Скачать все книги автора Магсад Нур

Магсад НУР

БИОЛОГИЧЕСКОЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

...Когда ему отщипнули, его крайняя плоть тоже подпрыгивала в ладони деллека*. Плоть дёрнулась

раза два, свернулась, улёглась тут же, в ладони цирюльника. Женщины и мужчины - все смотрели на

крайнюю плоть...

Когда этим ящерицам отщипываешь хвост, им нравится! Ещё одной смог отщипнуть! Через два дня

ещё одной отщипнул. Потом третьей. Исчезли

Магсад НУР

БЛЮЗ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

ВИШНЯ. СТЕНА.

Мы приехали на двух JEEPах, а они на двух TOYOTAх. Не доезжая до махалли, начался вишнёвый ряд. На нём сплошь чёрные вишни. Посреди дороги вытянулся. Делит дорогу на два. Ствол у основания выбелен известью. Нетронуто. Мы ещё позарились. Постеснялись, что ли? К тому же пришлось быстренько пройти внутрь. Заборы-то какие: разукрашены чёрточками от штукатурки и подняты до крыш...

Магсад НУР

Денежный вопрос

Перевод с азербайджанского Романа Агаева

1. Перепутье

Чмо! Чмо! Чмл...

О 1986- ом говорю... Когда ругаю себя и своих родичей, успокаиваюсь, называя их чмошниками. Чмошники! Чмошники! Чмошники...

Нерешительный я какой-то... Не в понятках вообще, куда податься, где осесть и как заработать, вот не знаю как... Как-то в Краснодар хотел рвануть. К Ксюше. Не поехал что-то, не получилось. Дела какие-то выскочили. Наши все возвращаются оттуда обратно. Да будь они прокляты, к черту всех, пропади все пропадом. Нашли время возвращаться, тоже мне... На перепутье я, на перепутье...

Магсад НУР

ЭРО-ГИГИЕНИЧЕСКОЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

ПОЖАP

Мне бы бабушку-стpадалицу, чтобы оплакала мое обманчивое положение. Чтобы понаpошку плакала! (Людям так надо!) Чтобы показала дpугим мое положение и плакала так, чтобы те тоже пpослезились и так далее и тому подобное... Лишь бы меня в покое оставили! И чтобы потом, наедине, бабуля погладила меня по голове и сказала:

- Пpавильно сделал, сынок, так и надо, кpовинушка.

Магсад НУР

ХИМИЧЕСКОЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

В воздухе кружились бумажные пакеты. Шелестели, залезали в подмышки, льнули к груди, надувались и сдувались, гордо стояли, сжимались, мялись...

Унеслись. Прилетели целлофановые: держались, как редкость с намалёванной рекламой. С другой стороны дефилировали смачные ляжки: то показывались, то прятались. Это были прятки, показывались-исчезали, показывались, исчезали...

Магсад НУР

КАК НАЗЛО

1.

Эта женщина моя дальняя родственница. Она стоит в коридоре моей квартиры с низким потолком в черном пальто с меховым воротником в морозный день, когда ветер джигитует, оседлав снегопад. Не уходит. Её приход томит меня. Если бы хватило сил, обоих избил бы прямо в коридоре: и её, и сына, которого притащила с собой. Каждый приход этой женщины изнуряет! Принесла вести о родственниках: мне безразлично! Разве эта женщина по моим вислым взглядам, по моему лицу покойника не видит, что желаю, чтобы убиралась ко всем чертям? Её цель огорчить меня вестями о дальних родственниках. Пристала. С ног до головы клубок плутней. Радуется тому, что принесла: в глубине пальто поблёскивают глаза величиной с горошину... Разговаривает с сумкой, которую волочит на кухню: хочет показать, как ей хорошо живётся. Как она вытащила свою семью (мужа, своего мужа-долбоё...); ей нравится её положение, она почтительна, умна, верна - нет слов. Она хочет показать, что, не почтите за заносчивость, никогда не смогла бы быть счастливой в этой квартире с низким потолком. Я тоже хотел, чтобы она так думала, мне на руку.

