Скачать все книги автора Сергей Владимирович Стрельченко

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛГлавный редактор Ю. Петухов

Содержание:

В. Бахревский

**«БОРИС ГОДУНОВ»

**«САМОЗВАНЕЦ»

**«ПОХОРОНЕННЫЙ СРЕДИ ЦАРЕЙ»

А. Чернобровкин «БЫЛИ ДРЕВНИХ РУСИЧЕЙ»

С.Стрельченко «УЛЕЙ»

Ю.Петухов «ВТОРЖЕНИЕ ИЗ АДА. СВЕРЖЕНИЕ ИЗВЕРГОВ»

В.Потапов «СНЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ»

В.Волконский. РАССКАЗЫ

Интервью со зверочеловеком

Художник Алексей Филиппов

Альмейда шел по ночной улице и был настроен круто сменить судьбу.

«Сейчас или никогда», — думал идальго, сжимая дьявольский амулет, подарок Родригеса. Последние 25 золотых он бесшабашно истратил вчера, и шелковый кошелек с монограммой был пуст, а на толедском клинке появилось много новых зазубрин.

Холодный ветер с ударившим градом заставил прибавить шаг. Заныла рана от индейской стрелы, и захотелось глотнуть горячего красного вина с медом.

Андрей Ружинский скупал и продавал все: китайскую тушенку с иероглифами Великой Стены и мокрый, залежавшийся на складах уголь, подержанные катера и очень интимные товары для одиноких женщин.

Он покупал и людей, которых легче купить, чем запугать, и делал это всегда с большой выгодой. В свои неполные тридцать два он имел сотни миллионов в открытых для глаз налоговой полиции счетах, а сколько еще — знал только он сам. При этом Андрей был совсем не похож на старый карикатурно-расхожий образ пузатого буржуа с сигарой в толстых губах.

— Выпишите чек и немедленно вылетайте лично!

«Полтора миллиона за одного недомороженного паука!.. Придется лететь», — вздохнул Антонио. Он был статс-секретарем крестного деда мафии Томмазо Резелли и давно привык к старческим чудачествам своего шефа. Он даже умел делать вид, что разделяет его страсть.

— Отличный экземпляр! Чертовски красив и активен. Не верится, что он лежал тысячи лет где-то во льдах Антарктиды, — сказал Антонио и тут же добавил про себя: «Они уже высосали твой капитал и скоро доберутся до тебя самого, старый дурак».

Альмейда шел по ночной улице и был настроен изменить судьбу.

«Сейчас или никогда», — думал идальго, сжимая дьявольский амулет, подарок Родригеса. Последние 25 золотых он бесшабашно истратил вчера, и шелковый кошелек с монограммой был пуст, а на толедском клинке появилось много новых зазубрин.

Холодный ветер с градом заставил прибавить шагу. Заныла рана от индейской стрелы и захотелось глотнуть горячего красного вина с медом.

Альмейда нашел в темноте нужный дом и постучал кулаком в дверь так, как велел Родригес: шесть, шесть и еще шесть раз с двумя долгими паузами.

— Ты никогда не думал, что для того, чтобы двигаться, надо оставаться на месте?

Андрей знал, что голова Альберта всегда полна неординарных идей, но эта казалась нонсенсом.

— Да, именно так, — продолжал Альберт, самодовольно раскуривая дешевую папиросу. Он сделал эффектную паузу. — Ведь движется сама окружающая нас вселенная. Представь себе обыкновенную, зависшую над движущейся лентой, муху. Она будет висеть в одной точке относительно потолка, но двигаться относительно предметов на ленте. Мой аппарат создает поле, которое изолирует предмет от окружающей системы. По мере его усиления растет торможение или, если угодно, скорость попавших в него объектов. С практической точки зрения это одно и то же. Ты будешь первым, кто увидит стоп-носитель в действии. Я сдвинусь по крайней мере на несколько сантиметров.

Внешний вид оборудования, занимавшего весь обширный подземный этаж Зеленой Виллы, не мог ничего сказать непосвященному о цели и характере шедших здесь работ. Стоящие на круглых пробковых прокладках цилиндрические стеклянные банки, прозрачные амфоровидные сосуды, переплетение множества проводов разной толщины и цвета. Все это с трех сторон окружало небольшую ровную площадку с полутораметровым кругом в центре.

Сев в кресло, стоящее напротив смотровой площадки, Гоуэл отключил освещение и повернул рубильник подачи энергии. Через несколько секунд в недрах прозрачной амфоры возникла светящаяся красная точка. Переместившись в самый центр круга, она разрослась до размеров метрового шара. Висевший в темной пустоте шар начал менять цвет, превратившись из красного в ослепительно сияющий бело-голубой. Достигнув высшей точки накала, бело-голубой шар постепенно терял яркость, становясь все более прозрачным. По его поверхности прошла рябь, и он лопнул, заполнив туманом всю площадку. В фосфоресцирующем тумане проглядывались контуры каких-то предметов, движение человекоподобных фигур с размытыми очертаниями.