Скачать все книги автора Светлана Новокрещенова

От любви до ненависти один шаг. Это знают все. Я тоже об этом слышала, но не понимала. После несчастий, случившихся с моей лучшей подругой, поняла. А еще до меня дошло, что от ненависти до любви тоже один шаг. Обратная дорога тоже коротка, но посильна не каждому. А некоторые просто не знают о ней.

Все началось в тот день, когда Жерафля отправилась знакомиться с родителями своего любимого мальчика Димы. Стоп. Все по порядку. Как говорят ученые люди, уточним терминологию. Жерафля — это моя подруга Лилия Филяровская. Странное прозвище, да? На весенних каникулах нас водили смотреть кукольный спектакль, где одну из героинь, барышню-жеманницу, так и звали — Жерафля. Моя подруга тогда очень напоминала театральную куклу длинными, гнущимися где попало руками-ногами. И все в ней ходило ходуном. Разговаривала она препротивным дискантом, растягивая последнее слово в предложении. Никто не дружил с капризной, вредной кривлякой. И у меня желания не было. Привязанность к Жерафле возникла из жалости.

— Привет, Лизавета! Кофе будешь? — не отрываясь от монитора, спросил Иван.

Я вошла в офис тихо, как привидение, и Силин сидел спиной к двери, но все равно услышал и узнал.

— Бродскому после инфаркта запретили утренний кофе. Тогда он спросил: «А стоит ли просыпаться?» — сумничала я.

— Прав был покойник, — кивнул Иван и протянул через плечо яркий пакетик «3 в 1»: кофе, сахар, сливки.

Чтобы встать, плеснуть кипятку, высыпать смесь и протянуть чашечку ароматизированной полухимической смеси, у него и в мыслях не было. Но я не в обиде. Во-первых, мой первый и последний муж приучил меня к мысли, что женщина должна уметь сама: а) потереть себе спинку, а также похлопать по ней, если кусок поперек горла встал; б) удалить себе аппендицит или зуб мудрости; в) достать в июле билеты на поезд «Воркута — Адлер» (желательно купе, нижние полки); г) на зарплату, равняющуюся 1 МРОТ (минимальный размер оплаты труда), кормить семейство и выглядеть как Мисс Мира (не Миссис, а Мисс) и так далее до скончания алфавита. Короче, выполнять любую неудобную работу и рассчитывать при этом только на себя. Во-вторых, Иван был занят таким делом, от которого его мог отвлечь разве что атомный гриб за окном. И то махнул бы рукой, сказал: «Поздняк метаться!» и продолжал бы пялиться на экран. По монитору бегали всякие кубики, за которыми открывались соблазнительные места секс-дивы. Тут уж не до меня. Но про кофе он все-таки вспомнил. За что ему спасибо до земли.

Чтобы попасть на пляж, надо было пересечь «Бродвей». «Бродвей» — это набережная и самая оживленная и освещенная часть поселка Дивноморск. Пляж относился к территории студенческого лагеря. Вокруг лежали, сидели, загорали, смеялись, пили и закусывали люди одного возраста — моложе Наташи. Студенты. Девочки походили на инопланетянок: высокие, коротко стриженные, в солнечных очках с разноцветными стеклами — синими, желтыми, красными. Праздная круговерть зонтиков, панам, купальников, мячей.