Скачать все книги автора Павел Воронцов

Павел ВОРОНЦОВ

БРЕННОСТЬ ДЯДЮШКИ СИГИЗМУНДА

(почти американский рассказ)

Я сижу на своей маленькой пристроенной к дому кухне и на обеденном столе (а другого у меня и нет) передо мной лежит немного чистой бумаги, ручка, пачка аспирина, на случай если от этого непривычного занятия у меня разболится голова и зачем-то солонка. Эту последнюю мне просто лень убирать со стола.

Я сижу так уже битый час и по-прежнему на бумаге не появилось ни единого закорюка. Это меня слегка нервирует, но я еще не готов сдаться и отказаться от своей идеи. Ведь есть же люди, которые утверждают, что это легко...

Павел ВОРОНЦОВ

БУРЕВЕСТНИКИ

"А пармна бодита парамба-да панкассе урита..."

(...Бурю я подниму и на крыльях ее воспаряю...)

из "Книги Керема".

Есть в мире удивительное место. Говорят, именно там берут свое начало все бури и ураганы. Это - то место, где рождаются буревестники. Они приходят в мир под звуки стихающей бури - сила ее питает их кровь, в ее прощальном грохоте буревестникам слышится музыка. Та музыка вечно жива в их сердце. Они пробуждаются к жизни в одиночестве - некому учить их летать. Они учатся сами, потому что их вечно зовет ветер - наставник и приемный отец. С рождения они ищут свист ветра, и грохот тайфуна, напоминающий им о буре, что подарила им жизнь, приятнее им любых других звуков. Ураган расправляет им крылья и несет, обучая искусству полета в бешеной пляске ветров. Они учатся овладевать бурей долго, пока однажды не сольются с ней, не станут едины, и тогда они уже не просто буревестники, они управляют ее разрушительной силой, они - Повелители Бурь.

Павел ВОРОНЦОВ

ДОСТОСЛАВНАЯ ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК БЫЛ ЗАЧАТ

СЭР ПЬЕТЯ ИВАНОФФ, РОКЕР ДОСТОЙНЕЙШИЙ И

СРЕДЬ ДРУГИХ ПОЧИТАЕМЫЙ И ОБ ОТЦЕ ЕГО ВАСИИ

Случилось так во времена верховного пахана Виталия, коий был рокер достойнейший и имевший власть над всеми рокерами Московскими и власть коего простиралась вплоть до городу Парижу и почитал коий господа нашего Карла Маркса исправно. В те времена было также много других паханов, но все они держали свои районы от верховного пахана Виталия и были ему шестерками. И был у него также длинный руль за коий могло усесться одновременно до двухсот человек рокеров. Посему наиболее доблестные рокеры того времени служили ему и назывались рокеры длинного руля.

Павел ВОРОНЦОВ

ГВОЗДЬ МАСТЕРА ЛИ

У светлого мастера Ли есть дома стена, в которую вбит гвоздь, на котором держится мир, а еще, однажды, я рассказал ему про броуновское движение молекул и самозакипающий чайник, о чем теперь очень жалею.

Мастер Ли уверяет, что его гвоздь не успел забить до конца Бог, когда мастерил наш мир. То-ли у него молоток сломался, то-ли возникли какие-то свои неотложные божьи дела, а может и то и другое, факт тот, что гвоздь торчит из стены на добрых семь сантиметров и еле-еле держится.

Павел ВОРОНЦОВ

ХРАНИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

Далеко на севере, за горами вечного льда, расположена небольшая, но очень живописная долина. Каждое утро, куда ни брось взгляд, в ней среди журчания талых ручейков пробуждаются и тянутся к веселому голубому небу тысячи и тысячи цветов. Днем здесь царит лето, а вечером в долину с окрестных гор спускается, оттесненный солнечным светом холод, и с приходом ночи наступает зима. Миллиарды снежинок носятся тогда над долиной гонимые тысячью метелей.

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ

Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а когда вошел, то повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен о всех неприятностях обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под темного осеннего дождя, а по ту сторону хлипкой конструкции из ДСП и фанеры должна была найтись как минимум одна чашка кофе, сосиски в холодильнике и, если это не поможет, горячий душ. Он не внял предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.

Павел ВОРОНЦОВ

МАСТЕР НОЧЬ

Хочешь, расскажу сказку? Ну, что усмехаешься, думаешь не умею? Что ж, у меня по твоему и детства не было, что я, сказок не знаю? И побольше твоего, между прочем! Ну, слушай. Было это давно, в те времена, когда Солнце наконец освобождалось из своего долгого заточения. Где? Ну, оно было заключено в выжженных землях. Вы сейчас считаете что одиннадцать тысяч лет назад туда упал метеорит. Как бы не так! Что значит "Солнце большое?" Солнце, к твоему сведению, всякое, тут все зависит от угла зрения, а что ты смотришь на мир плоско, так это все из-за плохого воспитания. И вообще, еще раз перебьешь - будешь сам себе сказку досказывать. Так вот...

