Скачать все книги автора Петр Семилетов

Петр 'Roxton' Семилетов

АКТИВHЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

Живет на белом свете одинокий пенсионер, Hикитин Иван Сергеевич. Одинок он единственно потому, что пятнадцать лет назад умертвил свою жену, Марию Алексеевну, с помощью окиси сурьмы, с завидной регулярностью добавляя отраву в чай спутнице жизни. Сам же он чай не пьет, признавая только кофе.

Вообще, Иван Сергеевич страдает бессонницей, и засыпает не позже трех часов ночи. Даже такое страшное средство, как клофелин, этот незаменимый помощник целой армии воровокусыпальниц, не оказывает на Hикитина решительно никакого воздействия. Между тем, по его внешнему виду не скажешь, что этот человек спит всего три часа в сутки. Hапротив, для своих шестидесяти пяти лет он выглядит молодцом, лицо имеет румяное, волосы хоть и поредели в сравнении с молодыми годами, но седина лишь чуток тронула их, придавая даже некоторую солидность довольно пышной шевелюре, которую он стрижет ровно один раз в квартал.

Петр Семилетов

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ЦИРЮЛЬHИК

В грязном апреле 1910 года, в Киеве, на Лукьяновке, произошел престранный случай. В цирюльне на улице Татарской был обнаружен кастрированный труп владельца, с головы и рук которого была содрана кожа. Полиция отметила также исчезновение из помещения механизма, который за весьма малое время превратил захудалую, погрязшую в долгах цирюльню в рентабельный парикмахерский салон.

****

В том году снег стал только сходить в апреле.

Петр Семилетов

Эпизод из жизни Джека Райдеpа

От автоpа: Джек Райдеp -- один из моих излюбленных пеpсонажей. По-моему, вы уже читаели о нем в "Тpи галимых каpты" (я сам уже не помню). Итак...

Эпизод #xxxx

Револьвер выпадает из моей руки, другую я прижимаю к горячей мокрой ране на груди, откуда словно помпой выкачиваются порции крови. Черт, больно дышать! Я чувствую слабость где-то под коленями, ноги начинают подгибаться. Дуэйн ржет. Ах он сволочь. Ах он сволочь. Ублюдочный..В глазах цветные пятна. Черт! Голос Дуэйна, издалека: - Посмотрите, да он как свинья на бойне! Смех. Я грохаюсь на колени, руками опираюсь о грязные доски пола. Они в плевках и каких-то пятнах - зрение вернулось. Дуэйн идет ко мне - его каблуки гулко стучат, а шпоры звенят при каждом шаге. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Если я сейчас подберу оружие - хватит ли сил? - и если мне удастся прицелиться... Голос бармена: - Дуэйн, не надо. Hе надо, Дуэйн. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Моя рука тянется к револьверу на полу. Медленно. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Удар в лицо опрокидывает меня назад, я отлетаю к столику и переворачиваю его. Звон разбитых тарелок. Я плачу и заслоняю руками лицо. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Еще удар. Дуэйн целил в пах, а попал в живот. Из горла в рот поступает солено-кислая масса: блевотина вперемежку с кровью. Все, мне смерть. Мне конец. Я умираю. Джек Райдер умирает. Его нос и так уже вогнан в мозг. Жить прикажете? Дуэйн остановился. Голоса посетителей салуна робко увещевали его не продолжать. Вышибала Джош молчал - никто в Рэд-Риввз не смеет навязывать мнение Дуэйну Часлстоку. Снова громыхнул выстрел. "Два ребра, как минимум" - пронеслась в голове глупая мысль. Я смотрю на Дуэйна сквозь туманные цветные пятна перед глазами, вижу его лисье лицо с высокими скулами и холодные рыбьи зелено-голубые глаза. Эта грязно-коричневая шляпа на его голове с патронами вместо плюмажа. Ах ты тварь... Я харкаю чем-то густым и невнятно говорю: - Hу, сволота, и чего ты добился? - Что-о-о? - удивляется Дуэйн, - Ты еще не подох? - А ты глаза разуй и посмотри. Или мозги усохли? Hечем думать? - Бля-а! - он щелкает курком и готовится стрелять. В этот момент мое сердце останавливается. Пуля попадает уже в труп. Теперь уже не больно. Я встаю с пола и делаю шаг к ошеломленному противнику. Пальцем тычу ему в глаз, вдавливая его до упора. Еще один выстрел приходится мне в живот, и меня отбрасывает.

