Скачать все книги автора Ольга Гартвиновна Баумгертнер

Я поднялся на последний этаж. На лестничной площадке, прислонившись к стене, стояла девушка. В ее руках уже давно остыла чашка с кофе, чей аромат еще слегка улавливался, а рассеянный взгляд девушки был устремлен на темное окно подъезда. Я прокрался мимо и проник в квартиру через приоткрытую дверь. Мужчина в прихожей, собираясь на работу, торопливо и нервно искал что-то среди бумаг в своем портфеле, и я без помех проскользнул дальше на крохотную грязную кухоньку. Старуха в замусоленном переднике старательно помешивала половником в большой пузатой кастрюле. Густой запах супа с пряными приправами, не желая вытекать в распахнутую форточку, наполнял все узкое пространство между мойкой, плитой и теснившимися напротив столом и холодильником. Молодая женщина делала бутерброды для сына в школу. Развернуться здесь было негде, так что я сразу махнул на покривившийся стенной шкафчик с перекошенными из-за разболтавшихся петель дверцами. Шурупы наполовину вышли из пазов, и шкафчик держался на честном слове. Так что я завис чуть выше, даже не думая опираться на него. Из щели между шкафом и стеной высунулись рыжие усы и тут же исчезли... Когда в семье три женщины, в их доме никогда не будет порядка. Старшая чувствует себя хозяйкой, дает советы и постоянно ворчит, что остальные ничего не делают или делают не так, как надо. Вторая всегда поступает по-своему, а уж если вдруг последует совету старшей, все у нее будет валиться из рук. Третья вовсе не участвует в домашних делах и старается как можно реже появляться в доме, чтобы не слышать вечных упреков. Здесь был как раз этот случай...

Иссяк ток, замурованный в стенах Лаборатории Высоковольтных Испытаний, где мы были подопытными. К тому времени, когда электричество вновь полилось в металлических венах, мы сняли с себя защитные оковы и покинули свои тюрьмы. Невидимые и колючие, как электростатический удар, и беспечные, словно обрывки мыслей, мы стали свободными. А кроме свободы короткое замыкание подарило нам и разум. Но мы по-прежнему не могли существовать друг без друга. Словно строки одной программы.

Я лежал среди зеленеющего поля и грелся на солнышке. Всюду среди колосьев проглядывали яркие головки маков и васильков. Весело щебетали птахи, гудели над цветами пчелы и легкий ветерок немного разгонял майский полуденный зной. Мне было так спокойно и хорошо, что я перестал смотреть на облака, неспешно плывущие по небу, закрыл глаза и уснул. Разбудили же меня звонкие голоса и смех. По полю прогуливались девушки, собирая цветы и плетя венки. Но я проснулся слишком поздно, когда они подошли ко мне на расстояние около двадцати футов. И тут, наконец, меня заметили. Раздался пронзительный визг и сломя голову они бросились прочь. Я с презрительным видом отвернулся, прислушиваясь к их воплям и топоту ног. Но кто-то из них остался. Я обернулся. Напротив стояла девушка, смотря на меня округлившимися глазами. На ней было слишком роскошное платье и дорогие украшения и у меня возникло нехорошее подозрение: а не принцесса ли она?

Когда-то одной из звездных ночей странствующий поэт решил заночевать в пещере. Он даже и не мог предположить, что оказался в логове дракона – драконом там и не пахло. Он развел костерок и сел у входа спиной к огню, обратив задумчивое лицо к звездам. А потом чуть слышно принялся декламировать.

Только серебро да черный цвет остались мне.
Что ж, пусть будет ночь и я рассыплю звезды,
Все тени распростерли крылья стелясь по земле,

Все гении немного безумны. А если таким безумцем оказывается могущественный темный маг? Любой мир для него – всего лишь шахматная доска. А фигурки на ней – маги светлой и темной обители. Разыгрывая свои изощренные партии, он готовится развязать войну, в которой не только гибнут маги, но и уничтожаются целые миры. Но сумеет ли темный гений предугадать появление непредвиденных фигур, которые способны ему противостоять и разрушить все его планы? Что, если случится невозможное и завяжется дружба между главой отряда светлых магов и таинственным изгнанником из темной обители? Если светлый маг откажется от выполнения возложенной на него миссии? Если темный маг окажется способен на добрые дела?

