Скачать все книги автора Валерий Суси

Валерий Суси

Базар, вокзал, милиция

Хельсинки

Базар, вокзал, милиция.

В другом городе, может быть, ничего бы и не вышло, но если в Риге соединить линиями эти три точки - базар, вокзал, милиция, то получился бы равнобедренный треугольник. С Бермудским ему не тягаться... Да и зачем? Какое мне дело до Бермудского треугольника? Пускай себе живет... или стечет в какую-нибудь дыру...

Подозреваю, что рижский треугольник существует только в моей голове. А раз так, то выходит, что я единственный кто знает его смысл...

Валерий Суси

ДHЕВHИК

Три года надо было "отторчать", чтоб появилось желание завести дневник... А для чего, хоть убей, не знаю... Может быть, просто тяга к русскому языку...

Я - единственный русский заключенный здесь. Поговорить не с кем... Один хрен немного балакает... Hо в такой степени "немного", что мне легче общаться с ним на его языке. За три года я здорово поднатаскался. Да любой на моем месте заговорил бы, окажись тут... Хочешь - не хочешь...

Валерий Суси

Кандидат в покойники

Кандидату в покойники Мамыкину было 34 года. Почти 180 см. Двух сантиметров не доставало вечером. Зато утром только одного. Почти атлетическое сложение. Подкачала не очень развитая шея и чересчур тонкие несоразмерные туловищу ноги. Впрочем, эти "недоделки" никак не сказывались на результатах в беге на десять тысяч метров. Побеждал он часто. Правда, все это было в прошлом.

Теперь Мамыкин жил на пятом этаже девятиэтажного дома в двухкомнатной квартире с окнами на загаженный пустырь. Жил он с женой Тамарой и шестилетней дочерью - Светкой.

Валерий Суси

Огонь, дождь и ветер!

Палатку я поставил на пригорке. Если пойдет дождь вода будет стекать словно по поверхности конуса, и пол останется сухим. Hа сосны я не надеялся. Они стояли, не приближаясь близко друг к другу как перессорившиеся соседки. К тому же ни на одной не было широкополой шляпы, а только заостренные колпаки в каких раньше укладывались в постель простодушные обыватели.

Спускаться с пригорка надо осмотрительно. Подножие - крохотный плацдарм. Hе развернуться, не зацепиться. И сразу вода. Противоположный берег озера замаскирован разроссшейся осокой цвета хаки. Похоже на краешек ржаного поля. Вода подрагивает будто подогреваемая изнутри.

Валерий Суси

Привет с того света

(роман в четырех частях с предисловием и эпилогом)

Предисловие

Что такое вера? Если под этим понимать не только веру в Иисуса Христа, а более того, понимать, что множество людей на земле поклоняются другим богам? Веру, вообще? Веру одних, что мир произошел от обезьяны и веру других, что начало всему положил Всевышний? Веру в разум; в то, что красота спасет мир; веру в то, что цивилизация погубит сама себя? Что такое вера в коммунизм, капитализм, фатализм, гуманизм? Вера в собственные силы, в астрологию; в магию; в то, что черная кошка, перебежавшая дорогу - к несчастью? Вера в Кашпировского или вера в медицину? Вера, что компьютер заменит книгу? Что постмодернизм "убьет" реализм, что символ есть - смысл? Что смысла, вообще, нет ни в чем? Что, наконец, Вам полезней отдыхать в Крыму, а не на Рижском взморье?

Валерий Суси

Смерть "Меньшевика"

Документальная повесть

Вечером того дня, когда диктор по-шекспировски трагедийным голосом объявил о кончине Леонида Ильича, наша четверка метнулась в ночной кабак, самый популярный в Риге, хоть и набитый всегда жульем всех мастей. До сих пор не нахожу объяснения: мы оказались единственными посетителями! Ну, ладно там сомнительно-добропорядочные рядовые члены партии! А куда запропастилась постоянно нацеленная на выпивку толпа? Где обреталась в тот памятный вечер рижская "братва"? Да просто голопузая шпана? Ума не приложу. Неужели причиной мог послужить официальный запрет на исполнение музыки во всех питейно-развлекательных заведениях?

Валерий Суси

Все не так

Не так? Ну, а если попробовать по-другому? Если начать не так, как всегда, не - Е2 Е4, а - В2 Е3, например? Или внезапными шпорами вздыбить коня и броситься нерасчетливо на грозную неподвижность неприятеля? Как Марк Антоний...

Право первого хода неизменно предоставляется мне. Каждый раз. Небрежная и лживая фора. Иллюзия самостоятельного выбора.

Игрок неотступный мой напротив отвечает ходом на ход без промедления. Играет, забавляясь, изящно комбинируя и подбрасывая мудреные задачки, загоняя частенько в угол, но обязательно оставляя (с издевкой?) неприметное отверстие, желанный (или мучительный?) выход...

Однажды я провел занимательный опрос. Спрашивал у всех и у каждого: кем был Великий Ирод по национальности? Никто не усомнился. Еврей, отвечали мне. Да и как же могло быть иначе, если Ирод был царем Иудеи?

Сначала меня это ввело в замешательство, а потом подвигло к глубокой задумчивости. Историю, как известно, творят люди. Каждый знает, что Сократ был греком, а Дарий — персом. Отчего же история так несправедливо отнеслась к Ироду, что люди забыли его национальность. Или им помогли забыть? Но кто и зачем?

Замечательный писатель и исследователь Лион Фейхтвангер определил свое литературное кредо так: в отличие от ученого автор исторического романа имеет право предпочесть ложь, усиливающую художественный эффект, правде, разрушающей его.

Я в огромной степени разделяю эту мысль, но хотел бы подчеркнуть, что в романе, который я теперь представляю на Ваш суд, исторический факт занимает не менее почетное место, чем художественный вымысел. А работа с фактами очень уже напоминает расследование, когда пристрастия отступают под нажимом исторической логики.

Вы спросите меня, как же это возможно спустя две тысячи лет? На что я отвечу: суть человеческая неизменна и в основе человеческих поступков лежит все тоже, что лежало и в глубокой древности.

Остается только вооружиться увеличительным стеклом…