Скачать все книги автора Роман Викторович Дремичев

Тьма, густая и непроглядная тьма вокруг. Тьма и тишина. И больше нет ничего - только пустота, вакуум мрака и покоя. Но нет, где-то на самой границе сознания вдруг возник далекий странный звук. В тот же миг во тьме что-то проснулось, она оживилась и, словно разбуженный неосторожно после долгой спячки дикий зверь, взметнулась, сгустилась и рассыпалась мириадами огненных искр, кружащихся в веселом хороводе...

Сколько Он так провел времени - неизвестно, но грохот усиливался, медленно приближаясь, все ближе и ближе. Пока не возник полностью, затопив собой пустоту. И тут на Него обрушилась боль, странный голос возник в темноте и что-то шептал ему, но Он еще не мог понять что же.

Еще несколько мгновений назад была пуста одинокая поляна, затерянная в глуши диких непроходимых джунглей, как вдруг на ней среди пышных кустов папоротника, словно ниоткуда, возник человек, черный, как ночь. Сначала могло показаться, будто это чья-то тень выскользнула из-под крон высоких деревьев. Но это было не так. Огромный мускулистый воин с кожей цвета тьмы в одной набедренной повязке из шкуры пантеры замер среди зелени кустов, вглядываясь в чащу и полумрак на другой стороне поляны, что-то пристально высматривая среди стволов деревьев.

Великие Древние – явились в этот мир на заре его рождения.

Великий Бог Глубин – слуга Ктулху.

Гол-Горот – чернокрылый бог Изначальной Тьмы. В Хайбории его помнят лишь в Дарфаре.

Зогту – демон-червь, его культ уничтожен первыми людьми-валузийцами.

Иог-Саррог – хозяин мира Смерти.

Йог-Саггот – древнейший кровавый бог, Отец Тьмы, Великий Змей. Слуга Ктулху.

Йог-Сотот – весь в одном, единый во всем.

Каркадан – демон-воин, слуга Ктулху.

Буря налетела внезапно с востока. Тяжелые черные тучи, подсвеченные фиолетовым заревом, словно вестники Рока поднялись над горизонтом и вскоре скрыли от людских глаз синее небо. Мрак окутал воды Западного океана, над которыми вмиг взъярился сильный холодный ветер, взбивая воду в пену, закачав на высоких водяных валах узкое суденышко — стремительную стройную галеру, где в спешном порядке люди заканчивали последние приготовления к схватке с разбушевавшейся стихией. Парус был свернут и укреплен, бочки с водой спущены в трюм, весла убраны. Лишь на мачте обреченно болтался пурпурный флаг, терзаемый бешеным ветром. На не большой кормовой надстройке замер воин-гигант — мускулистый огромный негр в одной набедренной повязке, лихо управляя громадным кормовым веслом, пытаясь удержать судно против волн. Вот раздался далекий треск молнии, прочертившей темные небеса, а следом пронесся над бурной водой недовольный рокот набирающего силу грома. Но дождя все еще не было. Только соленые брызги разлетались окрест, срываемые ветром с вершин водяных гор. На носу галеры, украшенном вырезанной из крепкого дерева и позолоченной головой оскалившегося тигра, маячила одинокая фигура.

На Заре Времен Великие Древние пришли на Землю — ктулхи — неведомые космические существа. Миром правит Черный Идол — ключник от ворот между мирами — Йог-Саггот, один из слуг ктулхов.

— 3 000 000 000 — существовала неземная раса разумных камней — рахи, они обитали на склоне вулкана. Уничтожены извержением.

— 150 000 000 — образовалась страна Зурия, первые змеелюди на земле. Создана Книга Тифона.

— 100 000 000 — на Землю прилетел Звездный Странник — с Арктура.

Тяжелые, обитые толстыми листами железа створки ворот с тихим стуком закрылись за его спиной, словно отгородив раз и навсегда от привычного мира. В стальные скобы лег большой брус-засов, и невозмутимый гипербореец-охранник с копьем в руке замер у дверей караулки, хмуро поглядывая на новоприбывших.

