Скачать все книги автора Сергей Владимирович Калабухин

Серж Калабухин

Встреча в горах. Воха Васильев, Алексей Свиридов

Hачинается и продолжается неизвестно сколько времени адова работа пробираться между камней, таиться в щелях, перемахивать трещины, и все не просто так, а прячась от этих порождений, часто угадывая их присутствие только по атмосфере и внешнему фону, который нет-нет да и пробьет Владову шкурку. В долине стоит уже полнейшая темень - что вперед, что вверх, чувство времени у Влада полностью потеряно. Чудовища орут уже почти непрерывно, кажется, лопнут перепонки, но нет худа без добра - пару раз Влад только так и спасается - услышав впереди взвой и спешно изменив маршрут. Многие из зверюг светятся, сами, или глазами там, пастью разинутой. Hаверное, Владу все же повезло - если б он оказался в середине этого бредового зверинца, рано или поздно напоролся бы на кого-нибудь тихого и незаметного, а так все же до склона горы добрался, хотя кое-какие моменты были весьма опасные - к примеру, когда пришлось ждать, когда дорогу переползет неимоверно длинная двухголовая змея, слабо светящаяся и пахнущая нашатырем.Hо теперь,чем дальше Влад ползёт наверх,тем легче на душе: во-первых, рад, что ушел живым и невредимым, а во-вторых, фон все-таки снизу идет слабей, чем когда он там бродил. Синяки не в счет, это дешевка. Где-то в середине склона у него наконец хватает духу глянуть вниз. Все межгорье усеяно светящимися и мерцающими силуэтами, они извиваются, переползают с места на место, но вверх не лезут, что весьма радует. Влад устал, блокировка тоже силы выкачивает, но тормозиться здесь никакой охоты нет, он лезет вверх и вверх. Еще через час сквозь темноту начинает проглядывать сначала робко, а потом все ясней и ясней круг полной луны, а потом и звездочки появляются, и наконец темно-синее небо со светлой полосой на востоке.Влад почти на гребне горы, до рассвета не больше часа, уже не карабкаться можно, он просто ногами идёт, топча редкую жесткую траву. Достигнув высшей точки на тропе, Влад обернулся. По ту сторону гор воздух был кристально прозрачен и бескрайние травянистые равнины просматривались на многие мили. Вдалеке виднелся мутный шлейф поднятой пыли: к перевалу кто-то приближался со стороны степей. Hо пыль клубилась еще очень далеко, даже если это пыль из-под ног дромаров, всадники прибудут к перевалу не скоро. Вокруг, насколько хватает глаз, резкие очертания кромок хребтов, затянутые туманом долины, и лишь та, из которой Влад выбрался, как черной ватой заполнена, и оттуда ощутимо тянет страхом и опасностью.Влад подходит к краю обрыва - снизу доносится хоть и ослабленная расстоянием, но все же омерзительная какофония зверинца. Хлебнув из фляги, Влад присел на плоский обломок камня. Есть время отдохнуть и осмотреться. И подумать.

Сергей Калабухин

АВТОГРАФ ГАГАРИНА

День был испорчен. И надо же было нам поссориться из-за какой-то ерунды, пустяка. А ведь в кои-то веки выдалась у обоих свободная суббота. То у нас на заводе отработка, то у Наташки в институте что-нибудь важное.

Детский визг вывел меня из мрачной задумчивости. Впереди, на обочине тротуара, у забора школьного стадиона трое пацанов в синих школьных костюмчиках навалилось на малыша лет шести. Свернувшись в клубок, малыш непрерывно голосил. Первоклашки, сосредоточенно сопя, молча тузили свою жертву, стараясь развернуть визжащий клубок.

С.Калабухин

Давным - давно, очеpедная хозяйка выставила меня за двеpь, и мне пpишлось почти месяц мотаться из Коломны в Москву и обpатно, пока не нашлось новоё жильё. 2,5 часа на пеpвой электpичке по доpоге в Москву я спал, чтобы не делать этого на лекциях. А вот обpатные 2,5 часа были у меня совеpшенно свободны. Чтение под стук колёс у меня шло плохо. Пейзаж за окном был давно изучен. И я стал сочинять pассказ. Конечно фантастический. :)

Сергей Калабухин

"Холодной буквой трудно объяснить..."

...Арбузно пахло свежескошенной травой, а мы сидели в стогу и пили шампанское... Я лежу в тёмной грязной халупе, но аромат разрезанного арбуза на столе возвращает меня в прошлое.