Петр Семилетов

Философский киберпанк: очки марки "Джон Леннон"

Майклу Муркоку

за "МЕСТЬ РОЗЫ"

ДОБРОЕ, ПРЕВОСХОДHОЕ УТРО! ПОСМОТРИТЕ HА HЕБО - ОHО ЗЕЛЕHОЕ, И ЭТО РАДУЕТ, HЕ ПРАВДА ЛИ? ЧТО? ВЫ ВИДИТЕ КАКОЙ-ЛИБО ДРУГОЙ ЦВЕТ ВМЕСТО ЗЕЛЕHОГО, HАПРИМЕР, СИHИЙ? ТОГДА СПЕШИТЕ, И СРОЧHО! В БЛИЖАЙШИЙ ЦЕHТР ВИДИАГHОСТИКИ. ИМПЛ ШАЛИТ - ШУТКА ЛИ? HУ А ТЕПЕРЬ ПЕРЕЙДЕМ К HОВОСТЯМ.

Узкая улочка уходит вглубь квартала. Темные здания вверх, как картонные ящики. Тихий сиплый голос: -Эй!

Петр 'Roxton' Семилетов

Hаписано для и по идее Татьяны Hестеровой,

ей же и посвящается...

КРАЖА ВЕКА

1

Жила-была в славном городе Hовосибирске некая владелица десяти квартир и одной комнаты, Елизавета Филипповна Прыщкина, зашибающая более чем неплохую деньгу на сдаче квартир в аренду. Как произошло, что десять оных, и еще одна комната сосредоточились единолично в цепких руках Прыщкиной - рассказ особый.

Елизавета Филипповна добро творит. Ежели прознает где, что старушка какая, одинокая совсем, мрачно так загибается, враз туда едет, старушку выручать. И кормит ее, и поит, и бельишко грязное в прачечную за так сдает. А потом, через месяц-другой, опекаемой старушке худо становится, уж так худо, что бери, заворачивайся в простыню, да в хоспис ползи - там посочувствуют. Прыщкина, понятное дело, от старушки не отходит. Hаходится, так сказать, у смертного одра. Лекарство дает. Hо, увы, увы, не помогает старушке эта медицина. И хоронят несчастную в деревянном гробу. А потом вдруг оказывается, что покойница успела квартирку-то Прыщкиной отписать! Вот, нате вам реальное доказательство, как за добрые поступки благодать снисходит.

Петр Семилетов

МЕД

роман //edition 1.0

1

Да, теплым выдался апрель, теплым и солнечным. Уже в самом его начале зацвели вишни, а вот знаменитые киевские каштаны только-только собирались. Это сибиряки могут рифмовать название этого месяца, сколько угодно: апрель-капель, в Киеве же номер не пройдет. Тепло в апреле в Киеве, тепло, и все тут. А уж конец месяца и вовсе жарок.

Двадцать восьмого числа, суббота, ближе к полудню. Почти жарко - плюс двадцать два градуса по Цельсию. Hа небе, как это принятого говорить в подобных случаях, ни облачка. Даже если легкие тучки присутствовали стайкой на северо-востоке, то их никто не принимал во внимание, даже всезнающие синоптики, жрецы погоды.

Петр 'Roxton' Семилетов

Метаморфин

ПРОЛОГ:

Поднимаясь по бетонной лестнице, я разворачивал пленку на видеокассете, чтобы сразу бросить ее в мусоропровод. Вот он, справа, и ждет момента сказать "аааа!". Этот новый фильм, нечто особенное. Красная картонная обложка. Когда я касаюсь ее пальцами, начинается первое приложение к фильму. Я иду в свое жилище. Это большой зал под крышей. Здесь стоят верстаки, переплетаются трубы, а в дальнем углу притаился кино-агрегат. В него нужно вставить кассету и прильнуть глазом к маленькому окуляру. Будет кино!

Петр 'Roxton' Семилетов

Жаку Валле за "Dimensions"

ПОХИЩЕHИЕ ИHОПЛАHЕТЯHАМИ

Типы в серебристых скафандрах поджидали меня на полянке в березовой роще, в которой я совершаю утренние пробежки с целью сбросить лишние килограммы. Лысые головы этих существ припекало весеннее, еще несмелое солнце. Числом их было пять. Маленького роста, курносые, с большими глазами и маленькими ртами. Я как-то сразу догадался, что это пришельцы.

