Скачать все книги автора Константин Иванович Ситников

Константин Ситников

"ЧАПАЕВ И ПУСТОТА"

В ПЕРЕВОДЕ НА ЯЗЫК КЛИНГОН

Издательство "Klingon Press", специализирующееся на комментированных изданиях классических произведений народа Клингон, начало новую серию переводных романов публикацией прозы известного русского писателя Виктора Пелевина. Уже сам факт интереса к земной литературе со стороны традиционно столь высокомерного и пренебрежительного к чужим культурам народа, свидетельствует о многом. Если не о значительных подвижках в мировоззрении среднего клингонианца, то уж во всяком случае об изменении политической конъюнктуры в среде правящей верхушки. Однако здесь, в рамках небольшой статьи, нас не будут интересовать ни политические, ни социальные аспекты данного события; наш интерес лежит всецело в области психолингвистики. Всякий, кто хоть сколько-нибудь знаком с языком Клингон*) и прозой Виктора Пелевина, легко может убедиться, взяв в руки книжку новой серии, что никакого перевода, собственно, не состоялось. А состоялся, в лучшем случае, очень приблизительный пересказ, а еще точнее будет сказать самостоятельное произведение, написанное анонимным автором по мотивам прозы Виктора Пелевина.

Константин СИТНИКОВ

БАННИК

День был очень жаркий, даже для конца июня, Вадим промок до ниточки. Он вытер лицо пальцами и почувствовал, что это вовсе не пот выступил у него на лбу, возле корней гладко зачесанных назад и стянутых на затылке волос, а растопившееся сало, жир, как будто он густо намазался вазелином. Он с раздражением достал из кармана джинсов скомканный платок и вытер об него пальцы. Еще совсем недавно Вадим был болезненно толстым и неуклюжим молодым человеком, но за последние два года сильно похудел, вытянулся и стал походить скорее на вышибалу в пивном баре, чем на учителя-словесника в средней школе.

Константин СИТНИКОВ

ЧИСЛО ЗВЕРЯ

Здесь мудрость. Кто имеет ум,

тот сочти число зверя, ибо это

число человеческое; число его

шестьсот шестьдесят шесть.

Откровение. 13,18

В какой-то миг процесс разложения прекратился, время замерло в нерешительности: продолжать ли свое привычное течение или же повернуть вспять? - и это безвременье длилось довольно долго. Хотя что такое долго, если само время стояло на месте и во всем мире ничего не происходило? остановилось всякое движение: трупный червь перестал мягко скользить по обнаженному остову лица, ночной ветерок замер, но не угас совсем, а продолжал подувать, только неподвижно, и даже сорвавшийся со склона горы камень не упал, а повис в воздухе, словно закатился в незримую лунку.

Константин СИТНИКОВ

ДЕРЕВНЯ ЗОМБИ

- Когда возвращается грузовик? - спросил доктор.

Он стоял, расставив ноги и заложив руки за спину, и смотрел на клубы желтой пыли, медленно оседавшей над джунглями в конце деревни. На нем были шорты и сетчатая майка, сквозь ячейки которой пробивался густой волос. Мощные ляжки тоже поросли жестким черным волосом. И из ноздрей торчали пучки черных острых волосков. Белая панама на двух пуговицах затеняла серые навыкате глаза, завидных размеров нос южанина и пространные, гладко выбритые щеки.

Генералы пожаловали, – крикнула Мариша и, приволакивая сухую ногу, заторопилась от окна. Она всегда, как девочка, радовалась гостям. Зять, тридцатилетний майор, вопросительно обратил на Семена Никифоровича красивые, обрамленные черными ресницами глаза. В присутствии Семена Никифоровича он строго соблюдал субординацию и даже с Маришей разговаривал по-военному сухо. В отсутствие же (Семен Никифорович это знал) бывал раздражителен и придирчив, словно мстя за то, что жена ему досталась калека.

 В НОМЕРЕ:

А. Гребенников, Г.Прашкевич  - Юрьев день

Если в мире начинаются чудеса, это всегда к переменам. Юрьев день — это и есть перемены. Перемены в жизни людей, перемены в жизни целых стран, перемены в истории всего мира… К добру они ведут или к худу?