Ах, Михайло Юрьич, я внимательно прочёл Ваши повести обо мне. Вы сделали из меня героя, этакий пример для подражания. И, возможно, сочтёте моё послание к Вам проявлением чёрной неблагодарности. Однако по воле Божьей я стою на пороге смерти. Дни мои сочтены, и поэтому я хочу исповедаться, но не равнодушному и чуждому мне священнику, коий тоже позже получит свою часть моих излияний, а Вам - человеку, изучившему мои дневники, знающему меня лучше кого-либо, попытавшемуся "отмыть чёрного кобеля добела" в глазах света.

Сергей Калабухин

Инициация

Опускалась кровавая заря. Десятки выпускников младшего реала выстроились на стадионе перед Высоким Ареопагом. Малыш Калабух и Малыш Задохлик, как всегда, стояли рядом. Приближалась их очередь. Мерзко каркали вороны на трибунах.

- Малыш Задохлик! - Hаконец, провозгласил Председатель Высокого Ареопага.

- По результатам экзаменов ты переводишься в военный колледж с присвоением юношеского имени "Александр Суворов фром 5016". Высокий Ареопаг поздравляет тебя и желает дальнейших успехов. Подойди к Секретарю Ареопага и получи аттестат.

Сергей Калабухин

И Н Т Е Р В Ь Ю

- Извините, Вас беспокоит программа "Мир и молодежь". Молодой бородатый парень в черной аляске и зеленых вельветовых джинсах сунул микрофон ко рту остановленной посреди улицы женщины.

- Как Вы относитесь к возможности контакта с инопланетной цивилизацией?

- Простите, я в этом не разбираюсь, - переложив тяжелую хозяйственную сумку из одной руки в другую, смущенно улыбнулась женщина. - Газету почитать нет времени, не то что...

Сергей Калабухин

ИСТОРИЯ БОЛЕЗHИ

Hаконец тесная кабина лифта с разрисованными черной краской стенками и оплавленными сморщенными кнопками рывками доползла до девятого этажа,и Чернов вслед за участковым шагнул прямо в гудящую полуодетую группу жильцов.

- Вот и милиция! Hаконец-то! - Вывернулась ему навстречу гибкая женская фигурка. - Заберите его,совсем взбесился!

- Что случилось? - Спросил Чернов,пробираясь сквозь живой заслон.

Сергей Калабухин

Я H У С

1. Т Р А Г Е Д И Я В С А Х А Р Е .

Hет, сегодня пиво мне определенно не нравилось. Мой столик стоит в углу, куда мало попадает света. Я нарочно сел здесь. После той истории в Сахаре прошло три года. Я отрастил усы и бородку, но все равно каждый раз проходя по улицам опасаюсь пули из проезжающих мимо машин. Hет, я не раскаиваюсь в том, что сделал. Скорее бы пришел Том. Без его поддержки и совета я сгину.

Сергей Калабухин

КОЩЕЙ БЕССМЕРТHЫЙ

...Враги напали внезапно.Запылали дома, в удушливом, плотном дыму, закрывшем встающее над лесом солнце, с криком метались женщины, дети. Мохнатые кочевники на косматых низких конях с визгом наскакивали на беззащитных русичей, душили жесткими арканами, рубили короткими кривыми саблями. Василиса, прижав к груди пятилетнюю Марьюшку, бросилась к близкому лесу. Из облака дыма выскочил всадник. Тонко запела стрела и, чмокнув, вошла бегущей под правую коленку. Охнув, Василиса упала, Марьюшка без звука откатилась в кусты и замерла. Со звериным стоном выдернув из забившей фонтаном крови раны стрелу, Василиса поползла навстречу врагу. - Бери меня, гад, только дочку не тронь! Ощерив в ухмылке редкие кривые зубы, всадник развернул коня и, не глядя выпустив вторую, смертоносную, стрелу, скрылся в дыму...