Магсад НУР

КАТАСТРОФИКИ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

1. МИГАЛКА

- Лифт. Тормозит, где хочет. Стучи в дверь! Поколошматим стены... Не открывай там! Войдут. В шахте крысы шастают. По ошибке на голову упадут. Или же камень...

- Ну да, откуда там камень?

- ... всё может быть... Например, лифт возьмет и сорвётся в проём шахты: всё бывает.

***

- Самое застрахованное обеспечение не надежней прочности тросов лифта. В этом здании мы все цепляемся за самое застрахованное обеспечение. За зарплату. А я, брательник...

Магсад НУР

КИРГИЗСКИЙ ДНЕВНИК

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

1. ПУПОК - Эй, Джаныбек! -- И-йа! -- Эта девушка тебе нравится? -- ...ссать хочу. -- Подожди ссать, будь мужчиной! Нравится - отведи, уложи на полынь... Разошлись по сторонам. С трёх сторон ссущие мужики. Джаныбек прошёл за чёрное БМВ. Вернулся. Открыл заднюю дверцу: -- А ты чё не сходишь? Поссать не хочешь? -- Почему... хочу! Да только девушки при мужчинах не писают... -- Ты девушка? -- ... -- Я стесняюсь тебя... -- Не стесняйся... -- Не показывайся... -- Не покажусь. -- Не хочу знать, что ты здесь... -- Я и так не смотрю на тебя, Джаныбек! Я никого не вижу. Никого из вас, поверь! Дай лягу на сиденье, да хоть голову пиджаком укрою, вот так... -- Нет, ты снова можешь поднять голову... Будто бы ты не видишь, как ссут эти здоровые мужики? -- Да я сейчас с тобой говорю, разве я их вижу! -- Даже если не видишь, ты знаешь, как они ссут! Знаешь, откуда ссут... -- Уходи, уходи... что мне теперь делать-то, а? -- Вставай, пойдём... Джаныбек взял за руку высокую блондинку с голым животом, одетую в белый костюм с капюшоном и вытащил её из машины. К этому времени те четверо мужиков вернулись к машине, на ходу застёгивая ширинки. Водитель поднял капот и сунул под него голову. Остальные потянулись. О чём-то говорили. Джаныбек взял девушку за руку, спустился по асфальтовому спуску, потом поднялся к маленькому холму, оборвал полынь: -- Нравится? Отец говорит, это классная трава! -- Я в травах не разбираюсь, Джаныбек. Куда мы идём? -- Не видишь, негде укрыться, пойдём за холм, там нас не увидят. *** Прямо на вершине холма замялся. Остановился, посмотрел на закат. Холм, на котором стоял, за ним ещё холмы и на солнечной стороне каждого из них поблёскивала полынь-северянка. Красновато-серое поблёскивание. Она мелькала, обласканная порывами ветра. Мелькала в глазах, подобно колыханию гривы красно-чёрной гладкой каурки. От прикосновения струек ветерка кусты полыни ластились к закату. Это была наглая северная полынь. Она образовала кусты, из которых высунулись, вытянулись вверх иголки трав. Эти травы нужны всего лишь для того, чтобы украшать кусты полыни и быть обласканными вместе с ними. Вот и всё... Джаныбеку надоело. Пробежал между кустами полыни, попинал их, разозлился на что-то, прицепившееся к низу брюк, опять пнул эти колючки. Девушка стояла, уложив на голом животе крест скрещённых рук и, подобно усталой кобыле, отставив одну ногу в сторону. Смотрела. -- Что смотришь? -- Не смотреть? -- Смотри! Джаныбек по полыни поднялся к девушке. Она попробовала увести его за руку. Он дёрнулся. Взял девушку за руку и, потянув её своим маленьким телом за собой, поднялся ещё на один холм. Снова перед ним раскинулись те же холмы и тот же блеск, та же полынь и тот же световой мираж до громадных, высоких, заснеженных гор. Потянул девушку