Скачать все книги автора Олег Геннадьевич Азарьев

Клочья тумана плавно плыли вдоль улицы. Было сыро и холодно - как и должно быть поздней осенью. Пасмурное небо быстро темнело. По мокрому, со свежими лужами асфальту проносились автомобили, оставляя позади себя мутный шлейф брызг.

Владимир Павлович Маликов стоял на троллейбусной остановке. Чтобы хоть немного согреться, он поднял воротник, поглубже надвинул старую шляпу, подбородок закрыл заношенным кашне. Стынущие руки спрятал в карманах неопрятного пальто из черного драпа.

Содержание:

Артур Макаров — Аукцион начнётся вовремя

Олег Азарьев — Должник

Виктор Подрезов - Потомок пророка

Ондржей Нефф - Вселенная довольно бесконечна

На окраине заполярного города вокруг неглубокого строительного котлована замерла землеройная техника: облезлые, грязные экскаваторы, грейдеры, бульдозеры. Поодаль – пара потрепанных самосвалов. На самом краю котлована сгрудились тепло одетые строители. Над ними колышется облачко пара. Они смотрят в котлован, наблюдая, как прораб и еще два человека осторожно спускаются туда. Мерзлые склоны котлована присыпаны белой порошей, скользко.

Ковш экскаватора, стоящего в котловане, наполовину в земле. Его металлические зубья поддели и вывернули из мерзлой земли громадный кусок мутного льда неправильной овальной формы, похожий на гигантскую грубую линзу.

Завтрак окончен. Сириск аккуратно свернул салфетку, лежавшую на коленях, оставил ее на столе рядом с тарелкой, бодро поднялся со стула и мельком взглянул на себя в большом настенном зеркале, оправленном в дорогую старинную раму, – подтянутый мужчина лет сорока, хотя на самом деле ему под пятьдесят, решительный взгляд, мужественное лицо, легкая седина в пышных темных волосах над высоким лбом, чистая, почти без морщин, кожа, мешки под глазами едва намечаются, – и остался доволен собой. Он тщательно следил за своим здоровьем. "Теннис, бассейн, воздержание от многих соблазнов и излишеств – вот что позволяет мужчине быть мужчиной до весьма преклонных лет, – размышлял он, спускаясь со второго этажа собственного дома, где у него была квартира, занимавшая весь этаж, на первый, где помещался его небольшой антикварный магазин. – А это для меня – самое главное в жизни".

В виду того, что выпуск веников на правительственных и частных предприятиях в настоящее время не в состоянии полностью удовлетворить спрос дворников Вавилона и других городов независимой Вавилонии на эту продукцию, особенно в отдаленных провинциях, где лицензионные веники являются ощутимым дефицитом и продаются по 7 сиклей за 1 штуку при государственной цене в 2 сикля (чем пользуются недобросовестные граждане, подпольно изготавливая и сбывая некачественные веники-подделки), а также в виду объективных причин отставания роста производства веников от роста спроса потребителей (отсутствие достаточного финансирования из международных займов, бартер, несвоевременная оплата и несогласованность в действиях поставщиков, а также нерадивость рабов и жульничество хозяев с налогами) и с учетом до сих пор отсутствующего веник-стандарта, настоящим приказом при Дворцовой Администрации Династа Ханнупарри III создается новая структура: "Вавилонская специализированная комиссия по делам изготовления веников (Васкомвеник)".

Эти места я знал плохо, и потому не торопился, шагая по лесной тропе. Прежде, судя по ширине тропы, она была как следует протоптана торговцами-менялами, рассказчиками, рыболовами, охотниками, но сейчас понемногу зарастала травой, – должно быть, последнее время не так уж часто ею пользовались. Тропу показали мне рыболовы из Ремана – небольшого селения, которое теперь осталось далеко позади. Селение их стояло у самого озера – десяток овальных одноэтажных домишек из плетней, обмазанных желтой глиной. Я запомнил свежую шкуру трехрога, сохнущую на растяжке, два хорошо выровненных и отполированных копья с обсидиановыми наконечниками, прислоненных к валуну на окраине селения, лодки-долбленки на отмели, сети на шестах и неистребимый запах рыбы и тины повсюду.

Немало лет крымская фантастика отсчет свой вела от Александра Грина. Во многом это справедливо. Александр Степанович не был коренным крымчанином, то есть человеком, родившимся на полуострове. По состоянию здоровья он обосновался на полуострове в последние годы жизни. И все же Крым, где влюбленный в этот особенный мир, полный легенд и древнейшей истории, Александр Гриневский (настоящая фамилия Грина) и прежде был нередким гостем, пропитал его произведения насквозь. И во многих романах, повестях и рассказах Грина, в его вымышленных городах исследователи, по вполне опознаваемым приметам, без труда находят описания гаваней, улиц и улочек Севастополя, Ялты, Евпатории, Керчи, Феодосии.

