Скачать все книги автора Сахиба Абдуллаева

Вуло — лазерный человек, созданный на главном компьютере вычислительного центра Министерства Внутренних дел. Компьютер по имеющейся фотографии и описанию черт характера человека создает его голографический образ — Вуло. В необходимых случаях может проводиться и воздействие на совесть человека.

Дежурный милиционер снял трубку, набрал номер абонента и, когда на другом конце провода ответили, взволнованно произнес:

— Алло! Закир Агламович! Вы меня слышите? Приезжайте немедленно в центр!.. Следователя нет в кабинете… Именно так — нет! Видимо, отбыл на место происшествия…

После смерти матери Дильбар уже давно чувствовала себя одинокой, осиротевшей. А недавняя перебранка братьев вконец расстроила ее. Ну кто мог знать, что ссора племянников из-за игрушки перерастет в большой скандал. Чего только не наговорили друг другу невестки, заступаясь за своих детей. А результат?.. Страшно подумать: братья стали врагами. Теперь будут строить забор — делить двор пополам.

Прикованная к постели, Дильбар хорошо понимала, что она лишняя в доме. Больно щемило сердце. Раньше хоть невестки по очереди ночевали в ее комнате, а после той злополучной ссоры девушку стали оставлять ночью одну. И уже не так регулярно приносили еду больной золовке…

Хуршид обрывал с веток листья для гусениц шелкопряда… Странные они, эти гусеницы: едят только листья тутового дерева. Неужели у яблони или винограда хуже?.. Эх, однообразное это занятие. Сиди и готовь корм этим привередам до двенадцати, а то и двух ночи. Какие уж тут домашние задания о них и не вспоминалось. А взять хотя бы мать. Не выдержав бессонных ночей, в последние дни она очень устает. Да разве скажешь людям, что семье не под силу следить за коконами, когда весь колхоз ими занимается… А эти ученые. Неужели же не могут изобрести другой способ получения шелка? — удивлялся про себя Хуршид. Ведь ракеты в космос одна за другой летают, так почему же не придумать какую-нибудь еду посытней этой прожорливой гусеницы?.. С досады мальчик даже махнул рукой…

Когда-то меня называли «сыном Ходжи-ака[1]». И я уверена: вы представляете меня этаким-послушным и очень прилежным пай-мальчиком. Ошибаетесь. Я вовсе не мальчик, — девочка. Спросите: а при чем «сын Ходжи-ака»? Правильно спросите. Но Давайте-ка я лучше расскажу все по порядку. С самого начала.

Вообще-то меня зовут Угилой.[2] По обычаю, этим именем родители называют дочь, когда надеются, что следующим обязательно будет мальчик… Если честно, имя мое мне нисколечко не нравится. Звучит совсем не современно. В конце концов, не называют же самого младшего в семьях, где одни мальчики, «Девчонкой»!

Мухтабархон не могла уснуть. В горле у нее стоял ком, почему-то хотелось заплакать, разреветься, заголосить. Она чувствовала, как к сердцу медленно подкрадывается незнакомая, пугающая пустота, и мощная волна неясной, но непереносимой тревоги охватывает все ее существо. Женщину знобило, словно она сильно промерзла, а голова, горячая, воспаленная, как будто ее только что вытащили из тандыра, с каждым мигом все тяжелела…

Из соседней комнаты доносился раскатистый храп, перекрывающий все другие звуки. На какое-то время он смолк — послышался скрип кроватных пружин — видно, муж повернулся на бок. В спальню, где находилась Мухтабар, пахнуло новой волной перегара, и ее затошнило. Она встала с постели. Задумчиво постояла у изголовья дочери, забывшейся в безмятежном сне.

Камал нарисовал диковинное существо — странное, фантастическое создание. В осмысленном взгляде его, напоминавшем взгляд человека, затаилось неотразимое страдание. Так обычно смотрят больные дети.

Животное, которое изобразил Камал, пожалуй, отдаленно напоминало антилопу. У нее, этой причудливой антилопы, — крылья, только совсем не похожие на крылья птиц. Они — в форме квадрата, и края их свисают. Мальчик и сам бы охотно улетел с этой антилопой, но для этого надо было рисовать и себя тоже.

Светлая ночь. Прожекторы по краям хлопкового поля светят, словно звезды. Тишину нарушает передвигающийся робот — сборщик хлопка. За спиной машины, убирающей одновременно с двадцати грядок — чистая земля. В междурядье проложены эластичные трубы. По одним поступала вода для капельного орошения, по другим — собранный роботом хлопок отправлялся на автоматический хлопкоперерабатывающий завод.

