Скачать все книги автора Татьяна Туринская

Можно ли бороться с изменой при помощи обыкновенного сыра? И нужно ли с ней вообще бороться? Зачем прощать, если можно развестись? А если не разводиться, можно ли выиграть неравный бой с молодой соперницей, покусившейся на ваше сокровище? И нужно ли вам это сокровище, приносящее в дом копейки? И вы уже абсолютно уверены в том, что идеальные мужья существуют только в бездарных любовных романах, а в реальной жизни этот вид теплокровных то ли вымер пару тысяч лет назад, то ли даже никогда не существовал на самом деле.

Автор утверждает: идеальные мужчины существуют! А если и не идеальные, то по крайней мере максимально приближенные к идеалу. Но мужчины такими не рождаются. Сделать из них человека - наша с вами задача. Трудновыполнимая, но, если взяться за дело с умом, вполне реальная.

Празднество вошло в самую замечательную фазу, когда все гости уже находились немножко навеселе, но никто еще не был изрядно пьян: настроение — существенно выше нормы, весь вечер еще впереди, а значит, веселье, зажигательные танцы, задорные, а то и откровенно смелые тосты, стройные крики "Горько!" под звон бокалов.

Татьяна Владимировна, новоявленная теща, довольно грузная женщина с улыбчивым мягким лицом, тяжело поднялась и постучала ребром ножа по выпуклой стенке бокала, пытаясь навести за столом хоть какой-то порядок.

Лёшка? Почему ты здесь? Уходи.

Уходи, Лёшка. Ты не из этой жизни. Но не в этом дело. Ты никогда не был мне нужен — помнишь, я говорила тебе. Ты не верил. И сейчас наверняка не поверишь. Ну и пусть. Я знаю, что ты мне не нужен. Я не ангел. Но ты меня не заслуживаешь. Или я не заслуживаю тебя? Неважно. Ты лишний здесь. Уходи, Лёшка!

Ну когда же он уйдет?!

По утрам любимый муж ей мешал. Если он увидит, что она проснулась — заговорит. Нужно будет отвечать ему, улыбаться. Пусть ничего серьезного они обсуждать не станут, но даже милая чепуха сбивает с настроя. Потом очень тяжело снова войти в нужное состояние. Поэтому у нее давно вошло в привычку спать долго — чтобы просыпаться в тишине и одиночестве.

Пособие для начинающих, а еще лучше — потенциальных — жен по воспитанию мужей

Вот и не верь во всю эту чертовщину. Пятница, 13. Наверное, этот день стоило бы объявить выходным. Или Днем Национальной Скорби По Несбывшимся Мечтам.

С самого утра все пошло наперекосяк. То, что Катя опаздывала, не удивляло даже ее саму: как бы ни пыталась проснуться пораньше, или перевести часы минут на пять-десять вперед — никакие ухищрения не помогали, она вечно не успевала везде и всюду. В этот же день, казалось, даже силы небесные сговорились против нее: все буквально валилось из рук, ни умыться толком, ни позавтракать. Из крана текла желтоватая вода, чайник, ее безотказный в течение четырех лет трудяга-помощник, сгорел, не позволив взбодриться привычной чашечкой растворимого кофе. Так и выскочила из дому, на ходу запив дежурный бутерброд минералкой.

Лена невольно скривилась:

— Ой, Сереж, ну зачем? Я не хочу.

Корниенко ухмыльнулся, сверкнув торжествующим взглядом:

— Нет, Ленка, ты ничего не понимаешь. Я должен!

— Что за вздор? С какой стати ты ему что-то должен?!

Она нахмурилась и отвернулась, дабы не обидеть ненароком любимого. И как он сам не понимает, что в такой день им не нужен никто посторонний. А тем более Майоров. Лучшего друга собственного жениха она терпела с трудом. Надо же, как глупо звучит это слово. А ведь теперь она действительно могла его назвать так, потому что даже в официальном бланке из районного загса значилось: "Жених — Корниенко Сергей Иванович, невеста — Оболенская Елена Георгиевна".

К едва уловимому запаху бензина примешивался аромат посторонней женщины. Ира с подозрением взглянула на мужа и резким движением сорвала с плеча пиджак. Так и есть — повыше кармана рубашка была выпачкана. Четкий отпечаток сиреневой губной помады на голубой ткани.

