Скачать все книги автора Валерий Аркадьевич Ильичёв

Журнал «Юность» № 5 за 2009 год.

Шесть пуль, выпушенных из почти игрушечного пистолета, зададут загадку лучшим умам уголовного розыска, бесстрашным сыщикам, расследующим кровавые преступления бандитских группировок: убийство милиционера, инкассатора в приволжском городке, вооруженное ограбление пункта обмена валюты, ликвидация свидетелей творящегося ими беспредела… Из этой смертельной битвы они не всегда выходят победителями.

Убита супружеская пара, убит частный детектив — и это только начало кровавой бойни, устроенной авторитетом по кличке Буг из-за похищенных у него денег. А к ним тем временем потихоньку подобрался один жестокий и хитроумный тип. Менты прозвали его Дилетантом. Чтобы поймать его, оперативники едут в пансионат у Черного моря. Туда же отправляет своих боевиков разъяренный Буг…

Брезгливо перешагивая через тело убитого коллекционера, Грош и Болт суетливо рыскали по квартире в поисках наиболее ценных предметов. Лунь внимательно следил за действиями подручных, сверяя обнаруженные раритеты с переданным ему Кучумом списком. Раздавшийся внезапно звонок в дверь застал бандитов врасплох.

Лунь кивком головы приказал боевикам укрыться и занять исходные позиции, а сам направился к двери. Заглянув в «глазок», увидел растерянное заплаканное лицо молодой красивой женщины.

К выходу из дома Банкир был полностью готов, как обычно, в 8.45 утра. К этому моменту один из охранников успел, как обычно, проверить лестничную площадку и подъезд. Второй — верный и преданный Плед, — шел сзади Банкира, держа пальцы на рукоятке пистолета. Этот ритуал никогда не менялся. Подойдя к автомашине, Банкир, всего на секунду замедлил шаг, дожидаясь момента, когда идущий впереди охранник предупредительно откроет дверцу машины. Этого оказалось для снайпера достаточно.

Прочитав обвинительное заключение, адвокат Витов поморщился? «Подзащитного задержали с поличным во взломанной квартире среди разбросанных вешен. А он. ДУРОЛОМ Резин, ранее СУДИМЫЙ за кражу, несет околесицу. Тухлое дело. Но отказаться не МОГУ. ЕМУ положен за счет государства адвокат, а сейчас, как назло, моя очередь отбывать обязательную повинность».

Витов подошел к доставленному под конвоем подзащитному:

— Павел, скажи честно, на какой срок ты рассчитываешь? Что мне просить у судьи?

Быстро темнело. В окнах — высотки, горделиво возвышающейся среди малоэтажных домиков, уже начал зажигаться свет. Киллер нервозно прохаживался рядом с аркой, ведущей во двор этого огромного строения.

— Скорее бы он появился! Шатается неизвестно где! — мелькнула раздраженная мысль. И, словно идя навстречу его желанию, вдали появилась высокая, чуть сутуловатая фигура того, кого он так долго ждал. Ничего не подозревающий Пластов приблизился, привычно свернул под арку, и киллер, выхватив пистолет, ускорил шаг, догоняя жертву.

Когда закон бессилен, они вершат свой суд — суперсыщики и элитные бойцы, просто люди, доведенные до отчаяния криминальным беспределом. Это их выбор, это мужское дело…

Люк и Наждак вылезли через маленькое окошко на крышу и некоторое время постояли, привыкая к высоте. Соседние дома, словно бесстрастные свидетели, взирали на них. Пока им ничего не угрожало: появление двух парней на крыше можно было объяснить проведением срочных ремонтных работ. Решив, что можно наконец приступать к делу, тощий, небольшого роста Люк кивнул своему напарнику:

— Давай, Наждак, крепи веревку, я готов.

Наждак начал обвязывать толстую пеньковую веревку вокруг железных прутьев ограды над краем бездны. Люк снисходительно наблюдал за приятелем. Он знал, что Наждак страшно боится высоты. Для него подойти к краю крыши уже было подвигом. И Люк не мог отказать себе в удовольствии заставить того помучиться и в полной мере оценить его, Люка, удаль и бесстрашие. Но и он, сам каждый раз перед опасным спуском испытывал волнение и только рисовка перед трусливым подельником помогала ему преодолеть собственную неуверенность.

Васин достал из кармана записку и ещё раз вчитался в четкий женский почерк:

«Все точно. Это здесь. Лизка все точно описала: напротив аптеки коричневый дом дореволюционной постройки. По её словам она живет на втором этаже в коммунальной квартире. До чего же все-таки рисковая баба: муж уехал в командировку, а она приглашает к себе мужика, с которым только накануне познакомилась в кафе. Хотя опасаясь сплетен, запретила звонить в квартиру, обещав, что сама откроет дверь ровно в семь часов. И опаздывать нельзя ни на минуту».

Ночь. Тягач не спит, хотя в бараке все давно заснули, дорожа ночным отдыхом, когда расслабляется и приходит в себя не только тело, но и душа, иссушенная суровым распорядком колонии усиленного режима. Тягач «залетел» сюда за убийство с особой жестокостью и из десяти лет, определенных ему судьей, отбыл всего полтора года. Об оставшихся долгих днях он старался не думать.