Юный Конан, варвар из горной страны Киммерия, вновь вернулся в Халогу. Теперь уже не тайно в предрассветный час, как было всего лишь день назад, когда он спасал из плена колдунов Ранн, дочь вождя асиров, а открыто, почти ночью, но со связанными руками и ярмом раба на шее. Вместе с ним во внутренний двор древней мрачной крепости ввели десятка два израненных уставших асиров — все, что осталось от грозной банды Ниала, наводившей трепет на приграничные земли Асгарда и Гипербореи.

Узкая тропка, припорошенная свежим снежком, огибая черные валуны, резво виляла по краю обрыва и выводила на небольшой выступ-карниз. С него дальше путь шел меж редких небольших елочек в ущелье, затерянное в этих суровых северных горах, на границе мрачной Гипербореи и Бритунии. Высокие черные пики, редко обласканные солнечным светом, украшенные шапками вечных снегов и ледниками, вздымались высоко в серое небо, касаясь острыми вершинами тяжелых облаков. Часто сыпал пушистый снег, иногда сменяясь ледяной порошью, ветер ярился в разломах скал и щелях, и по утрам здесь бывало достаточно холодно. Страна снегов и темных гор, сокровищница древних тайн и скрытого колдовства. Зима хоть уже и подходила к концу, но дыхание весны еще не достигло этих суровых мест, да и будет это не скоро, и то, если так велят северные боги. Бывало в этих землях и летом не отступали холода, так что до смерти замерзали путники, не нашедшие себе на ночь хоть какого-нибудь укромного ночлега. Одинокая фигура медленно брела по еле видной тропинке, кутаясь в шерстяную накидку. Взгляд внимательных синих глаз зорко осматривал окрестности, скользил по вершинам скал и сугробам. Путник всегда был начеку. Под мышкой он нес скатку плохо выделанных шкур мехом внутрь.

Свободное написание истории о рождении одного из самых знаменитых варваров мира фентези.

Холодный белесый туман низко стелился над землей, укрывая неприметную долину, затерянную среди высоких серых гор, гордо упирающихся своими острыми, изрезанными узкими ущельями вершинами, покрытыми шапками снега и льда, в низкие затянутые пасмурными тучами небеса. Эти горы служили своеобразной природной границей, разделяющие две враждующие испокон веков страны – ледяную, укрытую снегом Хандарию, обитель вьюг и буранов, и Аргонию, огромную пустынную северную степь, владения мрачных кочевников-скотоводов, которые вот уже двадцать зим страдают под тяжелой пятой Таола Великого, грозного хана заолских джайгуров, и его своенравных сыновей. Давно кочевник Таол из знатного рода Араков вызвал на бой хана Тайула и в страшной схватке срубил ему голову одним безжалостным ударом, получив в награду все земли и титулы своего противника. И с тех пор нет свободы и справедливости в степи. Отряды черных всадников, прислужников Таола, кочуют по стране, грабя и притязая свой народ. И льется кровь рекой на стылую землю, и плач женщин и детей рвется в небеса. Смутные дни пришли в некогда цветущую степь…

Тысячелетия назад, когда мир был девственно дик и орды багряных ящеров еще не опустошили большинство из поселений Первых Рас, на землю обрушилась странная гроза — черные тяжелые тучи, подсвеченные мрачной синевой, скрежетали в гневе громом, вселяя страх в сердца всех живых существ, но ни единой капли дождя не оросило сухую землю, лишь ветер ярился на просторе, взметая пыль и павшие листья до самых небес.

Все живое попряталось, стараясь скрыться от этой напасти, забилось в норы, щели, разломы и, дрожа от ужаса, тихо скулило, не ведая, что же делать дальше и как спастись от неведомой беды, ибо еще не знало богов и их великих сил. Не к кому было воззвать о помощи, и страх осязаемой волной низко стелился по лесам и полям, наполняя собой грозовой воздух. Звери спасались паническим бегством через леса и долины на юг, вымирая от ужаса целыми семьями, птицы исчезли, оставив на качающихся под напором воздушной стихии ветвях деревьев пустые обреченные гнезда. Реки искрились холодной водой, смешанной с кровью рыб и моллюсков, трупы животных, словно льдины по зиме, отправлялись в свой печальный поход вниз по течению. Травы потеряли свой цвет и пожухли, низко склоняясь к земле. И мрак торжествовал над миром.

