Скачать все книги автора Николай Матвеевич Грибачев

Николай Матвеевич Грибачев

Как ежа Кирюху лечили

Встал еж Кирюха, позавтракал, пол в доме подмел, гулять собрался. А небо тучами заволокло, пасмурно стало. "Дождь может пойти", - решил еж Кирюха и остался дома.

Сидит, скучает. Думает: "Кто мне в лесу настоящий друг, кто враг? Проверить бы всех сразу. А как проверишь?" Думал, думал, даже голова побаливать стала. Но придумал: "Скажу, что заболел я, погляжу, что из этого будет".

Николай Матвеевич Грибачев

Как заяц Коська капусту поливал

Давно в лесу дождя не было. Все жара и жара. День жара, два жара, неделю. На заячьем огороде капуста сохнуть стала. Вот и говорит мама-зайчиха:

- Возьми ты, Коська, ведро и полей грядки. А то не будет у нас капусты.

Заяц Коська очень любил капусту и хотел, чтобы она выросла высокой-высокой, вкусной-вкусной. Взял он ведро, повесил его на левую лапу, правой размахивает на ходу и песню поет:

Николай Матвеевич Грибачев

Как заяц Коська лису Лариску ловил

Узнал однажды заяц Коська, что лиса Лариска его съесть собирается. Это она белке Ленке призналась: "Тебя, белка Ленка, мне не достать, ты по деревьям прыгаешь. А зайца Коську я обязательно съем, он по земле ходит".

Сначала испугался заяц Коська, три дня дома сидел и от страха дрожал. А потом подумал: "Я умный заяц, скоро до трех считать выучусь. Поймаю-ка я сам лису Лариску!"

Николай Матвеевич Грибачев

Коська-велосипедист

Думал, думал заяц Коська - куда бы ему сходить? На речке был, сома Самсона видел, у озера был, с белкой Ленкой поговорил, под большой сосной был, с ежом Кирюхой спорил - что лучше, капуста или грибы? И надумал он - пойду-ка я около деревни погуляю, может, козленка Кузю встречу, если его собаки не съели.

Но козленка Кузю мать в сарай заперла в наказание: он утром в огород забрался и своими копытцами много огурцов попортил. Вот и не пустили его гулять. Так и не увидел его заяц Коська. Но зато нашел он поломанный велосипед, который ребята под горкой бросили.

Николай Матвеевич Грибачев

Лиса Лариска и белка Ленка

Когда лиса Лариска только подрастала, она не знала еще, кто в лесу как бегает. Идет она однажды, а с елки шишка - стук ее по спине. Подняла она голову и видит: на елке белка Ленка бегает, смеется:

- Цок-цок, мой домик высок. Цок-цок, мой домик высок!

- Это ты, белка Ленка, в меня шишками кидаешься? - спросила лиса Лариска.

- Я.

- А зачем ты, белка Ленка, кидаешься?

Николай Матвеевич Грибачев

Орех

Устроили туристы привал на берегу речки. Пообедали, покупались, потом грецкие орехи кто-то стал есть. И один такой попался, что никак его не разгрызть. Бросили его в траву - ну его, и орех-то небольшой, а еще зубы поломаешь.

Когда туристы ушли, белка Ленка прибежала, с дерева спустилась - не оставлено ли чего, не позабыто ли? И нашла грецкий орех. "Ох, должно быть, вкусный! - подумала белка Ленка. - У нас в лесу такие и не растут".

Николай Матвеевич Грибачев

Проволочный Заяц

Встал утром заяц Коська, промыл глаза росой, смотрит - погода хорошая. Солнышко светит, тепло, ветерок обдувает, на цветах пчелы жужжат, мед собирают. "Пойду-ка я погуляю, - решил Коська. - К ежу Кирюхе зайду, давно его не видел".

Идет заяц Коська, слышит - птицы поют. И самому петь захотелось. Да вот беда - ни одной песни вспомнить не может, плохо учил. Пришлось самому сочинять:

Николай Матвеевич Грибачев

Рыжие листья

Осень в лес пришла. Зелеными остались только сосны и елки, другие деревья стали делаться желтыми, рыжими, красными. Но больше всего, конечно, желтыми. И листья с них полетели - плывет по воздуху листок, падает в траву, шелестит шшу-шшу-шшурх! Ветер холодный между деревьями шумит - чшу-чшу-чшух!

Обрадовалась лиса Лариска. "Вот как хорошо все выходит, - думает она, желтые да рыжие листья на мою шкуру похожи. Наметет их ворохами по канавам, спрячусь я туда и подстерегу зайца Коську. Он-то меня среди желтых и рыжих листьев не заметит, а я его ам - и съем!"

Николай Матвеевич Грибачев

Сом Самсон и медведь Потап

Пошла лиса Лариска волка Бакулу проведать, о том о сем поговорить. А волк Бакула мрачный сидит, ободранную щеку лапой держит. Удивилась лиса Лариска, спрашивает:

- Что это у тебя, волк Бакула, зубы, что ли, болят?

