Скачать все книги автора Райдо Витич

Приключения дочери флетонца и землянки, уже на Земле, куда она попала с Родины - Флэта, пойдя по стопам своей неуемной бунтарки матери. (Продолжение Анатомии комплексов)

Мир — это люди и каковы они, таков и их мир. А гармония и счастье в четком распределении ролей, честном определении качеств личности, в осознании себя и своего назначения, а не попытке загнать себя в рамки общепринятой человеческой и общественной морали. Женщина, прежде всего хранительница — семьи, достижений мужчины, который является созидателем. И если женщина решает занять место мужчины ничего кроме беды для себя и хаоса в мир, она не сможет принести. — так считает главный герой, флэтонец.

‘Я не вернусь’ –– так говорил когда-то и туман, глотал мои слова и превращал их в воду. Я все отдам за продолжение пути, оставлю позади свою беспечную свободу.

Не потерять бы в серебре ее одну, заветную.

Не по себе от этой тихой и чужой зимы, с которой мы на ты. Нам не стерпеть друг друга, и до войны нам не добраться никогда - моя беспечная звезда ведет меня по кругу.

Не потерять бы в серебре ее одну, заветную.

А в облаках застыл луны неверный свет и в нем перемешались города, и я зову ее несмело.

Часть I Эльфийское проклятье

Г л а в а 1

— Он гарон, — таинственным шепотом сообщила Альбина. Наивные голубые глаза выжидательно уставились на сестру. Наверное, она ждала, что та как минимум заверещит от радости или отвесит челюсть от изумления. Увы. Разница в двенадцать лет сказывалась на взаимоотношениях и взаимопонимании отрицательно. Яна лишь бухнула в кружку ложку сахара и с нескрываемой иронией спросила:

— Это разновидность африканских макак?

"я не особо сопротивлялась, активно знакомилась с действительностью, в которой мне предстояло то ли жить, то ли влачить существование. Я стала подозревать, что от меня требуется стать одной из многих, ни лицом, ни мыслями, ни чем иным не выделяясь на общем фоне, но это меня выводило из себя."

Любовь, как призрак, не к каждому приходит.

Пролог

Сквозь специальные стекла очков было прекрасно видно как по горной тропке в темноте пробирается отряд спецназа. Один, второй, пятый, седьмой боец. Девять, как и должно быть.

Стася нажала пуговку наушника:

— Я их нашла. Вижу.

— До точки двадцать две минуты. Успеешь?

— Постараюсь.

Отключилась и ужом нырнула меж камней: нужно успеть. Приказы не обсуждают, приказы выполняют.

Для начала нужно сбить воздушкой камень со скалы. Упав на тропу, он задержит движение отряда на пару минут — уже фора.

Духовный мир — вдумайся — абсурдное выражение. А наш мир — не духовный? В чем разница меж нашим миром, их, технократическим? Хочешь сказать, духовность живет лишь в одном? В чем проявляется? Остальные параллели какими получаются? А этот твой Јгипотетически духовныйЋ? Здесь духи живут или люди парят, начхав на все радости земные? Йоги на каждом перекрестке левитируют, по лесам скиты раскиданы, существа всех мастей и волостей питаются сугубо солнечной энергией, а разговаривают, передавая мысли на расстоянии? Стася помрачнела: что-то действительно не складывалось.

Честь и мужество живут вне времени и пространства. Романтикам и любителям славянского фэнтэзи…

Выбор между жизнью и смертью всегда происходит на грани — как жил и ради чего умирать.

Работа спецподразделения будущего непредсказуема. Только слаженность боевого коллектива позволяет выполнить поставленную задачу в любом времени и пространстве. И куда бы не забросила патруль временная лента, какие бы испытания не выпали на их долю, они всегда знают, что товарищи не подведут и "зеленка" будет. А значит, застрявшие во времени школьники, ученые и исследователи вернутся домой вместе с ними.

Химеры, оборотни и иже с ними.

— Да, Медуза Горгона! — величаво расправил плечи Григорий Лученок.

Диана Медников уставилась на него, как на Деда Мороза, завалившегося с подарками в июле.

Петя скромно поправил очки на переносице и покосился на последнюю инстанцию — Марину Денисову. Та булькнула в чай два кусочка рафинада и уставилась на Гришу:

— Не дают покоя лавры Шлимана?

— Да пошел он! — отмахнулся парень и скривился. Оно понятно — самолюбие у Гриши такое, что Шлиман со своим, где-то в районе хлястика сандалий наблюдается. — Я вам дело толкую, у меня, между прочим, не кофейная гуща в руке, настоящий свиток на древне русском! — потряс в воздухе ветхим листом в файле.

Изо дня в день она зажигала свечу возле портрета молодой женщины и долго стояла над ним, вглядываясь в родные черты. Но однажды не выдержала и, вопреки убеждениям, достала «молитвослов». Маленькая потрепанная книжица, еще принадлежавшая когда-то маме, навевала тоску. Первое желание было — вернуть ее в дебри ящика стола. Но женщина пересилила себя и открыла на первой же попавшейся странице.

― Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ― прочла, с трудом выговаривая с непривычки…

Фрактальный коридор под присмотром аттракторов — вот что любая жизнь. Будь то инфузория или камень, цветок или человек, комета или ливень — каждый бесконечно будет проходить заданный маршрут бесконечности, пересекаясь в строго определенных точках, эволюционируя по спирали, как по спирали расположены миры, согласно своему развитию. У одних путь по восьмерке будет коротким, у других долгим, у одних затратится миг, у других век. И если в движении, в действии представить все это многообразие одновременной работы — возникает естественное ощущение хаоса. В голове, прежде всего! И только в голове.

Привычно выгуливая собаку промозглым осенним утром, Макс не знал, что оно станет поворотным в его жизни. Не подозревал он этого и тогда, когда заметил отвязного тинейджера в антураже гота, пропнувшего в канал чужой дневник.

Черт дернул Смелкова подобрать тетрадь, а может сам дьявол порывом ветра распахнул перед ним исписанные листы, и заставил прочесть то, что он предпочел бы не ведать.

Так или иначе, но история, запечатленная каллиграфическим женским почерком, не оставила ему выбора. Он начал поиски брутального юнца, чтобы найти хозяйку дневника, а нашел то, что не искал. Каждый шаг по страницам чужой трагедии все шире распахивал перед ним врата личного ада и все сильнее впутывал в жуткую историю любви и ненависти, верности и предательства, нежности и крайней жестокости…