…Дильноза сидела в центре управления станции с экранами кругового обзора и следила за ходом уборки. Дильноза подняла глаза на ночное небо. Яркая звездочка струила голубоватые лучи сюда, за миллионы километров, предназначая их Дильнозе и ее товарищам. Девушке стало тоскливо.

Неподалеку от своего дома Джурабай остановился: не хотелось, ох, и не хотелось ему идти в эти давно опостылевшие стены. Взгляд его упал на небольшой обшарпанный ларек, к которому, вдоль тротуара вожделенно тянулась длинная очередь. Люди с какими-то серыми, изможденными, усталыми лицами, что-то купив в крохотном окoшечкe-амбразуре, завoрачивали купленное в бумагу и, сразу повеселев, расходились куда-то по двое или по трое.

Джурабай с надеждой порылся в карманах, достал медяки и потрепанные абонементы. Этого явно было мало. От досады он сплюнул на землю. Вот уж не везет так не везет!.. Голова трещит с похмелья. И голоден он. А тут еще всех денег-двадцать копеек…

Севинч больше нет…

Похоже, я потеряла ее. Куда я не ходила, в какие только двери не стучалась в поисках Севинч. Целую неделю прожила в тревоге и беспокойстве.

Неужели ее и в самом деле больше нет?..

С уходом Севинч меня покинули радость, удача, везение. Я чувствую себя такой беспомощной, такой жалкой, словно упустила птицу счастья. А мне нужно поделиться своими печалями — иначе тяжело. Где же ты, Севинч? Где?..

У нее были голубые глаза, каштановые волосы.

Шахноза и её маленький сын приехали в горный кишлак. Здесь Шахноза встретила женщину Лиелаш с планеты Астра. Власть на Астре захватили женщины, и общество на этой планете переживает сильнейший кризис.

Свадебный шум, перекрываемый громкими звуками карнаев и сурнаев, достиг кульминации. Все вокруг колыхалось, двигалось, бурлило, под ногами у взрослых сновали дети в веселом предвкушении свадебных лакомств.

Купаясь в электрическом свете, двор, где играли свадьбу, обрел праздничный вид. Жених и невеста, потупив глаза, под сотнями любопытных взглядов прошли к столу и заняли свои места во главе его. Аплодисменты смолкли.

С первого же появления невесты всеобщее внимание привлекло ее свадебное платье. Все были буквально очарованы им. Люди постарше переглядывались и восхищенно кивали. Девушки на выданье лишь тяжело вздыхали от зависти. Белоснежное, из тончайшего шелка, платье было выткано золотыми нитями, которые вспыхивали от малейшего лучика света, как солнце, или трепетно мерцали. Казалось, стройную, точеную фигуру невесты словно бы окутывало некое сияние.

Еркин взял из гнезда компактную пластинку, повертел в ладони, задумался. Затем вложил ее в компьютер голографических изображений и взглянул на клавиши. Сверхчувствительный компьютер мгновенно включился от взгляда, и по комнате медленно разлилась нежная мелодия. Погас свет, на черном фоне ожили объемные изображения. Они выглядели настолько большими, что Еркину пришлось отступить подальше, в угол отсека. Там он расположился в удобном мягком кресле…

Человек не может жить на Солнце, не может даже просто коснуться его и не сгореть при этом. Такое доступно лишь солнечному человеку, огненному, способному впитывать солнечный жар всем своим прозрачным телом. Но исполнив предназначение, сын небес должен вернуться на Землю и стать земным человеком.

Покончив с утренними хлопотами по дому, Умризиеда[1] вышла на балкон, бросила взгляд на улицу. Она любила наблюдать город с высоты. Это в самом деле необычно видеть все сразу. Дома, площади, скверыкак на ладони. Немногочисленные прохожие не спеша гуляют по широким тротуарам. По проезжей части бесшумно проносятся автомобили, в поле зрения попадают пролетающие в разных направлениях самолеты.

Внезапный вой сирены нарушил приятную, успокоительную тишину. Подъехавшая к дому машина «Санитарной инспекции» остановилась как раз под балконом Умризиеды: из автомобиля вышли двое — один высокий, второй понижев черных халатах, с полумасками-распираторами на лицах. Огромные захваты в их руках, напоминающие щипцы для углей, сверкнули на солнце.