Скачать все книги автора Валентин Исаакович Рич

Валентин Рич

Полмиллиона часов

1

...Они переглянулись - на этот раз за дверью послышалось какое-то неясное движение: то ли скрипнула половица, то ли кто-то спустил предохранитель.

И снова все затихло.

Но было ясно - там, за дверью, стоит человек.

Девушка кивнула юноше. Тот шагнул вперед, приблизился к двери вплотную и тихо, но отчетливо проговорил:

- Хромой здесь живет?

За дверью молчали.

События, о которых рассказывается в книге, — поиски вымпела, будто бы оставленного на Земле жителями другой планеты, — никогда не происходили на самом деле. Науке пока неизвестны факты, которые говорили бы о том, что на нашей планете побывали некогда пришельцы из космоса. Однако фантастичность сюжета не помешала авторам убедительно показать романтику научного поиска, дружбу и товарищество, свойственные молодым советским учёным.

(Роман довольно бодро написан, а сюжет похлестче, чем в пресловутом «Коде да Винчи» Дэна Брауна. — Антон Первушин, «Если» №1/2007)

Будучи смышленым парнем, Джек решил прожить как можно дольше. Поэтому прежде всего он занялся выяснением вопроса о том, что именно вредно отражается на здоровье. Постепенно Джек выяснил:

Еда портит желудок.

Питье портит сердце.

Любовь портит нервы.

Ходить вредно для ног.

Лежать вредно для боков.

И так далее. Все эти, а также многие другие сведения Джек нанес на магнитную ленту, засунул ленту в кибер и нажал кнопку. Кибер заурчал и принялся бодро прокручивать программу. Он должен был описать кассиопейца, который сможет избежать всего, что вредно для жизни. Ровно через восемь минут, в последний раз подмигнув Джеку красной лампочкой, кибер прекратил урчание и выложил на стол маленькую картонную карточку.

Не знаем, как в других мирах, но у нас на Кассиопее главной бедой цивилизации всегда были преждевременные открытия. Джек Соколиный глаз, впервые добывший огонь трением, спалил вигвам своего дяди с материнской стороны. Джон Купферникель, впервые обнаруживший цепную реакцию в уране, разрушил весь свой город. Но все это были невинные цветочки по сравнению с тем, что натворил профессор Смит.

Как это чаще всего бывает, сам по себе профессор Смит отличался редким благородством, добродушием и даже сентиментальностью. Знай он, к чему приведут его педагогические исследования, такие безвредные на первый взгляд, он сжег бы свои рукописи по крайней мере на двадцать лет раньше. Но увы, вначале он этого не знал, а когда узнал — было поздно…

…Профессор Скотт сменил уже восемь зубных протезов, когда его лаборатории поручили раскусить один из самых крепких орешков — проблему бррр.

Прежде всего профессор Скотт попытался использовать для решения этой исключительно сложной проблемы аппарат математической логики. Но логика дала осечку. Тогда профессор командировал своих сотрудников на Канопус и двинулся старым, как метагалактика, путем — а именно: путем применения теории вероятности к анализу статистических материалов.

Не знаем, как в других мирах, но на Кассиопее разумную жизнь удалось создать лишь с третьей попытки, так что все разговоры о всемогуществе Создателя — пустая болтовня. Тем более, что и третья попытка не дала ожидаемых результатов или, точнее, дала результаты совершенно неожиданные.

А первую попытку Создатель предпринял, как известно, еще на первом курсе. Сессия надвигалась, листы и знаки еще не были спихнуты, на лабораторку оставались считанные дни. Естественно, что в этих сложных условиях Создателю волей-неволей пришлось ухватиться за первую пришедшую ему на ум идею.

Как известно, добровольческая экспедиция студентов Читинского университета, побывавшая летом 1961 года в районе падения Тунгусского метеорита, обнаружила под корнями некогда обгоревшей лиственницы шесть листков синтетической пленки, покрытых загадочными знаками.

Расшифровка текста заняла почти два года. Перевод его на русский язык был связан с известными трудностями. Например, в языке оригинала оказались всего две буквы, поэтому все имена пришлось заменить земными (точнее, иноземными), иначе читателю было бы трудно отличить мужское имя, скажем, Щщччщщчч от женского имени Ччщщччщщ (или, возможно, Ооааооаа от Ааооааоо). В остальном, как нам кажется, при переводе удалось сохранить неподдельный аромат первоисточника.

Не приведи судьба пережить детей своих!

Старик пережил не только своих детей. Он пережил все свое племя. Он забыл уже, как выглядел каждый из них, и только изредка, пролетая над водой и рассматривая свое отражение, вспоминал, как выглядели некогда все они. Вспоминал их могучие тела, их крепкие руки, их прекрасные головы.

Когда это было? Сколько лун с той поры умерло и народилось вновь? Этого Старик давно уже не помнил. Как не помнил и того, сколько времени он живет.

— Не согласен! — тихо, но твердо сказал бледный от волнения Джон. — На периферию? Ни за что!

— Помилуйте! — возмутился председатель комиссии. — Какая же это периферия — всего двенадцать на десять в шестнадцатой степени парсеков от границ Метагалактики! Стыдно-с, молодой человек. Так-то решили вы отблагодарить общество за двести лет учебы в институте!

Джон, тупо уставившись на гравиомагнитный башмак председателя, уныло пробубнил:

— Сперва создайте условия…

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

Едва закончился очередной артналет и немецкие снаряды понеслись куда-то дальше нас, дежурный разведчик звенящим голосом крикнул:

— Тревога! С севера на батарею девять самолетов противника!

— По местам! — тоже звенящим голосом крикнул комбат. — Доложить о готовности!

— Первое орудие готово! — Гаркнул командир первого орудийного расчета.

— Второе готово!

— Третье готово!

— Прибор готов!

Последним, как всегда, доложил о готовности командир четвертого расчета Тимошкин. А я вообще не знал, что докладывать, у меня не было считывающего — его отправили в лазарет.

В новой книге писатель и журналист Валентин Рич предлагает вниманию читателей популярное изложение оригинальной гипотезы о происхождении слов русского языка и доказательства ее применимости для объяснения ряда фактов его истории.

Рассказы о химических элементах, об истории их открытия и свойствах, о создании периодической системы.

На страницах этой книги вы встретитесь с великими мыслителями древности, знаменитыми мудрецами средневековья, пытливыми естествоиспытателями XVII и XVIII веков, основоположниками современной науки. Демокрит и Аристотель, Роджер Бэкон и Джабир ибн-Хайян, Бойль и Ломоносов, Лавуазье и Дальтон, Менделеев и Рамзай, Мария Кюри и Резерфорду Бор и Ферми, Петржак, Флеров, Сегре и многие другие ученые на ваших глазах будут разгадывать труднейшие загадки природы. И вы сможете приобщиться к самому высокому виду приключений — к приключениям человеческой мысли, постигающей мир.

Для среднего и старшего возраста.

В книге рассказывается о замечательном успехе современной науки — о том, как человек, проникнув в тайны состава и строения самого твердого природного минерала — алмаза, сумел воспроизвести его. История этого научного подвига насчитывает около трехсот лет. Сейчас искусственные технические алмазы широко используются в промышленности, продолжаются попытки вырастить крупные ювелирные камни — бриллианты.