Скачать все книги автора Роберт Дж. Сойер

Казалось, я умер только вчера, но, разумеется, это произошло несколько веков назад. Хотелось, чтобы этот проклятый компьютер скорее сказал мне что-нибудь, но он, несомненно, ждал, пока сенсоры подтвердят, что я жив и мое состояние достаточно стабильно. По иронии мой пульс заметно участился — я волновался из-за того, что может сообщить компьютер. Если ситуация критическая, он должен поставить меня в известность, если нет — позволить мне расслабиться.

Две минуты, изменившие судьбу всех людей, живущих на планете Земля.

Две минуты, когда сознание всего человечества было перенесено в будущее.

Две минуты, поставившие вопросы, которые нельзя оставить без ответа. Что послужило причиной катастрофы?

Неудачный эксперимент безответственных специалистов, запустивших Большой адронный коллайдер для того, чтобы удовлетворить непомерные научные амбиции?

Вспышка сверхновой эпидемии?

Как дальше жить людям, которые хотят изменить будущее или предотвратить его?

Как дальше жить людям, вспомнившим, что будет?

Тьма была абсолютно непроницаема.

За ней присматривала Луиза Бенуа, постдок[1] из Монреаля двадцати восьми лет, с безупречной фигурой и роскошной гривой каштановых волос, в соответствии со здешними правилами забранной под предохранительную сетку. Она несла вахту в тесной пультовой, погребённой в двух километрах — «миля с четвертью», как она иногда поясняла гостям из Америки с акцентом, который они находили очаровательным — под поверхностью земли.

Неандертальский физик Понтер Боддет возвращается в наш мир для того, чтобы наладить официальные отношения между двумя мирами и начать научный и культурный обмен, а также воспользоваться шансом продолжить свои личные отношения с генетиком Мэри Воган.

Отношения между Понтером Боддетом и Мэри Воган продолжают развиваться. Их попытки найти способ завести совместных детей имеют неожиданные последствия в обоих мирах.

Создал ли Бог Вселенную? Инопланетяне думают, что могут доказать это!

Как быть атеисту, учёному, когда перед ним вдруг появляется настоящий живой инопланетянин, имеющий на руках доказательства существования Господа? Как вести себя, когда смертельная болезнь практически не оставляет времени на то, чтобы докопаться до истины и понять образ действия и цели Создателя?

Именно такие вопросы внезапно встают перед Томасом Джерико, одним из кураторов канадского музея. В поисках ответов учёному предстоит заглянуть в бездонные пропасти не только времени, но и пространства. Сможет ли он поверить? Найдётся ли для него достаточно убедительное, неопровержимое доказательство?

Я потратил массу времени, наблюдая Землю — более сорока лет этой планеты. Я прилетел в ответ на сигнал автоматического зонда, обнаружившего, что тонкокожие двуногие существа, населяющие этот мир, научились расщеплять атом. Зонд хорошо поработал, но есть вещи, которые только живое существо может сделать как надо, и решение о целесообразности вступления Содружества планет в контакт с новой формой жизни — из их числа.

Как было бы здорово самому присутствовать при том первом ядерном взрыве: это так замечательно, когда новый вид овладевает тайнами атомного ядра и вступает в новую эру чудес. Конечно, реакции деления очень грязны, но ведь прежде чем сможешь летать, нужно научиться планировать; все известные виды живых существ, овладев ядерным делением, вскоре двигались дальше к чистой энергии контролируемого ядерного синтеза, знаменующего конец нужды, бедности и нехватки чего бы то ни было.

Многие десятилетия ученые гадают, почему мы не наблюдаем признаков неземной жизни, коль скоро вероятность ее существования кажется такой высокой?

В рассказе Р. Сойера за решение этой загадки берется Шерлок Холмс и находит удивительный ответ…

Джейк Салливан обманул смерть: он скопировал своё сознание в искусственное тело и передал ему все свои личные права, а сам отправился доживать свой срок на фешенебельный курорт на обратной стороне Луны. Новому Джейку более не угрожает внезапная смерть от неизлечимой мальформации в мозгу, да и вообще мало что угрожает — его новое тело очень прочно, долговечно и поддаётся неограниченной модернизации. Однако правомерность передачи прав личности искусственной копии оспаривают в суде, да и на Луне события принимают неожиданный оборот…

Переход был плавным, словно взрезающий кожу скальпель.

