Скачать все книги автора В Нейвин

Владимир Игоревич Нейвин.

Итальянский Отшельник

Как я здесь очутился, почему именно здесь? Это фантастическая история. В принципе, могу и рассказать. Но, чур, потом не пенять, мол, эк же загнул. Всё, всё так и было. Ну, или почти так. В общем, моё дело поведать, ваше - поверить.

Или не поверить.

Работал я тогда на некоего Потапа. Фамилия его Потапов, отсюда и имечко. Имел этот "новый русский" весьма прибыльный бизнес. Но помимо торговли баловался всякой ерундой типа чёрной магии и экстрасенсорики. Баловался, надо сказать, очень основательно. Меня, например, довольно часто посылал в укромные торговые точки за покупками разнообразного непотребства - дурманящей травы и вонючей жижи, летучих мышей и дохлых змей, разноцветных порошков и причудливо изогнутых, волосатых кореньев.

Владимир Игоревич Нейвин.

Лесной Человек

- Болтают, будто хазары такое чудо в союзнички взяли, которое ни стрелой, ни мечом не проймешь. Огромное, говорят, чудо. Потопчет оно нас, что траву-сорняк потопчет.

- Тю, Прошка! Хорош страху нагонять и завираться.

- Да не завирается он, Авдей. Вон Хромой о том же говорит. Мол, ведут они эту тварюгу аж с самого Итиля. Или того далее. Ой, братки, братки, лихо нам завтра будет. Князю бы сказать, может, придумал бы чего такого.

Владимир Игоревич Нейвин.

Муравейник На Краю Галактики

Верховой огонь, подгоняемый ветром, захватывает все новые и новые деревья. С треском вспыхивают просушенные летним зноем кроны сосен, взметая в ночное небо языки хищного пламени. Пожар гонит, буквально обжигая пятки Романа. А пуще того спину и затылок.

Пожар гонит Романа, преследует его, предчувствуя, что добыча вот-вот ускользнет, вырвется из жарких объятий. Впереди сквозь частокол сосновых стволов в любой момент может показаться берег реки. А это - спасенье для одного и потеря для другого. Широкая полоса прибрежного песка и за ней спокойная прохладная вода. Сколько угодно воды. Могучая река, готовая принять беглеца, укрыть его от беспощадного преследователя.

Владимир Игоревич Нейвин.

Просто Почта

Дорогой мой и любимый Са!

Прочитала твое поздравление и прослезилась. Ты так мил. Откуда ты узнал о моем дне рождения? Ведь я специально не стала говорить тебе о нем. Хотя, зачем об очевидном спрашивать, ведь ты - это ты. Самый чуткий, самый лучший, самый находчивый, самый-самый. Именно за это я и люблю тебя. Или за что-то другое?..

Шучу, шучу.

Ах, Са! Я опять вечером сидела возле твоего стереофото, того, что ты выслал мне первым письмом, и мечтала... о нас с тобой. Но - чур, чур, чтобы не сглазить, не будем сейчас об этом.

Владимир Игоревич Нейвин.

Тоже Война

А слабо мне с благодарностью за идею рассказа Славе Гурьеву его же и посвятить?

- Слышь-ко, Турыло, а Ляпуг к тебе как относится? Ты с ним в мире? Остроморденький старикашка в полотняной рубахе до пят примостился в развилке старой, почерневшей понизу березе и сосредоточенно чесал свои путанные-перепутанные соломенного цвета волосы.

- А что мне Ляпуг. Я многих из северных лесов знаю. Я с самим Стогом дружен, - пожал плечами второй старик, обладатель черной гривы волос, изузоренной по вороту рубахи и красных порток. В левой руке он держал кривую суковатую палку - навроде посоха, а правой лениво обирал малиновый куст. - А к чему ты, Додя?

В.Нейвин

Все нормально, командир

Звезды брызнули в глаза и закружились, огромный шар Луны скользнул мимо... Но вот вращение звезд поутихло и прекратилось вовсе - это корабль, вырвавшийся из земной атмосферы, стабилизировал боковое вращение. В иллюминаторе установилась картина привычного космического пейзажа.

Над входом в командирскую рубку погасли все предупреждающие надписи. Теперь можно было расстегнуть привязные ремни, встать и прогуляться по обоим салонам корабля, закурить в туалетной комнате и даже, будь в том необходимость, потоптаться на потолке вверх ногами - искусственные гравиполя корабля позволяли это.