть на свежую голову разберется. Может, Дмитриев и виноват, тогда уж ничего не поделаешь, а если нет?..

Виктор Попов

ПЕСНЯ

1

Утром на кинобазу прибежала Полюшка - райкомовский курьер. Наткнувшись в дверях на выходившего Сергея, она схватила его за рукав и, как показалось Сергею, зловещим тоном сказала:

- Тебя Константин Васильевич вызывает. Сро-ч-но!

Константин Васильевич - первый секретарь райкома, и экстренный вызов к нему был происшествием чрезвычайным. Сергей припомнил события последних дней... Разве только что позавчера крупно поспорил с Павлом Никифоровичем, начальником базы... Так это не впервой - служба есть служба. Не вспомнив решительно ничего, Сергей покосился на Полюшку и осторожно спросил:

Виктор Попов

ПЛЕЧИ ДРУЗЕЙ

Разговор наш начался сумбурно и какое-то время напоминал неуправляемую ладью: я пытался вести его по курсу, нужному мне, Вилли же, ото всей души стремящийся мне помочь, но в то же время влекомый своими воспоминаниями и впечатлениями, говорил жарко и порой общо. Такие разговоры, как правило, кончаются двояко. Либо собеседники наскучивают друг другу и вовсе отчуждаются, либо в обилии фраз где-то сначала промелькнет, а потом явственно обрисуется точка соприкосновения и все ляжет на нужные полочки.

Виктор Попов

ПОСРЕДИНЕ-ГВ0ЗДИК

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ РАССКАЗ,

который автор начинает извинениями за кое-какое совмещение событий и объединение во времени разговоров, происходивших в разные сроки.

* * *

С обеда погода испортилась. Ровный дотоле, малой силы ветер поупружел, вроде бы раздался в плечах и напористо хватанул по долине. Метнулось в вихре остатнее убранство почти обезлистевшего тальника, согнулись, застебали концами по долговязному репейнику жилистые лозы. А к вечеру в долине разгорелся форменный шабаш. Ветер уже не свистел, а гудел зло и бесконечно, гнул не только приречный лозинник, но и всю лесополосную крепь. Ай да ну как поскрипывали от его тягучего навала шестилетки-тополя и перетянутый хмелевыми бечевками красногрудый калинник. Осыпали землю, закатывались в выцветший кочкарник, литые, не дожившие до морозной прозрачности алые ягоды. Блеклые осенние травы ожили, забились в оголтелом переплясе.

Виктор Попов

ПОСТОВЫЕ

М. В. Горошевскому

ЭФФЕКТ ПРИСУТСТВИЯ

- Инспектор дорнадзора Сафронов. Документы, пожалуйста.

Подаю водительское удостоверение. Инспектор внимательно вглядывается в фотографию, поднимает взгляд на меня, снова переводит его на документ.

- Давайте проверим рулевое... Так... Тормоза... Свет, пожалуйста Можете следовать дальше.

Следую дальше. На подъеме к мосту чуть напрягается мотор, и, чтобы преодолеть его натужный гул, моему пассажиру Феде Крамаренко приходится говорить повышенным тоном. Такой его тон как раз подходит под возмущенные мысли, которые высказываются.

Виктор Попов

СТЕПНЯКИ

Серые волны накатываются на серый песок и с легким плеском бегут вспять. На отлогом берегу остается пузырчатый изломанный след. Пузырьки с чуть слышным стоном лопаются и пенистые их остатки студенисто дрожат под порывистым сентябрьским ветром. Неуютно на озере, неуютно на берегу. Вообще неуютно. Мы стоим у кромки прибоя, а метра три бережнее нас навалы измолотого водой, набухшего камыша. Следы недавней бури. Вчерашний ветер доходил до тридцати метров в секунду, и озеро штормило. На тесных волнах круто гнулись седые гребешки, вихрь срывал, мельчил их, и над водой висела моросливая сизая пелена.

Виктор Попов

СВАДЕБНЫЙ ПОДАРОК

С вечера бушевал ветер. Он путался в проводах, надрывно стонал в водосточных трубах, колотил по окнам промерзшими, безлистными ветвями тополей. Свист его то спадал, то поднимался до бесноватого воя, заставляя людей, сидевших в теплых комнатах, ежиться и зябко поводить плечами. Часов около одиннадцати, когда буря пошла на убыль, сторожу 12-го технического училища показалось, что в комнате, примыкающей к бухгалтерии, звякнуло стекло. Он торопливо бросился к двери, распахнул се. В лицо ударила свежая сквозняковая струя. Одна из рам зияла пустой глазницей, на полу, в пучке света, падавшем из коридора, поблескивали осколки стекла. В комнате никого не было. Недобро помянув "треклятый ветрило", сторож заставил выбитый паз перевернутой табуреткой и, выходя, покрепче прихлопнул дверь. Утром, сдавая дежурство, он лишь вскользь упомянул о ночном происшествии: не одно, небось, в городе окно пострадало от бурана.

Виктор Попов

УЗЕЛОК

1

Первой на призывы деда Ермолая откликнулась бабка Сосипатрова, которая жила в доме на ветер, как раз напротив магазина. Вначале она чуть приоткрыла тяжелую лиственничную дверь, накрест перехлестнутую массивными железными полосами, высунула аккуратно забранную строгим черным полушалком голову и повертела сю из стороны в сторону. Справа улица была пуста, а слева, около груды ящиков, прислоненных к торцу магазинного помещения, ворочалось что-то бесформенное, которое басовитым голосом деда Ермолая надсадно кричало:

В книгу вошли известные читателям повести «Закон-тайга», «Экспедиция спускается по реке», «Однодневка» и рассказы.