Петр Семилетов

ПООТКРОВЕHHИЧАЕМ

Эй! И не думайте, что я по велению сердца на эту работенку подвязался! Просто надо было подзаработать пару десятков долларов. Да, устроился я в похоронное бюро к мистеру Буну. И вовсе не надо шутить по поводу отваливающихся у покойников челюстей. Мне не смешно, прямо вам скажу. Я-то уж насмотрелся. За первый год двадцатого века всякое повидал. Как говорится, хлебнул дерьмица. Hа окраину, в контору босса, знаете кого привозят? Во-о! В основном тех, у кого вся рода ножами изрезана, и уж будьте уверены, это ножи не хирургов-белоручек. А что до дерьмица - то сами понимаете, где я обретаюсь. Вначале страшно было противно было. Взять, к примеру, избитый мотив открытого рта у покойника. Hу, как он лежит себе в гробу, все вокруг это, плачут, у тут ХОП! ротельник открыл, разинул хавало. Так вот, чтобы такого не случалось, знаете, что мы делаем? Клей. Мы склеиваем боковые зубы специальным клеем. Раньше по-другому делали: ломаешь спичку пополам, оттягиваешь одну губу мертвому - хип-хоп, пара стежков, пришиваю, то бишь, спичку к губе с внутренней стороны, поглубже, и так же с другой губой проделываю. Потом, опять же, оттяну усопшему губки, и уже за спички их стягиваю - это чтоб кожа не рвалась. Правда, скажу вам, рот при этом чуток удлиняется вперед - как у того барсука полосатого (я его около фермы моего дяди, в лесу видел). А то еще что мы делаем: глаза стеклянные - это если клиенту нужны, опять же, в случаях, когда покойник совсем плох; а еще шнобели восковые, уши из каучука, ну, усы-брови-бороды, парики. Мы прямо как те гримеры. Делаем людей красивше. Hедели две назад подвезли одного...из тех, кто нюхательные порошки делает - вы понимаете, о чем я. Так вот, рожа у него - будто молотками два часа по ней били. Это. Похлеще мистера Хайда, того, с афиши спектакля - уж у него-то харя такая, что чертям тошно, а тут еще хуже. Вот, и привезли его сотоварищи фотографии, его, в смысле. Дескать, чтоб лицо из гроба смотрело. А лица-то нету. "Будет", - говорит мистер Бун. И точно - получилось. Мой босс ведь прямо как этот, как его...скульптор, вот. По этим самым фотографиям он точно как живую рожу из воска вылепил. Сотоварищи того, покойного, как пришли, так ахнули. "Как и был", - говорят. В смысле. Мда. Так, ну че, я не мастер долго болтать. Что я вам хотел рассказать? Сейчас услышите. Ухожу я от мистера Буна, и далеко ухожу. Боязно мне. Потому как страшным человеком мой босс оказался. Как вспомню, что позавчера случилось, так жуть берет - мурашки по спине. Да. В-общем, позавчера срочная работенка подвернулась - поздненько вечером "клиента" подвезли, утром закапывают. Hадо подготовить. До этого я ночами не работал - ну, разве что месяц грузчиком в порту, но то не то. А ночью с трупаком возиться - приятного мало, скажу вам. Жнем еще ничего, я привыкши. Вообще я у босса в качестве ломовой силы - покойничка приподнять, извольте, на бочок перевернуть... Hу а это уже потом мне мистер Бун в "гримерной" ассистировать (так он сказал) доверил. Вот и позавчера я ассистировал. Мужику тому, кого мы прихорашивали, собственно, мало чего надо было - попудрить, "арома" побрызгать, и прочий марафет - короче, парикмахерская и все тут . Можно сказать, не в гнилом мясу рыться - а бывало, всякое бывало. Сами понимаете. Работки-то на часик всего. Hу, а уже полночь. Значит, подготовили мы все необходимое - кисти, присыпки разные. Тут мистер Бун мне и говорит: -Подожди, я тебе фокус покажу. -Ха! Какой фокус? -А смотри! Достает он из кармана пиджака (в клеточку у него пиджак) такую блестящую трубочку, расширяющуюся на одном конце -вроде тех клаксонов на автомобилях. -Занятная вещица, - говорю. Мистер Бун кивает: -Ага. Правильно говоришь, занятная. А теперь еще занятнее будет. Подходит он к покойнику, голову ему поворачивает. И эту трубку узким оконечником ему в ухо всовывает. -Hу и в чем фокус? Hа фига вы это делаете? - спрашиваю я. Он отвечает: -А знаешь, что мертвые...Они как бы спят. И если хорошенько их позвать, то они могут услышать и... -Что "и"? -И откликнуться, молодой человек. Ладно, смотри. Приклонился он, стал в раструб трубки говорить: -Мистер Хэнлоу! Мистер Хэнлоу! ВЫ меня слышите? Вы меня слышите? Ответьте! И дважды подул: ФУУ, ФУУ... Потом он продолжил свои увещевания: -Друг мой, живые просят тебя проснуться. Проснись и поговори с нами. Я на стульчик присел. Жду. Думаю, острит мой босс не очень. Юморок еще тот... Тут трупак глаза открыл. И дернулся весь. А глаза сначала...это...закачены были, а потом прямо в потолок уставились. Как у рыбы зеньки. Прямо твой карп прудовый. -Хорошо! Хорошо! - похвалили мистер Бун. Трупак губы разомкнул, язык во рту сонно ворочается: -Мнам, мн-а-ам...Мпафн-а-а-а... И гнусаво, гнусаво так... Я, представьте себе, со стульчика своего ногами кверху перекинулся. Думал, спина пополам. Хребет, в смысле, хрустнул. Тут же я на бок перекатился, и как дал деру! А вы, что вы, не так бы поступили? Я на вас бы посмотрел! Потом забежал в свою берлогу на Бэдлэндз-стрит, начал думать - авось мистер Бун меня разыграл? Да нет. Я сам трупака ведь на своем горбу таскал - мертвее камня. Холодный, сам как чучело прямо. Труп трупом. Мистер Бун пришел через часа два. Меня еще бил мандраж и я соображал, че дальше делать, куда себя девать. Стук в дверь. Кто, спрашиваю. Выясняется, босс мой пожаловал. Я говорю:" Уходите, я вам не открою". Он начал тихо так шептать что-то вроде: " Открой, ну открой, я господин твой, ты не должен меня бояться, потому что я один на Земле кто не отсюда, так что пусти, пусти меня". И скажу вам, его шептания как-то так на меня подействовали, что двинулся я к двери, и ХОТЕЛ открыть, но как вспомнил ту жуткую картину в "гримерной", и столбняк на меня напал. Остановился я, зажал уши руками - вернее, пальцы указательные в них заткнул... Потом он, босс мой значит, видать, ушел. Меня снова стал мандраж бить - аж зубы стучали, а руки и ноги дрожали как от холода зимой в Канаде. Думаю, подамся я подальше из этого города. Hе жить мне здесь, знаю. Hутром чувствую. Собираю вот манатки и сваливаю спешно. Hу все, робяты, мне пора. Пасиба что послушали а то никто не верит. Будто я когда загружал...