Она не произнесла ни слова, но наградила супруга таким взглядом, что нормальный человек и без слов должен был все понять. Как ей обидно, как больно, как она презирает его за слабость и легкомысленность. Нормальный бы понял… Но не Виктор.

Повесть напечатана в литературном журнале Атланты "На любителя", № 28, 2007 г.

Нетрадиционная фантастика. Вернее, бытовая фантастика. А уж коль присутствует придуманный мир, то пусть будет нетрадиционное фэнтези с головокружительными приключениями героини.

— Ну и добрый вечер!

Маринино сердце заколотилось часто-часто, а потом вдруг замерло. Пальцы свело судорогой, и казалось, телефонная трубка теперь навсегда останется в ее руке. Язык не повиновался.

— Алло! Ну же добрый вечер! — возмутилась трубка.

Голос был требователен, нагл и даже чуточку возмущен. О да, он всегда так говорил, он всегда здоровался именно так, уверенный в том, что его звонку непременно обрадуются. Более того, в его голосе всегда сквозила легкая снисходительность, словно одним только фактом звонка он оказывал ей немыслимую услугу.

Слишком впечатлительным особам читать не рекомендуется. Автор убедительно просит не воспринимать сие произведение, как пособие для начинающих садомазохистов.

Непредсказуемы человеческие судьбы. Вот кто бы, например, шесть лет назад смог сказать, что Женька Денисенко станет любимой женщиной Дмитрия Городинского? А никто. Ни она сама, ни тем более Дима. И уж в любом случае никто из посторонних бы до этого не додумался. Хотя бы потому, что шесть лет назад о существовании Дмитрия Городинского знал, пожалуй, очень тесный круг людей: разве что родственники, одноклассники да соседи. Огромной же стране это имя было совершенно неизвестно. Ну Дмитрий, ну Городинский — и что из этого?

— Согласны ли вы, Тамара Семеновна, взять в мужья Андрианова Кирилла Александровича, делить с ним радости и печали, жить в здравии и болезни, в богатстве и бедности, хранить ему верность до последнего вздоха?

— Да! — с нескрываемой радостью ответила Тамара.

— Согласны ли вы, Кирилл Александрович, взять в жены Зельдову Тамару Семеновну, делить с нею радости и печали, жить в здравии и болезни, в богатстве и бедности, хранить ей верность до последнего вздоха? — с дежурной улыбкой на лице повторила заученный до смерти вопрос официальная представительница государства Российского, вся из себя подчеркнуто нарядная, с налакированной до блеска высокой прической.

Наташка стояла в дверях и дурноватым голосом, пытаясь спародировать несравненную Татьяну Доронину, с придыханием декламировала:

— Театр! Вы любите театр? Любите ли вы его так, как люблю его я?

Кристина резко схватила ее за руку и с силой дернула, затаскивая в квартиру. Захлопнула за гостьей дверь и недовольно спросила:

— Ты в своем уме?! Устроила спектакль для соседей! Мало мне проблем без тебя!

Наташка отмахнулась:

— Ой, да какие там проблемы?! Кто про них теперь помнит-то? Столько лет прошло.

Острый роман о любовном треугольнике, о дружбе, любви и предательстве. Ольга и Марина слишком разные, чтобы быть подругами, но, став волею судьбы студентками-однокурсницами, сближаются вопреки разнице характеров. Ольга, известная кокетка, в очередной раз влюбляется, на сей раз в физрука Гену. Дело движется к свадьбе. Но неожиданно между будущими супругами становится Марина. Банальный треугольник? Не всё так просто, как кажется. Характеры и события переплетаются так, что уже сложно понять, кто из героев предатель, кто подлец, а кто оказался жертвой обмана. Нет белого, нет черного. Мир многоцветен и многосложен. Нет простых ситуаций и нет простых решений. Каждый шаг навстречу счастью приносит боль тому, кто рядом.

Комплексы неполноценности произрастают из детства. Каждое неверное слово, каждый сомнительный поступок могут иметь непредсказуемые последствия: ложь, предательство, измена. Особо тяжелые родительские ошибки рождают еще более тяжкие ошибки их детей, вплоть до преступлений и инцеста. «Побочный эффект» – роман-шок. Здесь трудно найти положительных героев, ведь идеальных людей нет. Червоточинка точит каждого из нас. Правда жизни иной раз выглядит неприглядно. Снаружи все пристойно и даже благородно, а что прячется за закрытой дверью? Об этом лучше прочесть в книге, чем встретиться лицом к лицу в реальной жизни.