Граков шагнул на выдвижную металлическую площадку перед люком. От площадки вниз уходили решетчатые конструкции складного подъемника. Граков прищурился, машинально пригладил встрепанные ветром волосы и огляделся.

Промежуточный космопорт на Шарре был предельно стандартен. Четыре бетонных посадочных стенда с цветными разметками, окруженные башенными погрузчиками. Поодаль — квадратный многоэтажник Административного Центра и вспомогательных служб. Рядом с ним — цилиндрический монолит энергоблока и купол ремонтного ангара, к которому примыкали приземистые постройки складов. Сетчатый забор по всему периметру ограждал космопорт. Вдоль забора через равные промежутки возвышались трехметровые защитные башенки. Справа от ангара виднелись закрытые железные ворота под охраной еще двух башенок. Местность вокруг космопорта была плоской как доска. Вдалеке, почти на горизонте, смутно угадывались в сумерках очертания еще каких-то строений. Но это уже были шаррянские владения.

Этот фантастический боевик "зарубежного автора" Пульпита Кэриеса (в "переводе" О. Азарьева и Е. Отурина) - смешная и веселая пародия на плохую фантастику и на бездарных писак. О пародии в свое время высоко отозвался рецензент в "Книжном обозрении".

Повесть о том, как двое друзей и подруга одного из них приплыли на островок в Азовском море (из тех, что намываются на отмелях, а потом опять исчезают в этом изменчивом и коварном море). Там и происходят странные и удивительные события — в течение двух дней жаркого лета.

(Под названием «Забытый идол» повесть опубликована в журнале «Искатель», номер 5 за 2013 год.)

Популярная история ливадийского поместья и поселка (а это не только часть истории Крыма, но в гораздо большей степени часть истории России и династии Романовых, начиная от Екатерины II и до последнего императора, Николая II, а также история мирового масштаба — именно отсюда начинается ООН, и это часть советской истории — от Ленина, который никогда не был в Крыму, но уделял ему много внимания, Сталина до сталинских последышей и нынешних украинских деятелей, а в последние годы — Ливадия снова место международных встреч, как политических, так и культурных) — история от основателя и самого первого владельца поместья, который и дал земле на склоне горы Могаби это греческое название, Ливадия, — знаменитого пирата и национального героя Грециии Ломбро Качиони до наших дней.

Эссе (а в виде книги — это богато иллюстрированное повествование) создано на основе сценария одноименного научно-познавательного фильма.

Фантастическая история о создании Земли и гибели ее создателей. История о том, откуда взялось на планете зло. Несохранившаяся легенда о Древних Магах, обитавших в своих замках на вершинах самых неприступных крымских гор.

ВЗАИМНАЯ ЛЮБОВЬ, ИЛИ РОССИЯ-РОМАНОВЫ-КРЫМ

Олег Азарьев (Украина, АР Крым, Симферополь)

В истории Императорской Династии Романовых полуостров Крым занимает значительное место, так же как, впрочем, и сама Династия Романовых — в долгой и бурной истории Тавриды-Крыма… во всяком случае, последние 400 лет.

От ненависти до любви

Уже первый из Династии Романовых, Царь Михаил Федорович, венчанный на царство 11 июля 1613 г., вынужден был озаботиться непростыми отношениями Руси с Крымом, а точнее — с Крымским ханством и его разбойными набегами на русские земли.

«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издаётся с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание.

В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.

Содержание:

Юрий Соломонов ТРИГГЕР (повесть);

Олег Азарьев ЗАБЫТЫЙ ИДОЛ (повесть);

Валерий Бохов МОРЯКИ С СУХОГРУЗА (рассказ)

Популярно рассказанная краткая история о знаменитом Сакском озере и о не менее знаменитых целебных свойствах сакской лечебной грязи — из этого озера. Эссе создано на основе сценария одноименного документального фильма (который, кстати, бродит по сети).

Уже первый из Династии Романовых, Царь Михаил Федорович, венчанный на царство 11 июля 1613 г., вынужден был озаботиться непростыми отношениями Руси с Крымом, а точнее — с Крымским ханством и его разбойными набегами на русские земли.

Его сын, вернувший России в 1654 году Левобережную Украину, Алексей Михайлович, «Тишайший» (который, если верить историкам, был на самом деле весьма вспыльчивым человеком, да и о многочисленных «соляных» бунтах во время его правления следует помнить, и при котором Русь была уже вовсе не маленьким княжеством, а набирающим силу царством, расширившим свои границы далеко за Уральский хребет и еще при Иване Грозном раз и навсегда замирившим Казань тем единственным способом, который и оказался понятен всем ханствам бывшей Золотой Орды), предпочитал все-таки действовать дипломатически — отправлял в Крым послов с дарами. Послы убеждали ханов жить с Русью в мире. Те не возражали, но мир с ними по-прежнему был короткий и весьма неустойчивый… поэтому по велению Алексея Михайловича на южных рубежах строились засечные черты, чтобы преградить ханским ордам дорогу в Россию.