Скачать все книги автора Василий Мидянин

Мировой оккультизм постигла беда: некий Зверь вызывает на магический поединок и убивает одного за другим адептов высших степеней посвящения. Убивает без разбора: христианских иерархов, поклонников Сатаны, великих шаманов и лам. Долгое время никто не может не только остановить Зверя, но даже выяснить, кто он таков.

Конечно, поцарствовать в древней Элладе было бы неплохо. Если, конечно, не промахнуться с мифами.

Александр Сергеевич Пушкин медленно, с трудом раскрыл глаза, неохотно впуская в свою многострадальную голову бледное отражение мира вещных форм.

В приоткрытую балконную дверь неумолимо вползало сырое петербуржское утро. Непременный сквозняк вальсировал по комнате, то и дело цепляя занавеси; голуби снаружи толкались на узком карнизе, ворковали и негромко царапали кирпич тонкими изящными когтями. Где-то вдалеке, на канале, едва слышно бил колоколами недавно отреставрированный собор св. Николая Угодника. В комнату просачивался привычный городской шум: слышались зазывные крики лотошника, продающего свежую выпечку; по набережной шелестели экипажи; дворник-татарин бранился на своем причудливом языке с коллегою, стоявшим в дверях парадного через улицу; переулок под окнами шуршал, скрипел, лязгал и шаркал — жаворонок-Петербург уже трудился вовсю.

Черный рыцарь-паук Леопольд XVII выполз из-под замшелой поваленной ели, под которой он провел ночь, и задумчиво посмотрел на покоившийся у вывороченных еловых корней доспех лилового рыцаря-демона Евронимуса III. Доспех был на две трети наполнен теплым питательным бульоном, в который ферментировался за ночь труп Евронимуса после того, как Леопольд вчера впрыснул ему в кровь ядовитую слюну. Треть поверженного противника рыцарь-паук выпил сразу, еще до того, как забиться на ночь в нору, и теперь ощущал приятную умиротворяющую сытость. Однако бросить на дороге столько дармовой пищи было жалко. Забрать же доспех с собой не представлялось возможным: слишком тяжел и наверняка расплещется по дороге.

Големы вторглись в пределы Третьего Рима около четырех часов дня по Гринвичу.

Пути, приведшие их в столицу нашей родины, оказались крайне причудливы и весьма разнообразны. Кани Мягкий Краб, к примеру, взял и вывернулся прямо из газона, зажатого между посыпанной гравием детской площадкой и выстроенными в линию гаражами-«ракушками». Как известно, нобелевскому лауреату Альберту Эйнштейну для того, чтобы обосновать свою знаменитую теорию относительности, пришлось ввести в научный обиход умозрительное понятие идеального наблюдателя. Возможно, он украл это самое понятие у какого-нибудь любавичского ребе или позаимствовал без спросу из записных книжек безымянного элевсинского иерофанта; впрочем, в рассматриваемом нами случае это, право, вовсе не важно. Так вот, если бы вышеуказанный умозрительный наблюдатель, сферический, бесконечный, имеющий нулевую плотность, абсолютно неподвижный в абсолютном вакууме и полностью независимый от влияния парламентской еврокомиссии по правам человека, оказался в этот момент времени во дворе дома нумер 161 по Люблинской улице, он получил бы уникальную возможность созерцать, как пронизанный белесыми корнями дерн неожиданно вспучился и подернулся зыбью, точно лужа под внезапным порывом ветра. Обиженно заскрипели воткнутые в землю скамейки и псевдорусские деревянные домики на детской площадке: циклопическая невидимая рука медленно стягивала плодородный слой почвы к эпицентру локального катаклизма, словно полиэтиленовую пленку с упаковки двухлитровых бутылок кока-колы, и скамейки сопротивлялись странным тектоническим подвижкам. Топорщась внушительными складками, дерн подползал к узкой полоске газона, оказавшейся в центре происходящего, и заворачивался в огромный жгут двухметровой высоты, напоминавший хобот торнадо. Только этот смерч состоял не из воздушных потоков и водяной пыли, а из смеси травы, глины, песка и чернозема. Чернозем местные власти пару недель назад завезли сюда на трех самосвалах и при помощи гостей столицы разбросали по газонам в надежде облагородить окрестности. Непредвиденный форс-мажор в лице Кани Мягкого Краба, как всегда, спутал местным властям все расчеты.

