Скачать все книги автора Макс Александрович Бабаев

И был понедельник.

И у каждого была своя планерка, на которой каждого вздрючили.

А что же делать, понедельник — день тяжелый.

И пошел Макс протягивать свои сети в кабинет, где сидели четыре тетеньки неопределенно-климактерического возраста и неизмеримых размеров.

Ему было плохо, его имели за срыв сроков и общее недопонимание бизнес-процессов, происходящих в дебильной башке руководителя проекта. Ну, на то она и должность — прораб. Жопа в мыле, морда в грязи. Это наш начальник связи. Не успевают твои монтажеры — сам хватай провод в зубы и — в борозду.

За Максом гнался фининспектор. Он, как мумия, был обмотан отработанными чековыми лентами, концы которых развевались в сквозняке — вокруг противопожарных дверей зияли щели, а через них так и лезли пальцы, на которых огненными буквами было написано "МЧС" и "Ростехнадзор".

— Отдай мое СТОРНО! — завывал инспектор, бессистемно взмахивая руками-шлагбаумами, вместо глаз у него моргали желтые проблесковые маячки, а ногами ему служили турникеты-триподы, и катил он на них резвее, чем удавалось бежать Максу. В неверных красных вспышках световых оповещателей Макс углядел входную дверь с призывно помигивающим зеленым диодом считывателя, выхватил свою последнюю надежду — карточку доступа, прижал ее к считывателю, навалившись всем телом, уже предвкушая спасение, но считка пискнула отрицательно, загорелся красный огонек, а дверь так и осталась закрытой. Макс в ужасе обернулся. Фининспектор, размахивая сальдо, приближался, ухмылялся черным провалом денежного ящика. Макс вжался в холодное железо двери вспотевшей спиной, зажмурился…

Главный энергетик вскричал:

— Да вы все охренели!

В помещении подстанции резонировало эхо, оно выражалось нецензурно.

Главный энергетик запрыгнул с короткой стремянки прямо на крышку трансформатора десять тысяч вольт на ноль четыре киловольта, достал что-то из кармана и вставил куда-то в крышку, присев на корты, как чоткий пацан. Был он в кепке, кожанке, трениках и домашних пластмассовых тапочках.

— Это же, налево его етить, трансформатор, накласть ему в бачок, он, же простой, как три рубля на водку, — вещал энергетик, одной рукой вцепившись в загогулину, а другой — указывая в светлое будущее, как Ленин, — У него же, его мать была когда-то моею, есть цапфа!