М. Познякова - Универсальная машина

Чтобы познать эту планету, на нее было отправлено много машин, — и все они терпели неудачу. Есть только одна машина, способная открыть все тайны до конца, Универсальная Машина. Но у нее есть одно слабое место... 

К.Ситников - Заговор старичья

Что может быть отвратительнее, чем тайная геронтократия? В руководстве гимназией — старики, в руководстве города — старики, в руководстве страны — старики... Лишенные иллюзий и идеалов молодости, снедаемые старческими болячками и страстишками, впавшие в маразм и паранойю... А если представить себе мир без стариков? Кругом одни молодые, здоровые, полные энергии и сил. И — глупые, наивно-глупые. Люди, лишенные опыта, лишенные прошлого... Может быть, поэтому они так легко дают себя обмануть? 

Ольга Артамонова - Гадкий Барби

Если ты чувствуешь себя не таким как все, и когда вокруг смеются, тебе не смешно, а страшно — ты обречен! Рано или поздно ты сам превратишься в нелепое пугало и узнаешь о том, что когда-то на земле жили Люди… 

Евгений Акуленко - Глюк

Пожалуй, занятно выходить в Интернет без посредства компьютера или телефона. Ночь напролет гонять сетевые игры и параллельно высыпаться. Опять же, не платить провайдеру... Если бы герой рассказа знал, чем такое умение обернется... 

Валерий Брусков - Медитация

Чем короче жизнь, тем больше хочется продлить её дольше Вечности... 

Андрей Собакин - Моя гостья из будущего

Даже в самых обыкновенных ситуациях может присутствовать элемент чего-то необычного и фантастического. Однако столкнувшим с этим, мы всячески убеждаем себя в обыденности происходящего... Встреча героя рассказа с, казалось, самой обычной девочкой, неожиданно превращается в странное балансирование между фантастикой и реальностью, между обманом и детской непосредственностью, между повседневным и невероятным... 

А также: «Нанотехнологии будущего — чудо или гибель?», «Алхимии манящий свет» и много другое...

Не так много письменных свидетельств дошло до нас о первых христианских мучениках, убиенных римскими язычниками. Однако то, что пощадило безжалостное время, являет собой пример бесконечного мужества и самоотверженности. Acta Proconsuloria — так называются эти страшные документы, своей жестокостью и полнейшим презрением к человеческому страданию сравнимые разве что с документами Святой Инквизиции. Какая горькая ирония!

Краткость латинских судебных протоколов, которые велись специальными стенографистами — нотариями, поразительна. Ее можно сопоставить только со скоропостижной смертью. Имя проконсула, в области которого производился суд, указание года, месяца и дня (а иногда и времени суток, ибо процессы шли днем и ночью), затем краткий формальный допрос — и смертный приговор. Вся процедура занимала не более получаса. Осужденного уводили, и приговор приводился в исполнение немедленно.

В номер включены фантастические произведения: «Игра в ящик» Андрея Измайлова, «Пятьдесят два, или Вся жизнь Персиваля Тиса в одном рассказе» Константина Ситникова, «Тоннель» Кусчуя Непома, «Рыбий бог» Натальи Землянской, «Бзик» Владимира Голубева, «Сказка о графомане» Елены Кушнир.

В номер включены фантастические произведения: «Кунсткамера» Александра Тюрина, Александра Щёголева, «Залитый солнцем весенний перрон» Марины и Сергея Дяченко, «Куры для восьмого» Михаила Успенского, Сергея Швецова, «Призраки» Евгения Лукина, «Воскресенье» Святослава Логинова, «Неопалео» Андрея Хуснутдинова, «Родительский день» Олега Кожина, «Без передышки» Константина Ситникова, «Мне это не по зубам…» Антона Горина.