Коэн был одновременно возбуждён и разочарован. Он был взволнован тем, что оказался здесь — возможно, судья права, возможно, здесь и правда его настоящее место. Но чувство это было не таким острым, потому что возбуждению не сопутствовали его обычные физиологические проявления: потные ладони, колотящееся сердце, учащённое дыхание. О, сердцебиение, конечно, было, сердце стучало где-то на заднем плане, но то билось не сердце Коэна.

— Есть для тебя новое дело, — сказал мой босс, Рэймонд Чен. — Убийство.

Сердце моё забилось чаще. Орбитальное поселение Менделия считалось утопией. Убийство здесь — дело неслыханное.

Чен был тучен — никогда не упражнялся, обожал жирную еду. Он знал, что его образ жизни отнимет от этой жизни пару десятков лет, но это, собственно, только его дело.

— Кто-то прикончил прорицателя на Четвёртом колесе, — сказал он, тяжело вздыхая. — Барански уже на месте.

Говорят, что флешбэки — это нормально. Пять столетий назад солдат, вернувшихся домой из Вьетнама, они потом преследовали всю жизнь. Ветераны войны в Заливе, Колумбийской войны, войны за равнину Утопия — они все снова и снова переживали страшные эпизоды своего военного прошлого.

Как я сейчас переживаю свои.

Но в этот раз, слава Богу, всё будет по-другому. О, я действительно переживу всё, до мельчайших подробностей, но это случится лишь один раз.

США переживают волну террористических атак — бомбы невиданной доселе мощности регулярно взрываются в американских городах. В президента стреляют в то время, когда он произносит речь об отпоре террористам, но ему чудом удаётся выжить. Его везут в больницу на срочную операцию. В это время в больнице проводится эксперимент по избирательному стиранию памяти; электромагнитный импульс, созданный бомбой, уничтожившей Белый дом вскоре после покушения на президента, вмешивается в ход эксперимента, после чего в больнице начинают происходить очень странные вещи...

Хватило одного взгляда в глаза этого аллозавра: красные от ярости, бегающие от голода и светящиеся в глубине коварством. Эти серповидные когти, наверное, отлично подходят для разделывания добычи, но для беготни по грязи никуда не годятся.

Ну ладно, малыш-алло, у тебя оружие, зато у меня — начальный курс палеонтологии профессора Блэкхарта!

Хотя к чёрту профессора. Если бы не его лекции, я был бы сейчас на Альтаире-III, а не бегал по доисторическим грязевым наносам, спасая свою жизнь.

Галактику пронизывает обширная, неизвестно кем построенная сеть межзвёздных порталов, позволяющих мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Человечество совместно с двумя инопланетными цивилизациями ведёт исследования новых областей Галактики по мере того, как узлы сети становятся доступны для посещения. Для координации этой работы, а также с целью установления контактов с новооткрытыми цивилизациями Содружество планет построило огромный научно-исследовательский корабль «Старплекс». Его первому директору, канадскому социологу Кейту Лансингу придётся преодолевать враждебность подчинённых, трудности межвидового общения, технические проблемы и собственный кризис среднего возраста, занимаясь при этом поиском ответов на фундаментальные вопросы жизни, Вселенной и всего остального.

Любительский перевод.

Некоторые мои коллеги с факультета психологии Университета Манитобы считают преподавание неудобством — «неотвратимым злом», как его называл Менно Уоркентин, возмущаясь количеством времени, которое оно отнимает от его исследований — однако я обожаю преподавать. О, возможно, не так сильно, как люблю бананы, или смотреть по десятку старых эпизодов «Умерь свой пыл» или «Замедленного развития»[1] кряду, или фотографировать в телескоп шаровые звёздные скопления, но если брать только то, за что мне платят деньги, то преподавание — одно из моих самых любимых занятий.