В глубине токсичного омута, среди переливающихся всеми цветами радуги драгоценных консервных банок и использованных автомобильных шин, беззвучно парит Мудрая Рыба Бросавль.

Осторожно, благородные мидяне, не поскользнитесь на крутом глинистом откосе, обильно политом жидким мылом от непрошенных гостей. Аккуратно загляните с обрыва в мутную желтую воду: что вы там видите?..

Бросавль!

Обычно по утрам он лежит в прибрежных камышах и развлекается тем, что пожирает случайных прохожих. Но сейчас он спит, следовательно, сыт. Об этом же свидетельствуют сваленные у входа в его нору груды куриных и человеческих берцовых костей, треснувший лошадиный череп, поваленная мраморная колонна, пустой водолазный шлем, пластиковый пакет, наполненный бильярдными шарами с цифрой 7, и заржавленная гусеница от танка. Нора бросавля устроена своеобразно: снизу уложены четыре большие железобетонные плиты, на которых трудолюбивое существо собственноручно возвело довольно прочную постройку из ракушечника, кирпича, пуленепробиваемого стекла, колючей проволоки и технического картона. Подобное сооружение способно выдержать не только атаку крупного морского хищника наподобие белой акулы или боевого пловца-аквалангиста в полном снаряжении, но и многодневную осаду силами подводного флота средней капиталистической державы — при условии, конечно, что в норе будет достаточный запас пищи и самонаводящихся торпед широкого радиуса действия. Нора бросавля имеет несколько уровней, на которых расположены жилые помещения, кухня, санузел, комнаты для прислуги и подземный гараж. При желании можно также установить здесь джакузи, спутниковую антенну и евроразъемы для компютерных розеток, но это уже зависит от личных вкусов и предпочтений каждого конкретного бросавля.

С самого начала это была насквозь гнилая мысль — вылить в канализацию полбочки имитатора боевого отравляющего вещества. Однако, видит бог, идея принадлежала не мне. Если же разобраться как следует, то на самом деле виноват во всем наш ротный старшина, и как раз его-то и нужно брать за жабры по поводу всего произошедшего. Подваливает сегодня этот самый старшина Педалин к солдатской курилке, где пацаны после обеда потихоньку в себя приходят, и отработанным жестом вытаскивает из толпы двух традиционных козлов отпущения — Добрицу и Мидянина. Отводит он, значит, нас в сторонку и начинает привычно на мозги капать. Вы, говорит, гоблины, говорит, и жует свою поганую «Ватру». Бандерлоги. Вы мой дурной характер знаете, ага? Так точно, товарищ старший прапорщик, говорим мы с Добрицей. Очень знаем. Тогда, опять говорит Педаль, бедуины вы мои ненаглядные, в свете данного тезиса нарезаю очередную боевую задачу. Слушайте меня ушами. Мне срочно нужна емкость под сыпучие материалы, ага? Железная бочка — подойдет. Или что-нибудь около того. Где вы ее возьмете, суслики, — это для меня малогребучий фактор, но если через полчаса емкость не будет передислоцирована в район кочегарки, я сурьезно рассерчаю. Ферштейн? Так точно, отвечаем, товарищ старший прапорщик. Ферштейн. Ага, говорит Педаль. И учтите, замечает он напоследок, бочка наверняка будет чистая и ни в коем случае не дырявая, а не то я, растудыть, обратно рассерчаю — и тогда вешайтесь, лсулики. Я дурак, вы меня знаете: когда выведете меня из положения равновесия, с дерьмом вас всех съем, ага.

Такого не пожелаешь злейшему врагу. Предположим, ваша жена завтра погибнет в железнодорожной катастрофе. На следующий день после похорон вы потеряете работу, а принадлежащая вам шотландская овчарка издохнет в страшных мучениях, поскольку утром на прогулке подобрала с земли какую-то гадость. Затем некие профессионалы тайно проникнут в вашу квартиру и освободят ее от денег и ценных предметов, после чего она сгорит дотла, так как вы, утомленный пережитыми несчастьями, уснете с тлеющей сигаретой в зубах. Сутками позже вас с грандиозным скандалом выставит вон любимая подружка, банк, где вы держали все свои сбережения, повесит на дверь амбарный замок, психопатичный сосед сверху подаст на вас в суд за публичную угрозу убийства и, наконец, в качестве финального аккорда пьяный водитель грузовика протаранит вашу машину, на несколько месяцев отправив вас в реанимацию с тяжким сотрясением мозга и множественными переломами всего, что только может сломаться внутри человеческого тела...

