Скачать все книги автора Валерия Юрьевна Аальская

Вряд ли можно сказать, что моя профессия оригинальна. Такие, как я, были всегда. Шуты, советники, секретари — те, на кого первой падет карающая длань разгневанной королевы… И те, для кого кроме этой самой длани и нет других наказаний.

Нас нельзя уволить. Мы есть всегда.

Мы приходим под разными личинами. Мы — Безликие. Наместники всемогущего Повелителя, которые сделают из королевской власти одну лишь фикцию…

Я — слуга двух господ. Я — наместник повелителя самой Смерти. Я — жалкий, но доверенный служащий Королевы Иллиарэ. Я — один из многочисленных секретарей Смерти…

Я — Дьявол Ее Величества.

…Это был самый обычный день, двадцать первое декабря две тысячи двенадцатого года. Совершенно обычный день.

Все было как всегда — и унылый рассвет, и колючее, холодное зимнее солнышко, и деревья с окончательно облетевшими за ночь листьями, и промерзшая земля, и покрытые тонким ледком лужи, и высокие пенистые волны, бьющиеся о причал.

И девятиэтажные дома красного кирпича, унылые свечки — издевательство над архитектурой, и "зуб мудрости", обросший зеленой плесенью строительных лесов, и памятник Ленину, указывающий перстом куда-то вдаль, на котором сидит наглый, взъерошенный голубь, и огромные грязные часы, не чищенные с конца двадцатого века. И дата, проставленная под часами — двадцать первое декабря.

Эта повесть написана в ключе фантастики будущего; однако, для меня лично это не имеет большого значения, потому что люди всегда остаются людьми — вне зависимости от места, времени, жанра и настроения автора.

Заветные горы синели далеко за горизонтом.

Там, на залитых солнцем скалах, где между камнями пробивается редкая и тусклая, сероватая травка, стоит маленький домик, прилипший к склону, с аккуратной тропинкой и чисто выметенным крыльцом. В окнах трепещут занавески, над печной трубой вьется светлый, полупрозрачный дымок, легкий и издали похожий на серебристую дымку; в маленькой конюшне всхрапывает белый Вихрь, низенький беспородный конь с темными гривой и хвостом и большими умными глазами.

"Хороший выдался денек", — думалось Аларе, которая уже успела собрать целое лукошко крепеньких белых грибочков.

Лес уже медленно покрывался тонкой позолотой — осень, не слушая никаких возражений, уже брала свое. Зато по всей чаще высыпали грибы — много грибов. Удалась в этом году и осенняя ягода — гроздьями меленьких фиолетовых ягодок был заполнен весь лес. Мать всегда любила осенку — из нее получались вкуснейшие компоты, а если передержать их больше года, то и замечательное осеннее вино. На праздник урожая всегда открывали бочку. Но в том году осенки было немного, едва на компот и хватило. Компот-то нужнее — от простуды помогает…

— Никуда я не поеду! Да это просто ерунда какая-то! Что мне больше, делать нечего?!

— Не упрямься. Мы едем всей семьей…

— Мама, но это же ВОСКРЕСЕНЬЕ!!!

Спор продолжался уже давно, и конца-края ему видно не было. Это была та самая редкая ситуация, когда правы обе стороны, а выбрать самую правую все никак отчего-то не получается.

Сын искренне считал, что тратить воскресенье на какой-то дурацкий пикник с коллегами родителей не просто глупо, а даже ну очень глупо. В общем-то, он был бы совсем не против, если бы родители тихо уехали на природу, а он остался дома наедине с котом Барсиком (если кот надоест, можно запереть его в ванной). Поскольку пикник с ночевкой, он как раз сможет очень весело провести время… Да и что делать на этом пикнике?.. К субботнему вечеру все как раз успеют упиться до состояния не стояния. Утром начнутся стоны и вопли "ах, я больше никогда не буду пить". К вечеру они будут дома с жуткой головной болью… А ему мама, само собой, не разрешит ничего крепче сока. Да и вообще, что он не видел на этой природе?!

Денек выдался очень неплохой, ясный, светлый. Солнышко ярко светило из-за редких серых облачков, кидало горячие лучи на голые скалы, топило снег, грело землю…

Дракон лежал на небольшом — ну, по драконьим меркам, — уступе, прикрыв полупрозрачными пленками огромные фасетчатые глаза, что означало высшую степень умиротворенности, и устроив все три головы на когтистых чешуйчатых лапах.

Был очень хороший день, светлый, тихий и спокойный. На завтра обещали снег, планировать ничего не надо, ближайшая трапеза назначена аж на послепослезавтра, рыцарей поблизости не наблюдается, поэтому этот вечер можно провести в полном спокойствии и единении с внешним миром.

{{Структура: ГП326-ДС2617-2-10-УУ

Модель: И106

Функция: УУ, ступень 6

Дата: 2/10/2617}}

Деревня называлась просто и ясно: "Ура". По крайней мере, именно это слово и было написано на ржавеющем указателе.

Указатель отбрасывал слабую, хиреющую с каждой минутой, приближающей его к полдню, тень. Дорога была пуста, как в первый день творения. И106 грустно вздохнул и устроился на ближайшем придорожном камне: ждать придется долго, а до города далеко — ножками не дойдешь.

Это был замечательный, меблированный дюплекс, с довольно низкими потолками, но, вследствие этого прискорбного факта, еще и низкой квартплатой — что в моем случае было немаловажно.

Хозяйка тоже была замечательная — уже немолодая, предпенсионного возраста, женщина — бывший судмедэксперт, а нынче трижды бабушка и почетная нянька всех времен и народов. Она жила совсем рядом, за той же огромной, железной входной дверью с глазком в виде желтого кошачьего глаза. За дверью скрывалась унизительно маленькая прихожая, в которой едва умещались тумбочка с зеркалом и пустая подставка под зонты.