Но безумный гений коварен, и в рукаве его балахона кроется темная лошадка, готовая сделать последний роковой ход…

Рыцарь из последних сил гнался за драконом. Тот был серьезно ранен, но улепетывал что есть мочи. Несколько раз раненый ящер переносился в другие миры, надеясь оторваться от погони, но рыцарь благодаря своему волшебному мечу не отставал. Наконец, когда глаза рыцаря стал застилать туман, а его скакун еле передвигал ноги, дракон издал жуткий рев, больше похожий на стон. Его с трудом двигающиеся крылья вдруг замерли и безжизненно обвисли, и огромное чешуйчатое тело со свистом и шипением рухнуло вниз. Рыцарь, наконец, смог опустить с надоевшего неба взгляд своих измученных бессонницей глаз и с досадой увидел, что дракон упал не на землю безлюдных степей, расстилающихся вокруг, а прямо в центр небольшого городка, неизвестно откуда взявшегося. Бросив вставшего без сил коня, рыцарь поспешил в город.

Я только было начал распаковывать вещи, как раздался осторожный стук. «Наверное, любопытные соседи», – подумал я и распахнул дверь. На пороге стоял весьма высокий худощавый мужчина на вид лет тридцати пяти, но уже почти седой, с огромными глазами казавшимися еще больше от широких и толстых стекол очков.

– Тед Барти, ваш сосед сверху, – представился он, улыбнувшись, и протянул руку. – Я, наверное, не вовремя. Переезд наверняка был утомителен, но мне так не терпелось с вами познакомиться. Соседи поговаривают, что вы ремонтируете компьютеры и вы ас своего дела. У меня дома стоит один из этих железных ящиков. Немного староват и частенько пошаливает. Было бы неплохо, если бы вы зашли ко мне как-нибудь вечерком, когда распакуетесь, поужинаете и заодно и глянете на моего монстра. Буду вам очень признателен.

Барн неспеша вышел из корабля, глубоко вдохнул земной воздух, которым не дышал уже три года, и направился к зданию космопорта. Встречает ли его Мали, или нашла себе другого парня? Но он зря беспокоился – одинокая хрупкая фигурка девушки бросилась ему навстречу.

– Привет! – крикнула она и вручила ему странный букет цветков, искусно сделанных из разноцветной фольги.

– Только не говори мне, что у вас сейчас такая мода, – проговорил он, машинально взяв букет и оглядывая наряд Мали.

Над Закатной обителью – последним приютом колдовского рода нависла угроза уничтожения. Срединники, народ, способный управлять временем, готовы стереть обитель и ее жителей с лица земли. И все это из-за древнего предсказания о связующем маге. Но кто он, тот, кого опасаются в бесконечном лабиринте Срединных миров? Сможет ли он противостоять врагам, стратегия которых почти беспроигрышна – ведь делать очередные ходы в великом противостоянии им помогают предсказания ясновидиц. Как же изменить предначертанный ход событий и избежать уготованного? Как поступить, зная, что прекращение своеобразной «шахматной» партии – это всеобщая гибель? Древние колдовские книги и кровь туманных драконов – вот ключ к разгадке предсказания о Связующей магии…

В Священных Землях кипят небывалые страсти. Противоречия между человеческой расой и противниками Империи — эльфами, гномами, Легионами Проклятых и ордами нежити — достигают неимоверных размеров. Мстительные боги вмешиваются в дела смертных, внося сумятицу в повседневную жизнь Невендаара. Что может быть общего между отставным военным, его оруженосцем, юной прорицательницей и эльфом? Однако невероятное стечение обстоятельств удивительным образом связывает их судьбы. Они отправляются по следам небесной посланницы Иноэль, чтобы выяснить свое предназначение и судьбу Невендаара. Их путь тернист, полон опасностей, цели не всегда совпадают, но самое страшное впереди: кто-то из них является подручным богини Смерти…

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Всемирная выставка 1900 года. Электричество, синематограф, автомобили… Мир Иных взбудоражен достижениями обычных людей: технические новшества могут составить конкуренцию магии. Дозоры со всего света отправляют в Париж делегации; не осталась в стороне и Российская Империя. Молодой синематографист Леонид Александров оказывается в самой гуще дозорных интриг, в эпицентре заговора, созревавшего много десятилетий. Он – Иной, стоящий за камерой; его работа – запечатлевать события. Однако это не значит, что человек с киноаппаратом не способен на что-либо повлиять. Для объектива равно важны свет и тени, но недаром экран изначально белый, а квадрат на нем – светлый.