Скачать все книги автора Кларк Эштон Смит

Кларк Эштон Смит. Писатель, признанный при жизни — и незаслуженно забытый в наши дни. Друг и литературный соратник Говарда, Лавкрафта и Меррита. Творец «истории» странных древних царств, от которых ныне не осталось памяти даже в мифах. Летописец времени великих воинов и великих черных магов, прекрасных воительниц и колдуний. Времени, над которым нависла тень Тьмы… Один из создателей классической американской фэнтези!

Кларк Эштон Смит. Писатель, признанный при жизни — и незаслуженно забытый в наши дни. Друг и литературный соратник Говарда, Лавкрафта и Меррита. Творец «истории» странных древних царств, от которых ныне не осталось памяти даже в мифах. Летописец времени великих воинов и великих черных магов, прекрасных воительниц и колдуний. Времени, над которым нависла тень Тьмы... Один из создателей классической американской фэнтези!

Богатый граф болен страхом смерти. Что будет причиной его настоящей смерти — физическая болезнь, истерический ужас или брат-наследник?

Распухая и быстро поднимаясь, как джинн, выпущенный из одного из сосудов Соломона, над горизонтом планеты появилось большое облако. Огромная колонна цвета ржавчины неслась над мертвой равниной, пересекая небо, темное, как соленая вода морей пустыни, высохших и ставших похожими на лужи среди песков.

– Похоже, опять надвигается песчаная буря, – заметил Маспик.

– Чем же еще это может быть? – отрывисто бросил Беллман. – В этих краях ни о каких других стихиях и слыхом не слыхивали. Эту адскую мешанину население планеты – Айхаи – называют зоорт

Я редко могу сопротивляться искушению заглянуть в книжный магазин, особенно в такой, куда регулярно поставляют редкие и необычные экземпляры. Поэтому я зашел к Тоулмэну, чтобы проглядеть новинки. Это был один из моих кратковременных, раз в два года, приездов в Сан-Франциско, и я в то свободное утро вышел пораньше, чтобы после осмотра книг встретиться с Киприаном Синколом, скульптором. Он приходился мне троюродным или даже четвероюродным братом, и мы не виделись несколько лет.

Если прогнозы докторов оправдаются, жить мне осталось всего несколько марсианских часов. За это время я попытаюсь рассказать, в качестве предостережения другим, которые могут пойти по нашим следам, о необычайных и страшных событиях, положивших конец нашим поискам среди руин Йох-Вомбиса. Если мой рассказ хотя бы послужит тому, чтобы предотвратить там дальнейшее исследование, он уже будет не напрасным.

Нас было восемь человек, все профессиональные археологи, с опытом как земных, так и инопланетных исследований. Мы отправились с местными проводниками из Игнарха, торговой столицы Марса, чтобы осмотреть древний, тысячелетия назад покинутый город. Аллан Октейв, наш официальный руководитель, получил эту должность благодаря тому, что знал о марсианской археологии больше, чем любой другой землянин на этой планете; а другие члены нашего небольшого отряда, такие, например, как Уильям Харпер и Джонас Халгран, сопровождали его во многих предыдущих исследованиях. Сам же я, Родней Северн, был скорее новичком, прожив на Марсе всего несколько месяцев, а большая часть проведенных мной внеземных изысканий ограничивалась раскопками на Венере.

…Ибо Уббо-Сатла суть начало и конец все го. До того как Сотаква, или Йог-Сотот, или Ктулху пришли в этот мир с других звезд, Уббо-Сатла обитал в дымящихся то пях вновь сотворенной Земли, у него не бы ло ни головы, ни ног, только серое бесформенное распластанное тело. Именно он дал начало всем сущему и стал прообразом все го живого. И, как говорят пророчества, фор мы, земной жизни в конце концов, пройдя великий круг времени, вернутся назад – к Уббо-Сатла.

В августе 1938 г. неизвестным образом исчез популярный американский фантаст Джайлз Энгарт. Из его дневников стало известно, что он нашел проход в другой мир, в город поющего пламени.

"Seven Geases", перевод О. Коген

Лорд Ралибар Вуз, главный магистр Коммориона и третий кузен короля Хомквата, выехал в поисках добычи, водившейся в черных Эйглофианских горах, со своими двадцатью шестью наиболее доблестными вассалами. Оставив менее опытным поклонникам охоты больших ленивцев и летучих мышей-вампиров в джунглях, а также маленькую, но свирепую самку динозавра, Ралибар Вуз и его спутники быстро продвигались вперед и прошли за день расстояние от столицы Гипербореи до пункта назначения. Голые скалы и мрачные уступы горы Вурмисадрет, самой высокой из всех Эйглофианских гор и практически недоступной, нависали над ними, раскалывая солнце на части темными вулканическими пиками в полдень и полностью скрывая его из вида, заслоняя плотной стеной во время заката. Отряд провел ночь под самой низкой скалой Вурмисадрета, выставив на ночь охранников, чтобы они подбрасывали сухие сучья в костер и прислушивались к диким собачьим завываниям, раздававшимся в вызывающей ужас высоте. Так выли человекоподобные дикари, вурмисы, давшие название и самой высокой горе. До охотников доносились рев катоблепов, которых преследовали вурмисы, и дикое рычание саблезубого тигра, то усиливавшееся, то стихавшее, и Ралибар Вуз думал, что эти звуки предвещают удачную завтрашнюю охоту.

Какой может быть судьба того, кто покушается на сокровища ужасного Тсаттогуа? Алчный ростовщик Авузул Вутокван узнает об этом на собственной шкуре…

Г.Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

«Мифы Ктулху» — наиболее представительный из «официальных» сборников так называемой постлавкрафтианы; здесь такие мастера, как Стивен Кинг, Генри Каттнер, Роберт Блох, Фриц Лейбер и другие, отдают дань памяти отцу-основателю жанра, пробуют на прочность заявленные им приемы, исследуют, каждый на свой манер, географию его легендарного воображения.

Г.Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

«Мифы Ктулху» — наиболее представительный из «официальных» сборников так называемой постлавкрафтианы; здесь такие мастера, как Стивен Кинг, Генри Каттнер, Роберт Блох, Фриц Лейбер и другие, отдают дань памяти отцу-основателю жанра, пробуют на прочность заявленные им приемы, исследуют, каждый на свой манер, географию его легендарного воображения.

Эту историю записал для потомков ученик мудреца и мага Авиктеса из Посейдониса. Вместе с учителем он долго разгадывал смысл письмен на выброшенной морем табличке. Хотя осталось тайной, кого или что вызывает прочитанное заклинание, Авиктес решил провести ритуал. Казалось бы, безрезультатно…

К.Э. Смит считал «Двойную тень» своим лучшим творением.

В седьмую ночь крадущаяся, в одних чулках тень прошла через третий и секретнейший погреб ненавистного монастыря, где священники справляли мессу Юте, сопровождая ее извращенными муками и молитвами…

Обиженный шаман покинул своих соплеменников, отрекся от почитания Древних и, замыслив отомстить, решил осквернить святыню Цаттогуа и похитить хранящийся там колдовской свиток.

Рассказ входит в первую часть («Истории старших магов») «Книги Эйбон» (Book of Eibon). Написан по наброскам К. Э. Смита Лином Картером.

В Му Талане наступили страшные времена — даже летом солнце почти не грело; птицы, спасаясь от холода, улетали на юг. Маг Эваг решает бороться с бедствием, и отправляется к Рилиму Шайкорту — существу из иных миров, похожему на огромного белого червя, который путешествует внутри огромного айсберга, несущего с собой холод и смерть…

Рассказ из цикла "Гиперборея".