Сергей Калабухин

Л А Б И Р И H Т Ч У В С Т В

У "Лабиринта ужасов",как всегда,толпятся зеваки.Алекса влечет сюда какая-то неумолимая сила. Три дня назад он вышел оттуда живым. Проклятый лабиринт! Он отнял у Алекса единственное сокровище - Кристу. Когда под колесами пьяного водителя погиб трехлетний сын,а жена ушла к другому,все краски мира померкли в глазах Алекса.И вдруг - Криста.Она буквально вдохнула в него жизнь.Они часто бродили по брусчатке узких портовых улочек. Солнце светило ярче, небо сияло удивительно нежной голубизной, море, цветы, деревья, птицы ласково шептали им о любви. И вдруг все рухнуло. Кристы нет. "Что же я не понял?" - Думал Алекс. В голове у него, как пойманная птица, билась какая-то мысль, догадка, смутное воспоминание. Алекс вышел на площадь перед "Лабиринтом ужасов". Три дня назад они с Кристой, счастливые, оглушенные нескончаемым карнавалом, шумяшим в городке круглый год, встретились здесь с Элом. Кругом бесновались всевозможные маски-персонажи "Лабиринта ужасов". Алекс, Криста и Эл с боем взяли освобождающийся столик в бистро и попытались утолить жажду шампанским. -Смотрите! - Закричала Криста. - Чудик идет. Чудик шел против "течения". Беснующаяся карнавальная масса разбивалась о него, как волны о риф. Любой другой был бы давно "смыт" и захвачен могучим потоком карнавального шествия. -Hаверно, опять идет в Лабиринт, - засмеялся Эл. - Все они туда возвращаются! "Чудиками" называли тех, кто побывал в "Лабиринте ужасов". Именно ПОБЫВАЛ. Потому что не все, кто входил в него, возвращались обратно. Сначала их встречали как героев. Теперь ненасытная, жадная до развлечений толпа с извращенным любопытством следила за безумцами, входящими в Лабиринт, заключала пари, исчезнет ли смельчак навсегда, или на улицах городка появится еще один "чудик". Самое удивительное, что все чудики через некоторое время опять шли в Лабиринт и на этот раз либо исчезали навсегда, либо неведомая сила вышвыривала наружу их скрюченные трупы, с искаженным гримасой ужаса лицом. Криста с Элом начали спорить о том, почему и чем все чудики похожи друг на друга. Что тянет их в "Лабиринт ужасов"? До сих пор любопытная толпа не знает, что там находится. Hи один чудик Уже больше никогда в жизни не разговаривал с простыми смертными. А жизнь их коротка. Они, словно камикадзе, снова рвутся в Лабиринт, а тот, словно легендарный Левиафан, глотает их, лишь иногда выплевывая изломанные страхом и страданием трупы. -Чем попусту спорить, пойдем и сами посмотприм, что за Минотавр прячется в этом лабиринте! - Предложил Эл. И они, опьяненные любовью, шампанским и карнавалом, со смехом бросились к "Лабиринту ужасов". Эл в последний момент струсил, и в холодную каменную пасть под улюлюканье толпы шагнули Алекс и Криста. В узком коридоре царил полумрак. В колеблющемся свете воткнутых между камней стены факелов Алекс с Кристой, обнявшись, медленно шли по удивительно гладкому полу, стараясь не касаться сырых стен. Каждый раз, вступая в круг света,они четко видели шершавые, покрытые потеками влаги стены, отполированный пол,но не знали, что их ждет на границе света и тьмы: пропасть, тупик или развилка. -Подожди, - остановилась Криста у очередного факела. Опершись на руку Алекса, она сняла туфельку и вытряхнула попавший в нее камешек. И в это время из темноты в круг света неожиданно вдвинулось заросшее черной шерстью обезьянье лицо с горящими злобой красными глазками. Криста завизжала, бросила в чудовище туфельку и бросилась назад. Алекс попятился, закрывая собой проход. Чудовище оскалило в злобной ухмылке ослепительно белые клыки. Мохнатая лапа легко смахнула факел, и в наступившей тьме пол под Алексом провалился, и он полетел в бездну...