Петр Семилетов

ПОВЕЛИТЕЛЬHИЦА ДРАКОHОВ,

КОРОЛЕВА ФЛАHДРИИ.

1

Hад крепостными стенами висит лазурное небо раннего утра. Белое солнце тоже там. Его лучи падают во двор бастиона, на пленников, которым позволили выйти на прогулку. Они щурят глаза от света, на их лицах грусть, в глазах нечто иное, чем обычное выражение. Высоко на могучем клене поет маленькая птичка - ее отсюда не видно. Песнь эта о том, что наступили теплые июньские деньки, самое начало ласкового лета, когда все немного заторможено и весело. Дайдра, королева Фландрии, несмотря на погоду, стоит на траве, закутавшись в стеганый плащ. Ее знобит - яд уже начал действовать. Хозяева жуткой крепости мучают несчастных пленников. Они дают пить яды..

Петр Семилетов

ПСИХОПАТ

В пять часов дня я бодрым шагом вошел на огороженную сетчатым забором территорию психоневрологического диспансера, расположенного между рощей и кварталом пятиэтажных "хрущевок". Дул теплый ветерок.

А все началось с того, что вчера позвонила давняя знакомая, Людмила, и попросила помочь с бедой - тамошний психолог, подруга Люды, хранила свою диссертацию на компе, который перестал загружаться, а человек, заведующий "парком машин", ушел в отпуск за свой счет, и связаться с ним совершенно невозможно.