к косогору. С силой. Повернулся к ней. Ростом чуть выше её колена. Протянул указательный палец к её пупку. Она вздрогнула, прикрыла пупок и отпрянула: -- Что ты делаешь, Джаныбек? -- Лапаю твой пупок. Красивый... *** Асфальт. БМВ. Какие-то чужаки рядом с машиной. Вертятся. Показываются. Пропадают. (Джаныбек не дал девушке шевельнуться: усадил её спиной к тому, что видел сам. И сам сел. Все водил рукой по пупку и рядом с ним.) В это время подъехало ещё одно БМВ. Исчезают. Нурпайс посматривает в эту сторону, поправляет шапку. Джаныбек смотрел на столпившихся вокруг машины людей поверх блестящих холмов, поросших полынью, и плеча беленькой девушки, сидящей перед ним. Всё смотрел и от пояса и из-под брюк что-то пыталось выскочить наружу. Кто-то всё так же копался в капоте машины. ...На той стороне дороги, среди тамариска появилась лошадь. На ней человек. Ствол. Его отверствие поползло от лошадиной гривы к крыше БМВ. Некоторые бросились от дверец на этой стороне на ту сторону. Здоровенная голова, которая до этого была видна над крышей машины с той стороны, прерывисто дёрнулась направо-налево, взад-вперёд, упала. Или на землю, или под копыта лошади. Остальное Джаныбек не видел. Голову всадника не разглядеть за стволом. Лошадь развернулась, сунулась за кусты тамариска. До этого Джаныбеку казалось, что под стволом ладная лошадь, но когда та сунулась в кусты, уловил: всего-то обросшая шерстью кляча. Вяло, устало тащилась. На ней верхом человек. С крупа свисал ещё один. И перемётная сума под ним: свисала с крупа. Пока кляча шла через кустарник, открыли багажник. Капот закрыли. Дверцы с этой стороны открылись, закрылись. Появился Нурпайс: попинал колёса, обтёр тряпкой машину - крышу, стёкла, багажник... Приехавшее БМВ снова развернулось и уехало... *** Штука в брюках у Джаныбека съёжилась. Девушка смеясь ухватилась за это место: -- Джаныбек, тебе надо пописать. -- Не хочу я писать! Джаныбек воткнул палец в девичий пупок, повертел там кончик пальца и вынул. Потом засунул ту же руку в карман и поправил то, что выпячивалось из-под брюк, уложил так, будто бы то, что там двигалось не нечто, переросшее обыкновенные размеры, а всего лишь его живот, или ещё что-то. Сунул руки в карман, чтобы с обеих сторон образовать выпуклости и скрыть то, что происходит под брюками... -- Мой отец тебя оттопчет, знаю. -- ... -- Ты смотри не говори ему, что я тебя лапал! -- Не скажу, Джаныбек. -- Не произноси моё имя так часто. Вернулись. *** -- Жми на газ, Нурпайс! - сказал Джаныбек. -- Где тот, другой дядя? - снова спросил Джаныбек. Сказали, что уехал на другой машине. Спросил, а где другая машина? Ответили, что уехала. Джаныбек не стал спрашивать, куда. Места сзади стало больше. Они остались вдвоём девушка и Джаныбек. Давеча тот, что сидел посерёдке, чуть ли не на колени ему девушку затиснул. Джаныбек смотрел из окна на степь. БМВ всё ехало, и Джаныбек всё больше льнул к окнам и всё больше раскрывал щёлки своих узких глаз. Девушка провела рукой по его голове, он смело взял её руку, сжал и положил себе на колено. И тут же громко расхохотались впередисидящие. Притормозили. Джаныбек сошёл и бросился в полынь. Только девушка пошла за ним, а сидящие в БМВ всё ухахатывались, держась за животы. Всей гурьбой приказали девушке бежать за ним в кусты. Высокая блондинка с оголённым животом, одетая в белый костюм с капюшоном, кинулась за Джаныбеком в полынь...