Я, словно на крыльях дикого ветра, мчался, что было сил, через старый дремучий лес, освещенный последними лучами заходящего солнца, к одинокой пещере Моата — великого, но сейчас уже почти забытого бога океанских глубин племени ах'шха, древнего народа, последний представитель которого умер много тысяч лет назад. Даже наследников этого некогда обширного племени уже не встретить, даже память об их деяниях стерли беспощадные века. Только название пещеры и сохранилось, да мрачные и мутные предания о древнем зле, якобы когда-то вершившемся здесь…

Охота на старого вампира оканчивается неудачей. Вода из святого озера не убивает кровососа, а наоборот дает ему новое воплощение. Он обретает силу и мощь и стает практически бессмертным. Воин, у которого есть свои претензии к вампиру, охотится за ним, теряя друзей. Что же нужно сделать, чтобы победить того, кто и так столетия мертв, да к тому же приобрел союзника — одну из четырех стихий.

Темная ночь, наполненная ароматами разгулявшегося лета, медленно опустилась на цветущую землю, окунув леса и горы в непроницаемый мрак. Яркие точки-звездочки вспыхнули искрами на черном покрывале неба, а из-за горных вершин медленно всплыла большая луна. Теплый, почти невесомый ветерок лениво парил над недвижимой гладью лесного озера, едва касаясь темной воды своим дыханием. Вокруг на много лиг раскинулся дикий лес, мрачным воинством выставив ряды высоких крепких деревьев, едва шевелящих пышными кронами.

Давным-давно на заре мира, когда еще обитали во мраке ночи древние существа, и по цветущей земле бродили пришедшие с далеких огненных звезд боги и демоны, а предки человека прятались в холодных сырых пещерах, едва познав силу огня, кутаясь в одежды из шкур хищных зверей, и только научились говорить — тогда и произошло страшное.

Всегда такое ясное небо вдруг покрылось морщинами суровых черных туч, скрывших свет полуденного солнца, погрузив все вокруг в непроглядную тьму. Дико засвистел обезумевший ветер, сметая все на своем пути — вырывая с корнем вековые деревья, обрушивая в океан высокие скалы, истязая тех, кто не успел найти себе убежище в норах и пещерах, чтобы переждать буйство стихий. Над землей разверзся Хаос.

Огромный огненный шар солнца высоко висел в ясном небе над головой. Его раскаленные лучи безжалостно терзали одинокого путника, устало бредущего по горячим пескам. Осунувшееся лицо, порванные пропыленные одежды, истертые сандалии — человек проделал уже довольно долгий путь и не знал, сколько еще ему брести в этом раскаленном аду. Еды — нет, вода закончилась несколько часов назад, а на горизонте, как назло, не видно ни единого укромного места, где можно отыскать хоть каплю живительной влаги для высохшего горла, не говоря уж о пристанище для уставшего тела. Куда ни кинь взгляд лишь безжалостные, пышущие жаром пески, медленно из века в век ползущие по сухой земле с места на место по воле горячих ветров. Одни барханы кругом, а за ними еще одни, и так до самого горизонта.

Тихая ясная ночь. Окруженный легкой синеватой дымкой диск луны блестит в безоблачном небе, украшенном яркими огоньками звезд, поливая своим призрачным светом раскинувшийся внизу темный лес. Тишина парит над высокими могучими деревьями. Лишь листва что-то шепчет под дуновением теплого ленивого ветерка. Вот где-то вдали раздался протяжный тоскливый крик ночной птицы, сорвавшейся с места. И вновь ни один звук не тревожит лесную темноту. Не слышно даже шелеста трав или треска сломанной сухой ветки, что выдало бы присутствие ночного зверья. Гигантские тени опутывают мрачный лес, лучи луны пробиваются сквозь пышные кроны, наполняя бликами таящийся у корней мрак.