Скачать все книги автора Нина Викторовна Горланова

Нина Горланова, Вячеслав Букур

День, как год

Джек приехал в Пермь волонтером - помогать ремонтировать Музей политических репрессий. Но ни до какого Музея не доехал, потому что у него наступило свое.

Коридорная гостиницы уже знала эту западную важность, особую. У русских важность сердитая, кажется, что у несчастного проблемы с кишечником. А у Джека важность летучая, с улыбкой и с вопросом в глазах: ну как вы, как вы тут без меня обходились?

Нина Горланова, Вячеслав Букур

Коса с небес

Нина Викторовна Горланова родилась в деревне Верх-Юг Пермской области. Окончила филологический факультет Пермского университета в 1970 году. Публикуется с 1980 года (журнал "Урал"). Автор 6 книг.

Вячеслав Иванович Букур родился в городе Губаха Пермской области. Окончил филологический факультет Пермского университета. Публикуется как писатель-фантаст с 1979 года.

В журнале "Москва" публикуются впервые.

Нина Горланова, Вячеслав Букур

Любовь - бабки - любовь

пьеса в двух частях

Действующие лица:

Неля Цветкова.

Виктор Цветков, ее муж.

Андрей

Александр

Алексей

Нонна Ивановна, разносчица телеграмм.

Костя.

Лариса, вторая жена Виктора.

Дядька Леонид, дядя Виктора.

Людмила, невеста Александра.

Граф Разумовский, поэт из Москвы.

Равиль.

Федор, одноклассник Алексея.

Нина Горланова, Вячеслав Букур

Роман воспитания

Когда мы взяли в свою семью Н., ей было около семи, и она нам рассказала, как ее чуть не изнасиловал очередной любовник матери. Он стал ночью тянуть Н. к себе в постель, шепча: "Малюська! Иди сюда!" А мать спала, мертвецки пьяная, конечно... Во дворе про эту пьяницу говорили: "У таких надо варом заливать, чтоб не рожали..."

В нашей семье, любимая и талантливая, Н. расцвела, как волшебный цветок. Она писала маслом, лепила и вырезала из бумаги, как Матисс. А мы тогда еще были так молоды, что не писали прозу. Мы были кто? Обыкновенная советская семья, верящая в светлое будущее, да-да, верящая... Поэтому и взяли девочку с улицы, прямо из лужи. Поэтому и дали своим героям в романе обыкновенную фамилию - Ивановы.

Нина Горланова

Вячеслав БУКУР

СЛУЧАЙ НА РАДОНИЦУ

Почему Светлана (Фотина) решила, что он наводчик? А стоял он на их лестничной площадке и читал газету с таким видом, словно ему за это потом заплатят. Ну что вот я грешу - подозреваю, конечно, ему заплатят: разговорами, улыбками, а то и ночью любви вознаградят потом... за зябкое ожидание утром. Но как его любить, если Светлана (Фотина) уже через минуту его не могла вспомнить, как мечтать об этом лице цвета серого крахмала!

Нина Горланова, Вячеслав Букур

ВБ

Какие-то дети, дети все, дети... Евдокия стряхнула сон. Ночной звонок в дверь воспринимается как мировая катастрофа. Такое ощущение: пока ты спала, все начало рассыпаться, а застыло только потому, что успела проснуться. Спокойно, сказала она себе, муж в санатории, кто бы это мог быть? Евдокия, полная, но легкая, всплыла над двуспальным ложем и заперемещалась к двери. Халат ее - совершенно заковыристой расцветки - то в одном месте обнимал округлость, то в другом... И она уже в горле перебирала регистры: каким голосом заговорить с тем, кто стоит на лестнице. Посмотрела в глазок и увидела сосредоточенное лицо Юрия Чухнюка... или он Чухняк?.. Бывший ученик их гимназии, но в его классе она не вела литературу! Евдокия настолько не представляла, что ему здесь и сейчас - в полпервого ночи - нужно, что растерялась, все регистры потерялись, и она спросила никаким голосом:

Нина Горланова

Беседа современного человека, утомленного жизнью, со своей душой

Захотела перерезать вены. С потолка течет третьи сутки, как в фильмах Тарковского. В том числе течет в кастрюльку, что стоит на моей кровати между ног. В нашей тесноте маневрировать невозможно, вот и слушаю ночами музыку струй. Не хочу больше!

ДУША: Достопочтеннейшая коллега! Ты же веришь в Бога, а это грех. У тебя четверо детей!

- Да, но я похудела на тридцать килограмм, и сейчас мой вес пятьдесят. Работать не могу, а дети еще малы... Муж не может нас прокормить.

Нина Горланова

Голос жизни

Повесть

В свои сорок шесть лет он вставал по утрам совсем не так, как бывало в тридцать шесть... Недавно ему поставили фруктовый диагноз: синдром грушевидной мышцы, и как Фрукт, он падал. Представляете: встал - на швабре повисел и упал.

- При этом я издал звук подстреленного гуся!

- Оленя! - поправила жена.

Да что там оленя - гуся... Потом, конечно, врачи сильно постарались, но ходит Гамлет Эльбрусович ("Казбекович")... да не ходит он, а словно говорит языком вазовой живописи. Стал более адажио, в общем.

