Скачать все книги автора Лев Михайлович Гунин

Лев Гунин

ЧЕРНЫЙ РЫЦАРЬ

(фрагмент)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава Первая

Туманным утром 1672 года через лес пробирались двое. Их шаги приглушенно звучали в молочном воздухе, в сжавшемся в комок пустотелом пространстве. Так же, как луч света ведет по сцене артиста, переходящего с левого на правый ее край, так же и глухое звучание их шагов заставляло представить воображаемую комнату, передвигающуюся вместе с путниками.

Среди выплывающих из тумана деревьев, среди судорожных и тревожных криков птиц их осторожная поступь несла в себе что-то монументальное и завораживающее.

Лев Гунин

Это должно было случиться

Было пять часов вечера. Но он думал, что где-то за полночь. Серые сумерки сгустились за окном, и он не заметил, как наступил вечер. Рядом, в пустой комнате, стучали часы. Где-то хлопала дверь. Было видно, что кто-то еще есть незримым присутствием в темной громаде дома. Он только что проснулся после долгого и тяжелого сна. Он не заметил, сколько он спал, но ему казалось, что он проспал уже целую вечность. Сон тяжелыми тисками все еще сжимал голову; хотелось спать и не спать, и еще хотелось чего-то такого, что он не знал и не мог выразить. Он был один в пустой комнате. Сумерки кружили вокруг него, наполняя его своим спокойствием, своим присутствием и незримостью. Внизу темной стеной стоял лес. Он медленно отходил ото сна, с каждой минутой воспринимая все больше деталей окружающего. Свет не был зажжен. Он встал, подошел к окну, прислонив к стеклу свою воспаленную голову.

Лев Гунин

Избранник

Володе Голубу

В солнечный осенний день по проспекту шел человек с матерчатой сеткой, ритмично покачивавшейся у него в руке. В сетке с краю, на самом верху, лежала книга румынского писателя Ливиу Ребряну. Рядом покоилось издание открыток с репродукциями живописи, обернутых обложкой с заголовком, а ниже дребезжал массивный портсигар, открытый и без сигарет. В углу сетки стояла недопитая бутылка молока, а на самом дне лежал, скрытый от взоров, невидимый шестизарядный револьвер.

Лев Гунин

МУРАВЕЙ

(отрывок из романа)

1. КЛЕТКА ДЛЯ МУРАВЬЯ

Когда первые бегущие огни зажигаются на Сан-Катрин, когда вертящиеся двери магазинов поворачиваются - и тают, среди бликов предвечернего шика, словно отделяясь от людей в черных костюмах с галстуками, идет она. В этом полупризрачном свете, внутри этой грани, отделяющей день от ночи, словно в коконе пеленающих брызг, она идет справа налево, словно ферзь на отливающей лаком шахматной доске - ферзь этого часа.

Лев Гунин

Размышления у окна

Трудно передать чувство, которое вызывает гроза у человека, сидящего в небоскрёбе. Белые железные наличники окон и стекло, сквозь которое просвечивает синее со свинцовым оттенком небо, делают непричастной и недоступной картину разыгравшейся бури. Все опасения, что может произойти несчастный случай, отпадают. В душе ты знаешь, что где-то во время грозы происходят несчастные случаи, что находиться на берегах рек или у окна высотного дома опасно. Но на сердце у тебя спокойно. Скорее, безразлично. Что, если даже у окна высотного здания кого-нибудь убьет молнией? Если об этом напишут в газетах? Никому всё равно до этого нет дела. Разве может случиться трагедия в этом комфортабельном, изолированном гнёздышке? Ничто не может ворваться в эту особую, размеренную жизнь. Ничего случайного или непреднамеренного. Ничто, даже изломанная стрела молнии. Это несоответствие между изоляцией и конструктивизмом "внутреннего" мира и случайностью, хаотичностью недосягаемой игры природы и вызывает это особое, трудно передаваемое чувство.

Лев Гунин

Скамейка

В этом сквере тридцать градусов выше нуля по цельсию. Вдоль аллеи прохаживается старуха с палочкой. Она стучит по асфальту концом своей палочки, как будто хочет исторгнуть из-под земли каких-то духов. Но ничего не поможет: мест нет.

На скамейках сидят вспотевшие, загорелые и незагорелые, размякшие, горячие, усталые от жары люди. Одни из них лижут мороженое, бросая взгляды на всё сразу, другие читают газеты, третьи просто переговариваются.

Лев Гунин

Слава КПСС!