- Не зубы, а вся челюсть, - говорит волк Бакула. - Лося Филю хотел поймать на ужин, а он мне копытом чуть голову не сшиб. Полетел я кувырком в болото, вместо лосятины тины нахлебался.

Николай Матвеевич Грибачев

Волшебные очки

Гулял заяц Коська по лесу и очки нашел. Большие, с розовыми стеклами. Их одна девочка потеряла, когда землянику собирала.

Надел заяц Коська очки и очень удивился - все кругом сразу розовым стало: и дорога, и вода, и облако в небе. "Наверное, это волшебные очки, - подумал он. - Таких ни у кого в лесу нет. Теперь все меня бояться должны".

Сдвинул он кепку козырьком назад, голову повыше поднял, дальше пошел. А навстречу ему - лиса Лариска. Глянула она и даже присела от удивления - что это за новый зверь такой объявился? По виду он на зайца Коську похож, а глаза большие, как колеса. И не боится он лисы Лариски, прямо навстречу идет.

Николай Матвеевич Грибачев

Заяц Коська и Родничок

Жил в нашем Брянском лесу заяц Коська - шкурка серая, уши длинные, глаза черные и все по сторонам косит. Потому что был Коська совсем молодым зайцем и все разузнать старался - кто, да что, да зачем. Целый день бегал он по лесам и лугам, всем своими вопросами надоедал. Мама-зайчиха беспокоится, на обед зовет, а его нету и нету, ищет чего-то где-то.

Нашел однажды заяц Коська Родничок - небольшая ямка под ракитой, а из нее вода льется, журчит. Долго смотрел Коська, думал - что бы это такое могло быть? А потом говорит:

Человек, сидевший в потертом коричневом кресле, по габаритам напоминавшем полуторную кровать, был похож на императора Вильгельма усами, на Гинденбурга седым ежиком и на Германа Геринга одутловатостью и мясистым угреватым носом. Казалось, природа лепила это лицо сразу по различным образцам, не решаясь ни одному отдать предпочтение, и завершила свой труд маленькими серыми глазками, мутноватыми от старости и бессонницы.

Вероятно, в час победы генерал Мюллер мог бы выглядеть импозантно, на военном параде — внушительно: «Старый боевой конь». Но пора, когда он мог выглядеть браво и в полевых условиях, для него давно минула. Время как бы начинало лепить его заново, но делало это спустя рукава, злоупотребляя тусклыми красками и то снимая лишний материал, в результате чего образовывались морщины на лбу и у рта, то нашлепывая его без нужды в виде складок на подбородке и отечных мешков у глаз. Но еще хуже, что та же самая работа делалась и изнутри — обратный путь от Волги до Вислы, с глазами на затылке, перебалтывал все его представления не только о военном искусстве, но и о мире, в котором он жил. Он был достаточно ограничен, чтобы не сомневаться в правильности целей, поставленных Гитлером, — «жизненное пространство» на Востоке было историческим психозом немецкой политики, и фюрер, на его взгляд, стал лишь наиболее ярким выразителем подлинно немецкого духа. Но при всем том он был достаточно опытен и по-своему честен в оценке военного положения — высшая точка успеха пройдена, прошлого не вернуть, и осталось только делать все возможное для почетного выхода из игры. Он был стар, измотан, растерян и брюзглив — под стать тому предосеннему вечеру, который брел поверх землянки, пропитывая знобящей сыростью дороги и тропинки, обрывая листья садов и рощ за Вислой, между Сандомиром и Жешувом.

Сорок второй год для южных армий был тяжелейшим испытанием, втянул в сталинградскую воронку более миллиона людей — пожилых и молодых, женатых и холостых, веселых и брюзгливых, ярких по характеру и малозаметных. Одним из них был капитан Виталий Косовратов. Он прибыл к нам в первой половине сентября вскоре после того, как наши дивизии заняли на правом берегу Дона от хутора Рыбного до Серафимовича плацдарм, с которого позже двинулись на Калач наши танки, замыкая в кольцо группировку Паулюса. В штабе дивизии Косовратова назначили — предшественник был убит — комбатом с «посадкой» на высоту между Рыбным и Матвеевским, голую, неуютную, обдуваемую ветром и палимую все еще жарким солнцем.

В эту книгу вошли сказочные истории, рассказанные старым и мудрым Лосем. Герои его рассказов — лиса Лариска, бобер Борька, енот Ероха, белка Ленка, сом Самсон, крот Прокоп, еж Кирюха и многие другие обитатели лесов и рек. Но главный герой всех рассказов — заяц Коська. Веселый и озорной, искренний и наивный, сообразительный и безумно любопытный зайчонок, с которым постоянно происходят какие-то истории. Истории часто смешные, но поучительные, помогающие юному читателю понять разницу между добром и злом, правдой и ложью…

Опубликовано в журнале «Огонёк» № 34 (1939), 1964  

Опубликовано в альманахе "Рыболов-спортсмен" № 16 за 1961 год.