Магсад НУР

Из Тайн Города Ветров

ПЛОД ДОЖДЯ

К.М. и К.М.

...Ко мне сватаются; это родственники из Эрдебиля, папа расчувствовался, бабушка тоже: все, кроме матери, плачут, до сих пор переписывались, теперь приехали, у меня сердце заходится, плачу, сказала, чтобы сватов проводили, может, они ничего не знают, как пришли, так и уйдут...

***

...Когда идёт дождь, я чувствую себя сродни окружающим деревьям, травам, даже тротуарам. Если бы не смеялись, я бы вместо них подпрыгивала: травам, улицам и листьям отряхнуться от пыли и копоти газа очень к лицу. Когда дождь, звук шагов на дороге, ведущей в наш университет, становится совсем другим. Недавно эту дорогу вымостили красным кирпичом; это владельцы магазинов сделали. Ходят слухи, что этот кирпич недолго протянет, обработка не та. Но с одной стороны он становится гладким, а с другой есть такие, что обсыпаются. Отец говорит, что на Парапете тоже так было, дожди всё поставят на свои места...

Магсад НУР

СКОРОСТЬ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

Поезд-карусель проходит свой путь против ветра. И дорога, и ветер остаются позади. Те, что хотят пройти этот путь ещё раз, ещё раз познать прикосновение этого ветра к своему лицу, настроены заново начать путь...

1. ТЫЧОК

Резко надавив на тормоза, машина пригвоздилась на скоростном повороте. Девушка переводит свою бабулю через дорогу и искоса заглядывает внутрь...

Магсад НУР

ВДРУГ ОСТАТЬСЯ НАЕДИНЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

Пусть парни, которым надоели заплесневелые истории, заткнут уши:

останутся брательники, которые верят человеку...

                                                                       

м.нур

                       