Рано утром Федин шёл, насвистывая про себя какую-то разудалую песенку. Настроение его было весьма приличным. И вот, внезапно, когда он уже собирался завернуть за угол, настроение его резко испортилось. Он увидел как-то вдруг на краю площади написанное красными буквами изречение: "Слава КПСС!" Неизвестно, что его столь поразило, но надпись, обычно не пробуждавшая в нём никаких особых эмоций, вызвала у него вдруг неприятное посасывание под ложечкой. Он поправил на голове свою зелёную потёртую шапочку и подумал с неудовольствием, что надпись эта очень мало гармонирует со всем всидом площади и что красные огромные буквы не выглядят эстетично на фоне зелёных газонов.

Лев Гунин

Сон и явь

Какой-то глухой удар прозвучал в темноте. Раздался звон, и голос, напоминаюший о времени, произнес, что оно истекает. Я молчал, погруженный в свои размышления, и знакомые и незнакомые мне образы проплывали передо мной. Спускаясь с холма, проехал автобус, который обычно вез меня на учебу, вот прошел пьяный, что проходил здесь каждый день, вот, маня неизвестностью, освещенные последним лучом солнца, проплыли незнакомые кварталы. И вдруг, как тяжелое и страшное напоминание, всплыла фраза о том, что меня выгоняют из музучилиша. Но вот уже все потонуло в каком-то саркастическом смехе, и волна диалогов захватила все в свой радостный и беззаботный хоровод. Я старался, напрягая ум, что-то вспомнить, но мозг словно был чем-то оплетен, и я через силу улыбался, а потом оставил воспоминания и стал легко радоваться, глядя на маленьких человечков, прыгающих и веселящихся вверху и внизу. Но вскоре опять стало тихо и безрадостно, и я опять очутился наедине со своими мыслями... И тут я встретил е г о.

Лев Гунин

Топорик

Сергей ни с кем не любил делиться слишком многим, и, всё же, он часто не скрывал того, что мог бы и не рассказывать другим. Он был таким же парнем, как все - не хуже и не лучше, не ветренней и не серьёзней, чем другие. У него было лицо правильной формы, плотно сжатые губы, пронизывающий взгляд, ниспадающие на лоб волосы. Довольно замкнутый, он, тем не менее, никогда не оказывался вне круга своих друзей. И, всё-таки, он не был похож на других. Из общей массы друзей его выделяло, пожалуй, одно качество решимость. Он был способен на мгновенные действия, и у окружающих постоянно складывалось впечатление, что они им заранее хорошо продуманы, но это было не так. Сергей никогда не начинал ссоры первым, но, если уж его задели, умел за себя постоятъ. Он относился к категории довольно честных людей. Иногда ему приходилось врать по необходимости, но чаще это делалось лишь в шутку, как блеф. День проходил у него так же, как и у всех, по неписанному распорядку городов: днём работа, вечером кафе, танцы, парк, иногда кино, но бывали дни, когда Сергей не показывался нигде. Это происходило тогда, когда после работы не было желания, да и сил взяться за что-либо. Обычно он тогда сразу ложился спать, или сидел, сжав голову руками и уставившись в одну точку. Работал он на конвеере, и тот, кто хоть когда-нибудь пробовал сей хлеб, знает, что это такое. Зато зарплата у Сергея была хорошая, и материально он был всем обеспечен. Рос Сергей без отца, и с первой получки всю зарплату отдавал матери. Братьев или сестер у него не было.

Лев Гунин

Выбор

Этот стук преследовал его с самого детства. Это было давно, много лет назад. Он вышел ночью в сад, чтобы посидеть у колодца. Крупные, яркие звезды висели над головой. В саду пахло резедой, ночь была тёплая, летняя. И тогда он услышал шаги. Это были шаги каблуков по нагретому за день асфальту. Но это не были обычные шаги. Они не были похожи ни на что. Это были гулкие, размеренные, крадущиеся шаги женских каблуков. И эти шаги звучали странно и жестоко. Он знал о нём, этот стук. Он шёл к нему. Между ним - и этим стуком установилась какая-то странная связь. Ужас охватил мальчика. Он хотел спрятаться, бежать от этого стука. Но страх приковал его к месту. Он с ужасом вслушивался в этот стук, и ему казалось, что, когда он, наконец, приблизится, с ним самим случится что-то страшное. Он не мог передохнуть; кровь стучала у него в голове. Наконец, шаги, достигнув наивысшей звучности, начали удаляться. Они угасали там, за забором, где проходил тротуар улицы. Страх всё ещё не покидал его. Он сидел за колодцем, прислушиваясь к каждому шороху. И, сделав над собой усилие, во весь дух припустился к дому.

Лев Гунин

Выстрел

Владимиру Петрову

Петров был неплохим дрессировщиком, и его имя пользовалось широкой известностью. Он выступал со своими львами и тиграми в Южной Америке, приезжал во Францию, был в Канаде... Его выступления сопровождались каждый раз продолжительными овациями. Его портреты помещались в газетах; различны государственные организации сделали ему неплохую рекламу.