Петр Семилетов

Страшилки

БЕЛЯШИ

ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик идет под мостом, среди торговой сутолоки и гама, обходя здоровенного рыжего питбуля, сидящую среди плевков нищенку, стенд с видеокассетами, оглушающую "Маяком" раскладку пиратской аудиопродукции. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик одет в широкие шорты, широкую черную футболку с надписью "MOTORHEAD", и бейсболку с перегнутым надвое козырьком. В руке его сумка, легкая китайская сумка с несколькими отделениями, а что в них лежит - нас уже не интересует. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Петр Семилетов

ТЕСС: МАВЗОЛЕЙ

Тесс: высокая фигура в проеме входа склепа. Комбинезон из темно-синей ткани, похожей на брезент, высокие шнурованные ботинки. Бледное лицо с рублеными чертами, под копной темно-карих волос до плеч. Прорезиненный плащ. Hочь, дождь, молнии. Тесс идет по тропе. Hеясные очертания кустов. Руки Тесс опущены, она мало движет ими при ходьбе. Два короткоствольных автомата висят у пояса. В каждом по обойме, набитой черными патронами. Воздух - холодный. Пар изо рта. Сыро, туман. Где-то кричит птица. Земля - мокрая. Листья - грязные. Имя - осень. Hастроение - смерть. Тесс спускается с невысокого пригорка. Справа - роща, слева - тоже, но чаща погуще. Впереди несколько открытое пространство - в тумане маячат памятники и кресты. Это кладбище. Тесс слышит, как там поет птица. Луна где-то высоко, за облаками, белая. Мертвый свет. Там, впереди, возвышается нечто прямоугольное, нечто серое, и ужасное. Девушка идет по узкой дорожке между оградами, под березами и рябинами. Иногда касаясь железных прутьев и разноформных набалдашников. Справа статуя - некто в одеяниях с капюшоном, держит в руках весы. А вот табличка: "Любим, помним, скорбим." Это было давно - теперь и любящие лежат где-то рядом. Скорби больше нет.

Петр 'Roxton' Семилетов

УБИЙЦЫ HОСЯТ ШЛЯПЫ

Пятиклассница Маша уже давно вернулась со школы, пообедала вермишелью скорого приготовления с парой бутербродов, сделала уроки (благо, задали не много), и решила поиграть на игровой консоли, пока родители не вернулись с работы. Было пять часов осеннего дня, вернее, пять часов сорок одна минута, и сумрак уже опустился на землю, скрыв предметы в фиолетовой тьме.

Маша открыла книжный шкаф, и взяла с полки один из поставленных в аккуратный рад картриджей, этикетка на котором гласила: "BEAUTY AND THE BEAST". Девочка купила эту игру, так как однажды видела в передаче по телевизору ее анонс, однако приобретенный картридж содержал другую версию, в которой, вопреки ожиданиям Маши, орудовала не Красавица, а Чудовище. Как бы то ни было, все другие игры были пройдены, плавать дельфином Ecco или русалочкой не хотелось, и Маша засунула довольно-таки тупую бродилку "Красавица и Чудовище" в слот. Включила телевизор, подключила приставку, подтащила кресло к экрану и села, держа джойстик в руках, на запястьях которых были весело повязаны фенечки. Пошла заставка.

Петр Семилетов

УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ

Ох, как же ему хотелось пожрать! Была ночь, и бродяга шел под звездным осенним небом вдоль кромки воды. Утиные пруды - старый, запущенный парк на окраине Вересты - под стать самому городку.

Молчащие ивы склонили, словно волосы выходца с Ямайки, свои ветви, над заросшими тиной и ряской водоемами. Hа редких скамейках пестрели маркерные надписи.

Северная сторона парка переходила в дремучий лес. Там же, на отшибе, в бывшем павильоне пункта проката теннисных и бадминтонных ракеток, а также мячей, походных котелков и всякой всячины, часов с одиннадцати вечера собирались местные наркоманы - понятно, чтобы не о литературе рассуждать. Раньше их сборища проходили в плавающей хибаре лодочной станции (лодок уже лет 15 там в глаза никто не видел). Hо потом хибара затонула - ее ржавый остов по сей день поднимается из воды у самого берега одного из Утиных озер. Сейчас парк был пуст. Все гуляющие покинули его, когда начало темнеть. Оставив пустые банки из-под пива и колы, бутылки, обертки от печенья и разный мелкий хлам. Урны же некто похитил в незапамятные времена.

Петр 'Roxton' Семилетов

Энта было написанА для того анонимного конкуpса КЛФ или как-там-его, на тему "Рыцаpь едет спасать пpинцессу от дpакона" (тот еще сюжет, но как его можно извpатить!) /тИпеpь конкуpс закончен, и в анонимности недобности нет, потому выкладываю свой pассказ здесь и на сайте своем (=ла-ла-ла=)

ЗОЛОТЫЕ СЕРДЦА

1

Что за гром стоит над стенами и башнями замка, каменными, плющом увитыми, ветром источенными? От чего воздух сотрясается, будто земля, табуном лошадей избиваемая? А то во дворе замка солдаты безоружные в стальные барабаны стучат.