Скачать все книги автора Конрад Фиалковский

Конрад Фиалковский

ЧЕЛОВЕК С ОРЕОЛОМ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

- Да, это любопытно... Так вы, профессор, считаете, что ваша золотая клетка - это дырявый мешок и по саду вашей лаборатории, по саду, предназначенному для размышлений об искривляющемся пространстве, бродят подозрительные личности. Полковник перестал ходить по кабинету и остановился у окна.

- Я сказал: неизвестные, - из-за своего стола профессор видел полковника на фоне далеких фиолетовых гор, освещенных вечерним солнцем.

—…нам, космонавтам, звезды гораздо ближе, чем вам, на Земле. Они окружают нас, как вас — деревья… — это сказал Аро.

Я знал, что он совсем недавно окончил Академию космонавтики, и ничуть не удивился его словам. Сидящий рядом с Аро невысокий мужчина с проседью молчал. На его сером костюме блестела серебряная стрела покорителя космоса. Это был Ван Эйк — космогатор планет внешней группы, как его отрекомендовал мой друг Рани.

Мы покидали Землю, чтобы пройти полугодовую практику на спутниках Юпитера, и мать Рани устроила прощальный вечер. Ван Эйка пригласили, как «человека оттуда». Для нас космическая экзотика начиналась сразу же за орбитой Марса, которую мы ни разу не пересекли. Для Ван Эйка слова «Титан», «Европа», «Плутон» были не пустыми звуками, а чем-то хорошо знакомым, таким же, как для нас пульт настольного вычислителя. Мы хотели, чтобы Ван Эйк сказал что-нибудь, убедил нас, что жизнь там — тоже жизнь, а не бесконечная вереница дней, когда только и ждешь возвращения на Землю. Но Ван Эйк молчал, как все старые космогаторы, за долгие годы привыкшие к тишине в кабинах своих ракет. Зато Аро говорил за двоих. До меня долетали отрывки его монолога:

Как известно, четырех координат вполне достаточно, чтобы точно определить положение собственного тела в пространстве и во времени… Вот почему я и начинаю свою удивительную историю с определения координат.

Вы можете в нее и не верить… Впрочем, вряд ли бы вы поверили, даже если бы я и старался вас убедить…

Итак, это было осенью… осенью… которая по отношению к данному моменту является уже прошлым…

Ну, вот, координату времени я определил. Теперь — место. История началась в моей редакционной комнатке..

Конрад ФИАЛКОВСКИЙ

Плоксис

Пер. Н. Стаценко

- Неужели это и в самом деле невозможно? - Я почти умоляюще смотрел в глаза таможеннику.

-- Нет, ни в коем случае! - тот был непреклонен.

- Но там ведь всего три банки. Только для личных надобноcтей.

Таможенник пожал плечами.

- Для меня это важно, очень важно....

На сей раз он повнимательнее пригляделся ко мне.

- Нет, об этом и впрямь не может быть речи. - От его сухого, официального тона не осталось и следа. - Ты же знаешь, что любые предметы внеземного происхождения, не поименованные ни в одном тарифном перечне, нельзя доставить на Землю без специального разрешения комиссии по ввозу.

Конрад Фиалковский

Пробуждение

Он проснулся. За огромными, во всю стену, окнами были видны голые ветви дерева, а дальше - параллелепипеды домов с дисками антенн на крышах. Там, между домами, хозяйничал ветер, временами налетающий с гор, но комната была звуконепроницаемой, и он слышал только, как стучит сердце. По телу бегали мурашки. Он хотел пошевелить ногой - и не мог.

Некоторое время он лежал неподвижно. Вероятно, сейчас уже весна, ранняя весна... Или поздняя осень. А тогда была зима и на шоссе лежал смерзшийся снег. Поворот казался простым, и он слишком поздно понял, что скорость чересчур велика. Потом, когда он выжал педаль тормоза до предела и почувствовал, как машина пошла юзом, стало ясно, что из виража не выйти. Столбики с красными светящимися бляшками на противоположной стороне шоссе катастрофически надвигались. За несколько мгновений до удара он выключил зажигание, потому что был старым водителем и больше всего боялся смерти в огне. Еще он помнил серую поверхность скалы с пятнами снега. Удара он уже не почувствовал...

Конрад Фиалковский

ВИТАЛИЗАЦИЯ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

Он пробуждался от глубокого сна, длившегося десятки лет, космического сна без сновидений, во время которого он преодолел световые годы пустоты. Он возвращался к жизни.

Сначала он увидел всплеск света, ярко горящую точку, потом различил склонившуюся над ним фигуру и наконец услышал голос:

- ...Космогатор Гоер... Космогатор Гоер...

Он знал, что это говорит автомат, какой-то настойчивый автомат вроде того, который когда-то будил его на рассвете, чтобы он успел добраться зеленым виробусом на первую лекцию.

К Земле возвращается пропавший более 100 лет назад космолет. Техники–координаторы ломают голову над тем, как такое могло случиться, а очнувшийся от анабиоза пилот не понимает, почему его так быстро вернули с задания…

В сборнике представлен современный польский научно-фантастический роман. Советский читатель познакомится с новым произведением Ст. Лема «Мир на Земле», а также романами К.Фиалковского «Homo divisus» и Б.Петецкого «Операция «Вечность».

Научно-фантастические рассказы

Сборник фантастических и приключенческих повестей и рассказов.

На I, IV страницах обложки рисунки Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «В ЧУЖИХ НЕ СТРЕЛЯТЬ».

На II странице обложки рисунок Геннадия ФИЛАТОВА к рассказу «СЛОВЕСНЫЙ ПОРТРЕТ».

На III странице обложки рисунок Юрия МАКАРОВА к фантастическому рассказу «УТРО АВТОРА».

На 1-й стр. обложки: рисунок В. КОВЕНАЦКОГО к рассказу К. Фиалковского «Нулевое решение».

На 2-й стр. обложки: рисунок Г. КОВАНОВА. «Острова Курильские» к очерку А. Пушкаря «Встречь солнца».

На 4-й стр. обложки: советский лайнер «Антей». Фото Т. МАГДЫ.

На 1-й стр. обложки — рисунок Н. ГРИШИНА к рассказу С. Жемайтиса «Остров забытых роботов».

На 2-й стр. обложки — рисунок П. ПАВЛИНОВА к повести М. Афремовой «Болота осушающий».

На 3-й стр. обложки — рисунок Г. ФИЛИППОВСКОГО к рассказу Редьярда Киплинга «Умный Апис».

В сборник вошли рассказы советских и зарубежных писателей-фантастов, опубликованные в разделе «Клуб любителей фантастики» журнала «Техника — молодежи» за 1976 и 1977 годы, а также очерк, посвященный выходу в свет первого собрания сочинений И. А. Ефремова, и статья-размышление польского ученого о взаимовлиянии науки и фантастики.

Молодой биофизик Стеф Корн, 31 года от роду, погиб в автокатастрофе. Его останки поместили в криокамеру и заморозили, а несколько десятилетий спустя тело Корна воссоздали и модифицировали, внедрив в его психику память учёного Тертона.

«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издается с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание.

В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.