С.Калабухин

ОТЕЦ

"Чертовски трещит голова. Если так будет продолжаться и дальше,то меня увезут с этого проклятого острова законченным алкоголиком. Проклятая жара! Проклятые дельфины и, вообще, проклятая жизнь! Вчера с подводной лодкой пришло письмо от Дитриха. Он уже оберст. Получил из рук самого фюрера "железный крест". Самодовольный болван! Hа его месте и я бы... А вот посидел бы мой братец два года в этой экваториальной теплице! Кругом, кроме маньяка профессора с идиотом ассистентом и дельфинов ни одной живой души! Профессора не оторвешь от его прибора, его ассистент, я уверен, скрытый коммунист. Скука, хоть волком вой! Хорошо хоть профессор по моей прсьбе включил в список необходимых для опытов препаратов спирт. Господи, до чего я дошел! Как последний подонок пью целыми днями в одиночестве! Лодка из центра приходит раз в месяц, доставляет продукты, почту, необходимое оборудование, будь оно проклято! Два года на этом атолле... Боже, какой я был идиот! Еще бы, сам Канарис вызвал, поручил особо секретное задание, а я и уши развесил. Вначале все шло прекрасно. Подводная лодка доставила нас на этот огрызок суши посреди бело-голубого океана. Белый песок, пальмы,кокосы,крабы! Казалось, сбылась мечта маленького Вилли, сына известного ваймарского булочника. Мы с ассистентом весело плескались в парной лагуне, ловили дельфинов. Профессор, тряся жирным подбородком, захлебываясь говорил об этих "великолепных животных",чтоб они подавились той водой, в которой плавают. Восхищался их сообразительностью. У них, видите ли, мозг больше, чем у человека и какие-то там кора и мозжечек, как у людей. Даже есть своя речь. Вот прфессор и бьется над прибором-переводчиком их речи. Раньше я считал Канариса гением. Еще бы, заставить служить фюреру дельфинов! Дельфин-разведчик, дельфин-диверсант! Зачем рисковать цветом нации. Дельфин, не вызывая подозрений, заплывает в любые южные порты, подплывает к любой базе, потом возвращается к нам и докладывает обо всем, что там видел. Или навешиваешь на дельфина мину. Он плывет, куда приказано, и неожиданно тонут корабли. Взрываются доки. К черту дельфинов-шпионов, к черту Канариса! Война уже близится к концу, а я...

Сергей Калабухин

РЕКВИЕМ

Рыжий Кузя с девятого этажа обожал нашу Асю. Он постоянно ждал её на лестничной площадке у двери, провожал на улицу и обратно. Ася благосклонно принимала его любовь, но сама была согласна только на дружбу. Когда в ней просыпался "зов природы", она исчезала на несколько суток. Где и с кем Ася "гуляла", мы не знаем по сей день. Возвращалась она страшно голодная, грязная и вонючая, но довольная и умиротворённая и даже не особо сопротивлялась немедленному купанию, хотя в "обычных условиях" ненавидела данную процедуру. Кузя ей всё прощал. Он был счастлив, что Ася вновь рядом, и он может по-прежнему встречать её у дверей нашей квартиры по утрам и сопровождать во время прогулок по двору.

С.В.Калабухин

Трагедия в Сахаре

Нет, сегодня пиво мне определенно не нравилось. Мой столик стоит в углу, куда мало попадает света. Я нарочно сел здесь. После той истории в Сахаре прошло три года. Я отрастил усы и бородку, но все равно каждый раз проходя по улицам опасаюсь пули из проезжающих мимо машин. Нет, я не раскаиваюсь в том, что сделал. Скорее бы пришел Том. Без его поддержки и совета я сгину.

...Я сидел в баре, как две капли воды похожем на этот, когда вбежал Росс. - Что случилось, Гарри? По твоему лицу можно подумать, что ты получил в наследство миллион. Не отвечая, Росс залпом выпил мое пиво, плюхнулся на табурет и заказал виски. Несколько минут он буравил меня своими маленькими глазками, утопающими в жиру щек. - У меня к тебе дело, Джек,- наконец прохрипел он.- Поехали ко мне. - Что я у тебя не видел, - мрачно сказал я, вертя в руках пустой бокал. После того, как Гарри связался с мафиеей, наши пути резко разошлись. Кроме того, неделю назад меня вышибли из газеты. ...Когда мы пришли в домишко Росса, Гарри запер дверь и тщательно завесил окна. - Неугодил чем - нибудь хозяину?- Насмешливо спросил я. - Нет, просто нам не нужны лишние уши. Плеснув в бокалы виски, он шепотом спросил: - Скажи, Джек, тебе не хочется слетать в Африку? Виски застряло у меня в горле. - Куда? Ты что, много выпил сегодня? - Я не шучу, Джек. Хочешь стать миллионером? Я внимательно осмотрел его полную низенькую фигуру, напряженно застывшую предо мной. Розовая лысина, покрытая капельками пота, блестела в свете лампочки. Острые глазки внимательно и трезво смотрели на меня. Нет, на сумасшедшего он не похож. - На какие средства? - Не беспокойся, Джек, денег хватит. Нашу поездку финансирует сам босс. С нами полетит Билл Джексон, личный телохранитель босса. - Нет. Я не хочу иметь дела с мафиеей,- резко ответил я. - Спокойно, Джек! Все будет в рамках закона. Я настоял на твоем участии в экспедиции, потому что Билл может вернуться из Африки и без меня. А тебя я знаю с детства, ты ведь не пришьешь меня ради денег. Соглашайся, Джек! Твоя совесть будет чиста, это я тебе обещаю. Ты сейчас безработный, а из Африки вернешься миллионером. - Откуда мы возьмем эти миллионы? - Месяц назад я получил письмо. В нем сообщалось, что умер мой дядя и оставил мне в наследство старый дом на берегу Огайо. Я, конечно, сразу поехал туда. Это оказался большой старинный дом. В нем жил еще мой прадед. И вот, осматривая подвал, я нечаянно оперся о еле заметный выступ в стене, и вдруг предо мной открылся тайник. Об этом тайнике не знал никто, кроме моего прадеда, построившего этот дом. Я увидел старинный свиток. Это было завещание. Вот его копия. Заинтригованный рассказом, я взял из рук Гарри "Завещание" .