Но он не был тщеславным, этот Петров. Днем он спал или занимался со своими "зверятами", а, когда вечером входил за огражденное решеткой пространство, в блестящее, ярко освещенное и забитое до отказа помещение цирка, он почти не думал, или совсем забывал о тех, которые наполняли зал. Он убедился на собственном опыте, что тщеславие или мысль об успехе, о публике во время выступления часто оканчиваются трагически, а, когда думаешь о посторонних вещах во время работы, что-то начинает не клеиться, что-то начинает получаться не так, и звери это сразу же чувствуют. Поэтому, когда он входил в огромную круглую клетку, под тысячами направленных на него взглядов, и за ним закрывалась небольшая решетчатая дверка, он чувствовал себя один на один с хищниками, и это доставляло ему величайшее наслаждение. Потому что по природе своей он был садистом, и этот садизм выражался у него таким необычным образом. Он чувствовал себя потенциальной жертвой рядом с этими когтями, клыками, лапами, на виду у тысяч зрителей, которые могли теоретически в любой момент лицезреть его смерть: видеть его, разрываемого этими острыми клыками, готовыми в любую минуту вонзиться в его тело; и его кровь и мясо слились бы тогда в одно единое страшное мессиво, и он сознавал себя противостоящим этой затаившейся, но готовой в любой момент взорваться стихии, что вызывало в нем несказанное наслаждение. Он привык к риску и заключенному в нем элементу самоистязания, как алкоголик привыкает к ежедневной порции спиртного, как наркоман нуждается в постоянном наркотическом опьянении. Он нуждался в ежедневной порции риска как в ободряющем допинге, какой, единственный, может заполнять его жизнь. Постепенно постоянное щекотание нервов и этот, отупляющий, и, в то же самое время, обостряющий чувственность, жар, превратили для него выступления в неодолимую страсть, которая позволяла забыть неуклонное течение времени и, прожиганием его, избавить от кошмарного и ослепляющего приближения смерти. Он смотрел в горящие глаза тигров и ощущал свою власть над ними, проникая в их мозг, в их сознание, он испытывал неописуемое ощущение своей власти, доминирования над этими дикими животными, и эти чувства вместе с упоением риском доволили его почти до неистовства, когда за внешне спокойным видом в его душе скрывалась клокочущая бездна страсти, заставлявшая его делать такие вещи, такие рискованные трюки, на которые он вряд ли был бы способен в обычном своем состоянии. Он был спокойным, но вдохновенным, и это нравилось публике, и повсюду его сопровождали непрекращающиеся овации.

Лев Гунин

ЗАВОДНАЯ КУКЛА

(отрывок из романа)

ОТ АВТОРА

Однажды -- это было примерно десять лет назад -- я получил на хранение дневники одного молодого человека, который был младше меня примерно на пятнадцать лет. Он сказал мне, что разрешает мне делать с его дневниками все, что угодно, публиковать их, не упоминая его имени, только не уничтожать их. В течение многих лет они лежали у меня мертвым грузом, я никогда так и не собрался прочитать их. Но совсем недавно, пересматривая то, что хранится на чердаке моего большого трехъэтажного дома и наткнувшись на эти тетради, я, неожиданно для себя, одним духом сел -- и прочитал их. Впечатление, которое они на меня оказали, заставило меня приступить к их публикации, при этом я почти ничего не изменил в тексте дневников, только слегка подкоректировал их. Некоторые имена я изменил, другие оставил такими, какими они были в дневниках; мне кажется, что люди, описанные на их страницах, должны понять как намерения их автора, так и мотивы редактора: ведь автор, по всей видимости, обладая неординарным и развитым воображением, использовал их самих с их именами только как прообразы, произвольно изменяя их образ, их манеры и поступки сообразно своим художественным задачам, совершенно так, как это делает авто романа со своими вымышленными героями. Поэтому я надеюсь на то, что наша публикация не вызовет протестов прообразов наших героев.

Лев Гунин

Суть жизни

От автора:

Эта фантастическая повесть была написана мной на конкурс, объявленный польским еженедельником, называвшимся, если не ошибаюсь (не гарантирую точность), "Тыгодник тэхничны для млодзежы". К сожалению, моя рукопись так и не дошла до редакции. Позже я пытался принять участие в другом конкурсе тоже польском. Объявление военного положения в Польше генералом Ярузельским, предотвратившего ввод в страну оккупационных войск стран Варшавского Договора, лишило меня возмодности участвовать в конкурсе под анонимным, как я планировал, именем. Примерно в то же время мои друзья взялись показать рукопись одному из известных польских писателей, по-моему, Ежи Путраменту. По их словам, рукопись моя была изъята в поезде, на границе, в Бресте. Все эти события словно перекликаются с сюжетом повести, как будто еще раз, как и повесть, советуют призадуматься: над тем, что мир, в котором мы живем, может оказаться не таким, каким мы его видим, и , возможно, нам враждебен, над тем, что живем мы в очень тревожное время, спрашивая: как мы оцениваем ситуацию, что каждый из нас намерен делать?

