Скачать все книги автора Сергей Валерьевич Уткин

За окном кафе тихо хлюпал дождем сентябрьский вечер. Я медленно водил ложечкой в металлической чашке с полурастаявшим мороженым и задумчиво глядел, как загораются огни в окнах дома напротив. Наверное, зря я отказался пойти с Андрюшкой к нему домой – сидели бы сейчас за столом, праздновали наш день рождения…

За спиной скрипнула дверь, тут же из-за стойки подала голос кассирша:

– Мужчина, мы скоро закрываемся!

– А вы разве не до восьми работаете?

Давно подмечено – чем меньше чин, тем больше значимости он старается придать своей персоне. Вот и сейчас надутый от важности салага-курсант придирчиво изучал мои документы. Не удовлетворившись стандартной процедурой скан-теста, доблестный страж КПП битый час сравнивал вшитую в чип удостоверения картинку с оригиналом. Смысла в этом не было никакого, ну да чем бы дитя не тешилось… По опыту знаю, что возмущаться и требовать побыстрее закончить процедуру верный способ застрять на неопределенный срок. А можно и вообще не пройти, учитывая специфику объекта…

Каждый понедельник в конторе начинается одинаково – в девять утра общее собрание отдела продаж. Разбор проектов, хвала наиболее везучих, публичная порка неудачников… Порка в переносном смысле, конечно. Хотя стоять перед всем отделом и слушать упреки в свой адрес тоже удовольствием назвать сложно. Сегодня аккурат понедельник, уже отхвалили везунчиков и шеф делает многозначительную паузу. Возможно, что от этой паузы он ловит кайф, как садист, мучающий жертву – дескать, вы ждете публичного позора, а я вам это ожидание растяну, помучайтесь, нерадивые…

Громадный, каких раньше здесь и не видывали, автобус неторопливо проехал вдоль главной улицы посёлка и, фыркнув, остановился возле здания поселковой администрации. Поурчал ещё немного мотором и затих. Окна автобуса были закрашены чёрным, а по бокам яркими, праздничными красками было выведено «КИНОТЕАТР».

Из ближайших домов стали подходить люди, собралась небольшая толпа, разглядывающая диковинную машину. Дверь возле кабины автобуса открылась.

Дживс это мой камердинер. Прекрасный малый, но педант, как сказал один африканский парень про другого парня. Вообще-то Дживса на самом деле зовут Евгений, но мне больше нравится звать его Дживсом, потому что сам слегка фанатею от Берти Вустера – ну, знаете, это тот классный малый, про которого один старикан в Англии кучу книжек написал. Правда, было это чертовски давно, почти сто лет тому назад.

Итак, о чем это я? Ах да, Дживс. Я как раз подыскивал себе нового камердинера, когда на пороге моего дома появился этот малый. Типичный такой служащий – костюм, галстук, сумка с ноутбуком в руке. Предыдущий все норовил в джинсах и футболке придти, а я этого страсть как не люблю. Ну а когда Женя убрал свинарник, оставшийся после недавней вечеринки, то я решил – подходит. Тем более, что я был слегка не в форме и помощь Дживса оказалась весьма кстати.

- Михалыч! Михалыч, открывай! Уснул ты там, что ли?! - невысокий мальчишка лет двенадцати сердито сплюнул на землю и в очередной раз пнул обшарпанную железную дверь с надписью "Котельная". Грохот удара разнесся по загаженному двору-колодцу старого дома, но никого этот шум не потревожил: уже несколько лет дом был расселен для капитального ремонта. Уцелевшие стекла окон дома уныло отражали серый сентябрьский вечер и мальчишку, разъяренно барабанящего в дверь. На фоне облезлых стен был особенно заметен аккуратный серый костюмчик мальчишки, модный свитер под пиджаком и новенькие красные резиновые сапожки. Впрочем, правый сапожок уже утратил первоначальный блеск от многократных столкновений с ржавым железом двери.

Пес был стар. Даже по человеческим меркам количество прожитых псом лет выглядело весьма солидно, для собаки же подобная цифра казалась просто немыслимой. Когда к хозяевам приходили гости, пес слышал один и тот же вопрос:

– Как ваш старик, жив еще? – И очень удивлялись, видя громадную голову пса в дверном проеме.

Пес на людей не обижался – он сам прекрасно понимал, что собаки не должны жить так долго. За свою жизнь пес много раз видел хозяев других собак, отводивших глаза при встрече и судорожно вздыхавших при вопросе:

- Скажите…

- Нет, Паша, мы же договорились общаться на "ты". Не такая я уж старуха!

Да, старухой Приму назвать было сложно - стройной фигурке позавидовали бы многие молодые девчонки, глаза горели юным задором. И при всем этом Прима старше моей матери - это она сама сказала. Не мне, маме. Я окинул взглядом зал ожидания - матушка пристроилась к компании скучающих туристов, таращившихся в громадный экран на стене и увлеченно обсуждала героиню какого-то сериала с миловидной блондинкой бальзаковского возраста. Все правильно - песни Примы ей никогда не нравились. Мне, впрочем, тоже.

Во, иностранцы опять открытие очередное учудили. Шухер на весь мир, премию Нобелевскую отхватят, небось… А я тебе так скажу: супротив нашего мужика ихние ученые – тьфу! Не веришь? Зря!

Ты помнишь, в прошлом годе я с бригадой хлопцев по шабашкам мотался? Щаз же дачи с коттеджами повсюду строят, все норовят как в Америке – чтоб за городом свой домик стоял. Да не просто халупа какая-нибудь, с удобствами во дворе! А штоб усё как у людей – санузел там, ванная с душем и вода горячая обязательно. Тут мы с мужиками и подсуетились. В бесплатную газетенку объявление кинули, сами по соседям слух пустили. Так, мол, и так: бригада опытных работяг поставит всю сантехнику, электрику, все подключит.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

"Жизнь – неизлечимое заболевание,

 передающееся исключительно половым путем,

 с неизбежным летальным исходом"

Честно говоря, мне и в голову не приходило, что может получиться такая книга. Много лет назад, в своем блоге в Живом Журнале, я записал первую байку "Беломор". Потом еще. За ними подтянулись другие... Когда количество рассказов перевалило второй десяток, пришла мысль собрать записи в один файл.

Осень 1942-го года. Гитлеровские войска завязли под Москвой и Ленинградом, впереди еще одна русская зима. В кабинете рейхсминистра Альберта Шпеера раздается телефонный звонок. Некий русский предлагает немецким войскам оружие, которому нет равных. Фамилия русского авантюриста Гарин. Петр Гарин.