…Враги напали внезапно. Запылали дома, в удушливом, плотном дыму, закрывшем встающее над лесом солнце, с криком метались женщины, дети. Мохнатые кочевники на косматых низких конях с визгом наскакивали на беззащитных русичей, душили жёсткими арканами, рубили короткими кривыми саблями.

Василиса, прижав к груди пятилетнюю Марьюшку, бросилась к близкому лесу. Из облака дыма выскочил всадник. Тонко запела стрела и, чмокнув, вошла бегущей под правую коленку. Охнув, Василиса упала, Марьюшка без звука откатилась в кусты и замерла. Со звериным стоном выдернув из забившей фонтаном крови раны стрелу, Василиса поползла навстречу врагу.

…В руке Горгоны вспыхнул огненный цветок, и Сергея Быстрова окутало радужное облако защитного поля.

— Бластер! — изумился Быстров.

Уходя от губительного луча, он нырнул в белесый туман облака. По ушам бил тревожный сигнал стремительно разряжающегося аккумулятора. Ещё немного, и откажет не только защита, но и антиграв, и тогда Быстров просто камнем рухнет в море. Рядом с шипением возникали струи раскалённого пара — Горгона наугад резала укрывшее Сергея облако лучами бластера. Ещё одно попадание, и Быстрову конец. Рванув застёжку кобуры, Сергей тоже выхватил бластер и взмыл к солнцу. Спасительное облако осталось внизу. Солнце слепило Горгону, и потому та не сразу заметила Быстрова. Сергею пришлось впервые стрелять из боевого оружия в живого человека: обычно он обходился парализатором. Но для точного выстрела из пистолета расстояние слишком велико. На сомнения и колебания времени не было. Луч бластера ударил в парящую над волнами Горгону, и ту тоже мгновенно укрыло радужное облако защитного поля.

Поэму Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» я читал в детстве в замечательном переводе Шалвы Нуцубидзе. Помню меня захватили необыкновенные приключения грузинских героев. И вот я решил перечитать эту книгу сейчас. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что в величайшем памятнике грузинской литературы нет ни одного слова о самих грузинах, и даже Грузия ни разу не упоминается! Ежели, конечно, не считать авторских отступлений о самом Руставели и его чувствах, не имеющих к сюжету никакого отношения. В 16‑й строфе поэмы Pуставели заявляет, что он нашёл персидский рассказ и переложил его стихами. Но не только поэтому у меня сложилось смутное впечатление, что автором поэмы является не православный грузин, а араб–мусульманин. Я не буду сейчас подробно исследовать, откуда у меня возникло подобное мнение. Чтобы рассеять его, я прочёл несколько разных биографий Шота Руставели и убедился, что не только эти биографии, но и само имя автора великой поэмы «Витязь в тигровой шкуре» фактически созданы искусственно грузинскими литературоведами! Неизвестны точные даты рождения и смерти Руставели, нет достоверных исторических данных о его жизни, не сохранились другие произведения, им написанные. Даже его настоящее имя вызывает споры. Руставели — не фамилия, это слово указывает, что человек, называющий себя так, был как–то связан с географическим пунктом, называвшимся Рустави: он мог быть родом оттуда, мог быть феодалом, владевшим городом и крепостью под таким названием, либо даже духовным лицом — епископом Руставским. Географических пунктов с названием Рустави в ту эпоху существовало несколько. Следовательно, и людей с именем Руставели могло быть несколько. Биографы связывают Шота Руставели с Рустави в Южной Грузии. Видимо потому, что сам автор в заключении к поэме о «Витязе» пишет, что он по рождению месх. Там же, Руставели признаётся, что написал «Витязя в тигровой шкуре» для развлечения царя Давида и царицы Тамар. Именно из этих слов поэта исследователи и выводят срок написания поэмы, а, следовательно, и приблизительные годы жизни её автора: конец 12 — начало 13 веков. Откуда появилось имя Шота, я так и не понял. В тексте поэмы автор называет себя просто Руставели или Руствели.