В своей работе "Ящик Пандоры" всемирно известный историк и публицист, последовательный борец с сионизмом еврей Лев Гунин пытается показать, что рабовладельческое, неофеодальное, "юбикитное" мышление является характерной особенностью талмудической парадигмы. Подчинение людей машинам и реальное осуществление Армагеддона естественно вписывается в "доминирующий" тип еврейского сознания, с его специфичным мессианским культом, в корне отличным от изначального христианского мессианства. Концентрация всех приводов и "верёвочек" сатанинской глобальной шпионской империи именно в руках израильтян ни в коем случае не случайность, а свидетельство глубокого кризиса, переживаемого человечеством — смертельной болезни, сегодня именуемой "сионизмом" (а вчера или завтра другими словами) и грозящей нам гибелью не на словах, а на деле.

В сегодняшней России действуют тысячи еврейских организаций и военизированных банд. Все эти организации не имеют ничего общего с Россией; они преданы только Израилю, служат Израилю и готовы умереть за Израиль. Они ненавидят русских, ненавидят Россию, ненавидят православие. Березовский, Абрамович и другие еврейские олигархи, напрямую связанные с Израилем, дочиста обобрали и ограбили Россию, нанеся ей такой урон, какой не нанесли бы и 10 Наполеонов. Шпионы и верные слуги Израиля в России Сатановский, Генделев, Антон Носик и сотни других диктуют России, что ей делать, нагло угрожают смертью любому, кто выражает отличные от их взгляды, ведут оголтелую произраильскую пропаганду. Экономика современного сионистского Израиля — работорговля, торговля детьми и женщинами, контрабанда оружия и наркотиков, отмывание грязных денег колумбийской и панамской мафии — сцеплена с еврейскими мафиозными и террористическими группами в Нью-Йорке, Торонто, Москве и других городах. Нью-йоркские синагоги и иешивы (еврейские религиозные училища) давно превратились в бандитские центры по отмыванию денег колумбийской и панамской мафии, тесно связанных с Израилем.

По мнению автора, рабство — это форма еврейского сакрального доминирования, подавления всех других религий, концепций и культур, превращение не евреев в рабов. Не случайно израильские законы в высшей степени точно отражают форму этой концепции, концентрируясь на рабстве и вокруг оного группируясь, как вокруг стержня, который стал основой израильского законодательства. "Законотворчество" израильских сатанистов постоянно расширяет сферу и применение рабства и беззакония.

Исследовав множество источников, автор делает вывод, что еврейская парадигма имеет 2 основных полюса, главных своих атрибута: мистерию человеческих жертвоприношений, и мистерию рабства как верховного социального проявления эзотерических глубин иудаизма. Лев Гунин утверждает, что история государства Израиль и человеческих жертвоприношений у евреев (с древних времён по сегодняшний день): это настоящий Ящик Пандоры, который хранит наиболее разрушительные для его идеологии факты.

Как замечено уже тысячи лет назад, человечество не учится на своих ошибках. При общем понимании того, чем была средневековая испанская инквизиция, ее природы и механизма, то же явление, только под другим соусом, вновь и вновь возрождается к жизни, как птица Феникс. Несмотря на Нюрнбергский процесс, осуждение злодеяний фашизма и коммунизма, геноциды и преследования меньшинств сыпятся, как перезрелые яблоки с осеннего древа при малейшем толчке. Будущие ироды, пиночеты, пол-поты и сталины в своих детских играх хотят быть Робин Гудами и добрыми волшебниками, а не бандитами и убийцами. Но кончается детство — и все его уроки забыты.

В первой книге избранных рассказов (и повестей) Л.М. Гунина, охватывающих обширный период его творчества (1980–1999), представлена Вторая Трилогия. Отредактированные в период с 1995 по 1999 (2002) год, рассказы этого автора, при всей спорности подобного утверждения, могут претендовать на статус «нового направления», отражающего уникальный «индивидуальный стилизм».

На фоне «авангардности» мышления автора, его проза, возможно, один из редких (если не единственный) удачных примеров попытки окончить «распад времён», связав дореволюционную русскую литературу с её современным бытованием.