Нина Горланова

Испанская ночь

Неважно, кто был первый муж Аллы, а важно, что в середине сентября 2001 года она со вторым мужем сидела в Барселоне на автовокзале. Ровно в полночь! Они опоздали на свой автобус. Рядом расположился испанский бомж, а может, не испанский: его улыбчивое молчание не давало возможности что-то определить. Арабы какими-то знойными выкриками поселяли в воздухе тонкие образы своих изначальных пустынь. Вдруг они заспорили, побежали, ликуя...

Нина Горланова

Я ЕХАЛА ДОМОЙ

В плацкартном вагоне гуляли дембеля.

Моими соседями оказались фехтовальщики в одинаковых синих свитерах. Именно их тренер - похожий на Есенина экземпляр, находящийся в великолепной физической форме, - громко учил солдат, как устроиться на гражданке. Поэтому дискуссионный клуб шумел прямо возле моего уха.

- Поезжайте в район! - Тренер взмахивал рукой, демонстрируя перстень (такой я видела у Макаревича на экране телевизора). - Сейчас в глубинке бухают, а вы не пейте! Поступайте на заочное в техникум. Года через два все заметят: никогда вас не видали под забором. И выдвинут! Конечно, жополизы быстро продвигаются, но честные люди еще дальше могут пойти. Это я вам точно говорю. Только поступить на заочное и не пить!

Нина Горланова

Нельзя. Можно. Нельзя

Роман-монолог

Незабудковые, малиновые, желтые... Разноцветные стекла составили гору. Когда-то здесь был завод. Сейчас стекольная гора - наша отрада. Мир сквозь желтое стекло - солнечный, синее - пасмурный. Черное - ночь, красное война... Раз! Снова солнце. Зеленое стекло словно переносит тебя в лес. Кажется, что мировые ритмы меняются по твоей воле, что стекла могут все:

Солнце.

Нина Горланова

ПОКА ДОЖДИК БЕЗ ГВОЗДЕЙ

Цесарки были взяты на перевоспитание, говорил Лев Львович. Их привезла мамина подруга Маша (Мария Аверьяновна), которая на две недели сбежала от своих крылатых питомцев и укрылась на курорте Усть-Качка. Три цесарки носились по квартире, кричали, делали свои дела где попало - в общем, курицы, но не простые, а аристократы... И вот летают эти потомки гадов теплокровных, а в дверь звонок: приехал из Подмосковья Сарынин, он же Вован, единоутробный младший брат. С семьей!

Нина ГОРЛАНОВА

Принцесса и нищий

РАССКАЗ

В новогоднюю ночь Светлана Ивановна проснулась от страстного объяснения в любви. Мелькнуло и больно укололо подозрение: не муж ли? По шепоту трудно сразу узнать, но вот одна громкая фраза, и она с облегчением вздохнула - всего лишь Жаканов. Кому это он, интересно? Неужели Оленьке? Ну она достаточно практична, чего за нее волноваться. Только сегодня вечером познакомили их: "Жаканов, я тебе представлю..." "Олюся",- поспешно та назвалась сама - в стиле ретро. "Ужасно,- улыбнулся Жаканов,- звучит, как удар подушкой". "А Жаканов звучит как... шум наждака",- не растерялась Ольга. Да она и сейчас вон все его подкалывает. И вдруг... Что такое, куда его понесло?!

Нина Горланова

Сладкая жизнь

Нина Горланова - живет и работает в Перми. Публиковалась в журналах "Новый мир", "Знамя" и многих других. Автор четырех книг прозы. Постоянный автор журнала "Урал". С недавнего времени пишет также в соавторстве с писателем Вячеславом Букуром.

Даже очень сладкая: у нас в кондитерском цехе шоколад льется рекой... плывешь по проходу среди разноцветных запахов эссенций. Женщины все в белых халатах, и под ними все сладко так ходуном ходит, представляете? Знаете, почему они такие упругие? Орехами питаются: грецкими, фундуком, миндалем, прямо как в каком-то гареме. Проходят мимо - хвать горсточку-другую, потом - зубы грызут, блестят, губы... ух, я бы впился в эти губы!

Герои Нины Горлановой и Вячеслава Букура не совершают ничего исключительного. Они всего лишь живут в России – влюбляются, спиваются, коротают дни от зарплаты до зарплаты, бездельничают, по-чеховски тоскуют, убивают время и не замечают, как время убивает их.

Что с такими героями остается делать авторам? Конечно, только любить их. И лучше всего так, как умеют это Нина Горланова и Вячеслав Букур, готовые разделить со своими персонажами не только банку варенья или драгоценный московский журнал, но и саму их нестоличную жизнь.

Сначала было словоблудие.

Семейство Ивановых вышло во двор: у Сонечки — кулек с куриными косточками, у Антона — плошка с молоком, которое медленно покачивалось всем телом.

— Теть Паня, вы не видели?.. — Антон замер, вдруг почувствовав, как плоть ветра переливается по двору.

Дворничиха тетя Паня вскапывала клумбы, хотя вокруг еще ярко пылали мальвы из семейства мальвовых.

— Безымянку не видели? — взволнованно спросил Антон, всегда ожидавший от жизни приключений и боясь, что тетя Паня точно знает, где Безымянка, и тогда уже будет не так интересно.