Эта история началась одним унылым осенним утром, когда завтрак, по меткому определению классика, уже давно закончился, а обед ещё даже и не думал начинаться. Сгорбившись за кухонным столом, я угрюмо изучал позавчерашнюю прессу, пытаясь выбрать оттуда и сосчитать все заглавные буквы Д. Задача была непростой, поскольку предательски узкие строчки «Плэйбоя» мерзко расплывались и раскачивались у меня перед глазами, не давая возможности сосредоточиться; кроме того, после каждого абзаца в затылок мне плавно вкручивался раскалённый шуруп, вызывая спазматическую дрожь во всём теле и перемещение в желудке ядовито-горького облака какой-то тошнотворной массы. Последствия тяжкой алкогольной интоксикации, в миру именуемые похмельем, были нестерпимы.

Прошу вас, благородные мидяне, расчехлите ваши бинокли: вот оно, мчится прямо на нас по оранжевым холмам пустынной долины, которую древние манускрипты называют Армагеддоном, из его раскалённых ноздрей с шипением выплёскивается жидкое олово, вздыбленный стальной загривок ощетинился тремя миллионами обоюдоострых бритвенных лезвий, в блестящих зрачках мерцает фиолетовое бешенство, вращающиеся кривые рога со свистом рассекают воздух, из-под ребристых подошв армейских ботинок разлетаются осколки раздавленных камней — вот оно, необъяснимое явление природы, изобретатель бесплодных желаний, тысячеликий кумир безумцев, великий Минотавр По Почте! Вот оно, самое омерзительное и ужасное чудовище, какое только в силах вообразить себе беспомощный человеческий разум! Вот оно, самое грандиозное событие нашей эпохи, подобного которому больше не способна породить эта ограниченная Вселенная! Разъярённый сердцебык — подобное зрелище стоит нескольких лет нашей жалкой, никчёмной жизни. Маэстро изначально динамичен, он внебрачное дитя энтропии, он демон загадочных космических аномалий, он не переставая бурлит в кипящих котлах двойных звёздных систем, он выбрасывает в пространство свои бесчисленные протуберанцы, он свирепствует и бросает клич, он сокрушает шипастыми копытами необитаемые ледяные миры, оглушительно трубя при этом победную песнь невидимой линии надоптического спектрального фокуса. Сейчас он собьёт нас с ног, разорвёт на куски и втопчет в жидкую грязь, но пока у нас ещё есть девятнадцать секунд, чтобы как следует рассмотреть его.

Множество странных и загадочных происшествий ежедневно происходит в большом городе. Порой в час пик все светофоры начинают работать таким образом, словно кто-то незримый для непонятных целей пытается внести максимальную сумятицу в дорожное движение. Рассказывают, что на городском пляже можно поймать настоящую фею. По слухам, где-то на окраине материализуются из воздуха несокрушимые големы, чтобы покарать погрязших в гордыне людей, в обычных малогабаритных квартирах открываются порталы между мирами, бок о бок с нами живут кланы вампиров и оборотней, а полученная в подарок старинная книга может стоить души. О том, какие причудливые твари обитают в наполненных водой ямах на городских полях аэрации, лучше даже не знать…

Об этом и о многом другом — в новом сборнике отечественных писателей-фантастов «Городская фэнтези — 2006».

Мало кто знает, что нашим миром правят потусторонние древние боги и могущественные духи, которые используют человеческие средства массовых коммуникаций для распространения новостей своего эзотерического мира, скрытого от глаз простых смертных.

Алёна Эбола – высокопоставленный адепт ордена Повелителей Новостей. Она – популярный тележурналист, основная задача которого – сбор «других новостей» о настоящих событиях, предназначенных для тех посвященных, кому разрешено видеть истинное положение вещей. А также фальсификация обычных новостей для 99 % мирового населения – чтобы одурманенное человечество не начало сопоставлять странные факты и не догадалось, в каком чудовищном мире живет на самом деле.

Быть адептом ордена Повелителей Новостей невероятно почетно, престижно и денежно. Но лишь до тех пор, пока ты не прогневил демонического владыку. Единственная ошибка – и теперь у Алёны меньше суток времени на то, чтобы отыскать или спровоцировать крупную новость-сенсацию и тем ублаготворить своего свирепого хозяина. Если же она не успеет до срока, владыке подадут на серебряном блюде ее отсеченную голову…