Содержание

КОЛОНКА ДЕЖУРНОГО ПО НОМЕРУ

Николай Романецкий

ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ

Виктор Шендерович «СОЛО НА ФЛЕЙТЕ». Конец света в диалогах и документах

Жаклин де Гё ««ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ…»» Рассказ

П.Б. «ИСТОРИЯ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА». Дневник, найденный в Сети

Наталья Анискова «САЙГОН». Рассказ

Кусчуй Непома «КИЛЬКА В ТОМАТЕ». Рассказ

Андрей Саломатов «ПАРАМОНИАНА». Рассказы

Эдуард Шауров «ПРАВИЛА ВОЙНЫ». Рассказ

Андрей Дубинский «ДАЛЬНИЙ ПОИСК». Рассказ

Сергей Сергеев «НЕ ЛЕЙПЦИГ, НЕ ВАТЕРЛОО». Рассказ

Константин Ситников «МУРАШИ». Рассказ

Александр Тэмлейн «КОНФЕТА». Рассказ

ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ

Вячеслав Рыбаков «КУДЕСНИКИ НЕ КО ДВОРУ»

ИНФОРМАТОРИЙ

«Созвездие Аю-Даг» — 2012

Наши авторы

«Городок был маленький, да что там маленький – крошечный, даже по нынешним меркам. Кэйн насчитал десяток хибар, кое-как сколоченных из досок, жести и шифера. Доски были гнилые, жесть ржавая, а шифер дырявый, и все же это было жилье, ничем не лучше, но и не хуже того, что довелось повидать Кэйну за двадцать лет странствий…»

Мистер Шерлок Холмс всегда был против публикации этих заметок об ужасе из Карфакса; он полагал, и не без оснований, что это может нанести урон его деловой репутации. Напрасно пытался я убедить его в том, что наши соотечественники, и в особенности жители Лондона, вправе знать всю правду о страшной опасности, нависавшей над ними и столь счастливо избегнутой, — мой друг был непреклонен. Он запретил мне не только предавать гласности что-либо касающееся этих сверхъестественных событий, но и упоминать о них в его присутствии. «Никогда, Уотсон, — сказал он, — никогда, слышите, вы не должны даже заикаться об этом. Обещайте!» Произнося эти слова, он непроизвольно погладил пальцами то место на шее, где у человека проходит arteria carotis

XXII век. СССР не погиб на пике своего могущества. Великая социалистическая держава триумфально вышла в космос и вот уже два столетия несет увенчанное серпом и молотом знамя в отдаленные уголки марсианских пустошей и астероидного Пояса. Но не дремлют и могущественные враги – Космический Рейх, Европейский Альянс, Сфера Сопроцветания и Соединенные Штаты. По расчетным орбитам движутся Звезды Смерти, крошат гусеницами марсианский грунт бронеходы Гудериана, вгрызаются в изъеденную метеоритами лунную поверхность мехкомплексы артиллерийской поддержки… И все же нет таких крепостей, которых не смогли бы взять десантники в силовой броне с алыми звездами, простые советские парни и девчонки, бойцы Ракетно-Космической Красной Армии.

Маститые писатели и начинающие таланты с ностальгией о неслучившемся советском будущем в новой антологии от Сергея Чекмаева и «Снежного Кома М»!

«Ольга позвонила в половине десятого. Иван сидел в баре и пил шнапс. Перед ним стояло пять стаканчиков, и четыре из них были уже пусты.

– Пупсик, я соскучилась. Ты совсем забыл свою киску.

– Всё зависит от тебя. Ты нашла мне кого-нибудь?

– Ну, пупсик! – заныла она. – Сейчас лето, все разъехались. Но я обязательно что-нибудь придумаю. Ты мне веришь?..»

На конкурсе ежегодного фестиваля фантастики «Созвездие Аю-Даг» рассказ К. Ситникова «Марс жесток?» удостаивается специального приза журнала «Наука и жизнь».

События, на которых основан рассказ, реальны и произошли в 2031 году.

Когда взорвался бак с жидким водородом, Сандра поняла: это конец. Мимо пролетели, вращаясь, куски солнечной батареи. Чьё-то тело без скафандра с силой ударилось об иллюминатор и исчезло в атмосфере планеты. Дональд, а может, Раджаван.