К жизни здесь, в колонии, он приспособился и устроился совсем неплохо. Он не примкнул ни к одной группировке, держался особняком. Но его и не пытались тревожить, сразу заметив огромную физическую силу, когда он один ворочал тяжеленные бревна, которые с трудом могли приподнять двое крепких мужиков. За эту силу его и прозвали Тягачом. Сказалась армейская выучка и изнурительные занятия в зале со штангой. Да и игра в футбол снискала ему уважение среди осужденных. Уж что-что, а обводка у него всегда была классная, а удар жестким, почти без замаха, неожиданным, а главное — точным. Ему казалось, что своим успехом он обязан подсознанию, которое как бы направляло своей энергией летящий мяч в ворота. Вызывала уважение и его прежняя длительная служба в армии. Все-таки в зоне не часто встретишь офицера-десантника, да ещё отслужившего в Афганистане. «Авторитеты» для проверки подослали к нему в первые дни одного шустрика, тоже там побывавшего. Так — мелкая сошка. Он и в Афганистане занимался снабжением. Потолковали, посыпали в разговоре экзотическими названиями Кандагар, Парван, Паншер. По знанию деталей стало ясно, что оба побывали в тех местах. Ну и разошлись. Больше контактов между ними не было. Но «авторитеты» оставили его в покое. Хорошо, что они считали Тягача просто уволенным в запас офицером, оставшимся без работы из-за передряг, затеянных новыми властями в Вооруженных Силах. Они и не подозревали о его почти годовой службе в СОБРе областного управления внутренних дел. Когда демобилизованного из армии Тягача зачислили на работу в отряд быстрого реагирования и он готовился выйти на первое свое дежурство, его вызвали в кабинет большого начальства. Невысокий плотный человек с квадратной головой и асимметрично растущими бровями представился Кругловым Анатолием Петровичем, начальником отдела уголовного розыска. Подполковник был краток: «Слушай, Сергей. Хочу тебе предложить одно задание. Надо войти в непосредственный контакт с бандитами под видом нужного им человека, чтобы разведать их планы, а главное — преступные связи. Ты на эту роль подходишь: бывший офицер, в нашем городе недавно, о твоем приеме к нам на работу знает лишь ограниченный круг лиц. Стало быть, дело за тобой. Так ты согласен?»

Дежурный капитан приоткрыл дверь в кабинет:

— Тут один тип заявился. Хочет потолковать с тем, кто знал Русова. Я сказал, что из оперов только ты, Удачин, с ним работал. Потолкуешь?

— Пусть заходит.

Взглянув на посетителя, Удачин безошибочно определил: «Наш клиент. Пальцы все в наколках. На вид лет пятьдесят. Из старых уголовников».

Нежданный гость неторопливо присел на стул и, достав пачку «Беломора», закурил. Изучающе посматривая на опера, хрипло спросил:

На страницах журнала «Юность» в последние годы печатались такие произведения Ильичева, как «Ставка на зеро», «Тайна "Семи грехов”», «Страсти сыщика Перова», «Похождения "Подмигивающего призрака”», «Агентурный роман», «Схватка бульдогов под ковром», «Кармическое погружение». Надеемся, что новая детективная история от Валерия Ильичева вас обрадует, уважаемые читатели.

«Я, старый московский дом, построенный в начале двадцатого века рядом с Арбатом. Щербины и трещины на ступенях лестницы напоминаю морщины на лице много повидавшего на этом свете ветерана. Я стал невольным свидетелем чужих человеческих судеб. Мои обитатели здесь рождались, вырастали, производили себе подобных и навсегда покидали это дорогое их памяти место. Я знаю их тайны, сокровенные желания, добрые и дурные поступки и завершение их земного существования. О многих из них уже никто и никогда не вспомнит, словно их и не было на этом свете. Но для меня они вечно живые. В нынешние времена на месте снесенных старых строений возводят новомодные приносящие прибыль хоромы. Возможно, когда-нибудь придёт и мой черёд. И потому, я спешу поведать яркие истории судеб моих жильцов, за которыми мне довелось с сочувствием наблюдать на протяжении целого века…»

«Елена Мазина уже стояла в дверях, когда мужчина, ставший её очередным любовником, лениво, словно нехотя, спросил: – Мне тебе позвонить? – Нет, лучше я сама дам знать, если захочу тебя вновь увидеть…»

Ильичёв В. А., в прошлом сотрудник уголовного розыска, кандидат юридических наук, профессор, пишет о проблемах деятельности правоохранительных органов по борьбе с криминалом. Читатели знают творчество автора по ранее опубликованным произведениям: «Элегантный убийца», «Гильотина для палача», «Тайна семи грехов», «Навстречу вечности», «Похождения „Подмигивающего призрака“», «Жизнь и криминал», «Искупление» и многим другим. В данной книге публикуются три новых повести автора. «Любовь под прикрытием» посвящена опасной работе секретного сотрудника, внедрённого в организованную преступную группировку, стремящуюся захватить власть в провинциальном городе. В процессе выполнения задания между ним и сестрой руководителя банды завязываются близкие любовные отношения. Это не мешает работнику, действующему под прикрытием, успешно выполнить задание. В повести «Эпитафия для живых» показана теневая сторона деятельности оперативных сотрудников, которые часто вынуждены ради изобличения преступников нарушать нормы морали. Подобная практика приводит не только к нарушениям законности, но и таит опасность для самих сыщиков. В повести «По замкнутому кругу» к журналисту, пишущему на криминальные темы, попадают материалы, компрометирующие важных чиновников. За ним начинается охота. Несмотря на опасность, журналист не сдаётся и стремится опубликовать разоблачительную статью.