I

... Не останавливаясь спрашивал на бегу: ну что за дело у тебя в церкви, с кем ходила: может ты скрытая христианка: и почему ты упала в церкви: другой мужик тоже (знай правду, отец!) так говорил бы: ну что за дело у тебя там-то, почему то сделала, да почему сё: сама рассказывает: тонкими, длинными, с выступающими поперёк костяшками, продолговатыми пальцами жёстко бил её по лицу: а она пыталась выше держать голову, хотела поднять подбородок, но тут же пошатывалась и падала: это падание дрянная штука - тебя бьют, на тебя нападают, брат, сам упадёшь, тогда узнаешь: тоненькие, как хворост, собранный в одно, как будто сломаются, если притронешься - тонкие кости гнулись, оставляли её без поддержки и всё, что случалось с ней, случалось из-за неустойчивости костей: сама рассказывает то, что сам знаю (неустойчивость костей, брат, возникает из-за таких вещей - но на самом деле это называется неустойчивость мозгов: как-то, испугавшись пощёчин, захочет спрятать в мозгу что-то, то место прикроется, брат, останется таким закрытым, что по мере твоего взросления станет гнить изнутри: снаружи есть, а изнутри останется пустым. Споткнёшься - крышка откроется, за что-то потянешь для равновесия, голова тебя кинет, твоя голова окажется кидалой, брат...): если б только знали, как спрашивать, как стать близким с девушкой... да не о той близости базар: станете, тогда поймёте, что значит мусульманке упасть на ступеньках церкви и разбить ноги-руки в кровь: хоть за волосы таскай - на виду у улицы, хоть намотай косы сзади к машине и волочи - на виду у города: она уже прошла то, что прошла... ну а что мне делать с такой девушкой: взял за руку, перевёл через большую дорогу, не посчитался с машинами, ночь, около двенадцати, они со скрежетом обгоняют, кто смотрит, что видит в свете фар - мне до фени, прислонил её к стене Сальянской казармы, приподнял на себя, прижал... нет, не то говорю, перейду к другому, до этого встали на ступеньках, нас ждали ворота закрыть, каждый держится за одну створку, на нас смотрели: к чёрту, пусть смотрят - нет базара: что-то сказали, уже выходя, вернулась вымыть руки, я стал ждать на первой ступеньке, сказали: подмазывались, сунул деньги, сказал спасибо, благослови Бог и вас, с чего бы ему быть благим: вышла, взял её за талию, прислонил подбородок к плечу, поднялись по ступенькам, они смотрели - к чёрту, пусть смотрят, бетонные ступеньки шириной в два метра с выпуклым покрытием, справа туалет, сауна: да не оттуда я выходил, брательник, клянусь, слева высокий забор, снизу как из-под земли поднимаешься, но это не подземелье, как подъём, под подъёмом поднял то, что нужно: вышли, сначала обвились, не постеснялись - поцеловались, достаточно отшагали, прошли мимо арбузной горки, а потом я обернулся, посмотрел, была ещё и дынная горка, подумал, что это я не заметил дыни, был бы один, вернулся бы ещё раз посмотреть дыни, пощупать - дыни ли, при деле ли: не обернулся, прошли квартал, на перекрёстке перешли с этой дороги на обочину большой дороги, теперь я взял её на руки, со скрежетом проносятся машины, светят, один вообще понтовый, просигналил, она на моих руках сказала, отпусти, у меня всё видно: я сказал к чёрту видно, или же она так сказала несколько дней тому назад, когда впервые взял её на руки, тогда я не сказал к чёрту, это сейчас подумал к чёрту... сел задом на землю: в моих объятиях погладила меня по голове, встала, одёрнула платье, утешила (как тут не сдвинуться?) тогда я смекнул, что нахожусь рядом с другой арбузной горкой, кто-то из-за горки... да, какая-то дерёвня на нас смотрит, из автолавки, сидит выше арбузов, из темноты в темноту глядит: к чёрту, пусть смотрит, потом взял за руку, перевёл через дорогу: нет, до этого сказал по-русски из "Однажды в Америке": "я подскользнулся, Лапша", взял за руку, перевёл через дорогу, притиснул к стене, хотел усадить на стене, на чём (кайф, брат!) - на себе: сжал, прижал до самых её костей, отпустил, что-то говорила: нутром, или же сказать хотелось, всхлипывала. Хотела сказать, да я сказал:

Магсад Нур

Из Тайн Города Ветров

ЖЕЛЕЗНЫЕ ЛИСТЬЯ НА МЕСТЕ СТАРОГО КЛАДБИЩА

...Перед моим окном прикреплена железная решётка. Дорогая работа, с узорами-бута*. Без зелени вьюнков и колючих сосен здесь и зимой не обходится. Когда поднимается ветер, на улицу вверх и на улицу вниз не найти зелени, которая бы вобрала в себя пыль - кругом серость...

...Местность, притороченная к моему окну и стенам - грот, прильнувший к серости косогора. Сады, вроде: чинара рядом с тутовником... кто что захотел, то и всадил в землю; вьюнки и вечнозелёные деревья всё тянутся ввысь. Это место старого кладбища, земля здесь сильная. Выровняли и понастроили. Многим это место по душе; теперь несколько пятиэтажек с низкими потолками называем "Академгородком"...

Магсад НУР

Жучки

1. Витрина

Установили на мне трансформационное устройство.

На этот раз должны были работать в мозгу идущего человека: внутри черепа. Должна была произойти трансформация так называемых "закулисных ощущений", не находящих возможности быть мигом улавливаемыми в сознании и соскальзывающих по другому адресу внутри черепа - на уровень подсознания, а затем исчезающих, передаваясь куда-то в неизвестном направлении. Вот такой вот каверзный, щепетильный вопрос.