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА МАЛЕНЬКОГО ХОББИТА ФЛОКЕ БРАНДОШМЫГА, КОТОРОМУ

МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ БЕОРН ПО НЕДОМЫСЛИЮ ПОДАРИЛ СВОЮ БЕНЗОПИЛУ

И КОТОРЫЙ ПО ТАКОМУ СЛУЧАЮ УВЛЕКСЯ МЕТАЛЛОМ,

СОЧИНЕННАЯ ВО ВРЕМЯ ДОЛГИХ НОЧНЫХ МЕЧТАНИЙ

О ДАЛЕКИХ СТРАНСТВИЯХ И ПРЕКРАСНЫХ ПОСТУПКАХ.

(примечание: звездочкой помечены неосмысленные строки,

нужные исключительно для приличествующей случаю аранжировки.)

* Тыр-тыр-тыр-тыр-тыр...

Павел ВОРОНЦОВ

ПЯТЬ ЧАСОВ ДО ЗАУТРЕНИ

Время было позднее - далеко за вечернюю молитву, ближе к полуночи. Ночь была ясна и, хотя Луна еще не взошла, человеку с острым зрением хватило света звезд, чтобы различить темную груду валунов. У окрестных мальчишек это местечко носило название "шесть камней" (на самом деле их там было семь, но седьмой по верхушку врос в землю), больше же его никак не называли, потому что кого еще кроме мальчишек могут привлечь бесполезные булыжники, пусть даже такие здоровенные?

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Павел ВОРОНЦОВ

ПОХОД

А мы все пробираемся к радуге

Мертвыми лесами да хлябью болот

По краям да по самым по окраинам

И куда еще нас бес занесет...

(К.Кинчев.)

Никто ныне не знает, кем был тот человек - великим ученым или злодеем, святым или сумасшедшим. Но он пришел в город, теперь некому помнить, как он назывался и где, пришел и сказал: люди, я знаю где живет Смерть. Идемте со мной, мы расправимся с ней навсегда.

Павел ВОРОНЦОВ

РАЗГОВОР

Один сидел на дороге, и другой шел по ней. От взгляда идущего бежало все не останавливаясь. Взгляд сидящего бежал по всему не останавливаясь.

Но их глаза встретились.

- Здравствуй, - сказал один из них.

- Здравствуй, - удивленно помедлив, ответил другой. - Последний раз со мной заговаривали вечность тому назад.

- Не вечность, а жизнь тому назад.

- А ты знаешь разницу?

- Эта разница никак не меньше той, что между нами.

Павел ВОРОНЦОВ

СЕРЕБРЯНАЯ ЗВЕЗДА

Есть в мире место над которым никогда не восходит солнце. Там никогда не идет дождь, там светят только Луна и холодные звезды, и изредка идет снегопад. Живые существа сторонятся этого места. Только песок и камни населяют эту пустыню под звездами. Немногие дороги ведут туда и еще меньше - оттуда. Люди зовут эту местность безмолвием ночи. По преданию именно там сокрыта книга судеб.

Луна как раз появилась на Востоке, когда избитая многочисленными дорогами телега подкатила к руинам древнего города, старым как старый Сэдт, наблюдавшим некогда создание этого мира. Телега была запряжена умудренным годами ослом и боевым росинантом прекрасных кровей, впрочем, уже свыкшимся с утратой воинской гордости. Позади повозки на девственном лике пустыни оставались две колеи, протянувшихся от горизонта к развалинам.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

СКАЗКА, В КОТОРОЙ ЕСТЬ ДАО

Один человек жил. Жил себе человечек, и жил.

И жил. Да и умер.

Да и умер. Вот и вся сказка.

Вот и вся сказка.

Комментарий к "СКАЗКЕ, В КОТОРОЙ ЕСТЬ ДАО"

Текст состоит из двух частей:

сама сказка написана П. Воронцовым

апокриф написан Сэкондом Хэндом.

Вы должны прочесть весь текст

и определить для себя, в каком тексте есть дао.

Павел ВОРОНЦОВ

СТАРЫЙ ДРАКОН

Дракон проснулся под вечер, когда солнце уже почти скрылось за пиками окрестных гор. Впрочем в его пещере темно было в любое время суток. Солнце не заглядывало сюда, а языки пламени, которые изредка испускал хозяин пещеры, гасли, погрязая, среди потемневших от многолетней копоти стен. Да и испускал эти языки хозяин все реже и реже.

Вообще-то, проснулась только средняя голова дракона. Правая спала не просыпаясь уже года четыре, а левую он потерял давно, много-много лет тому назад, в битве с другим драконом. Тот, впрочем, потерял все свои головы.