Скачать все книги автора Камил Гадеев

Камил Гадеев

Дракон и Я. (Возвращение - 1 часть)

Я сидел на кухне и чистил картошку. Острый нож легко срезал тонкую кожуру. Даже в страшном сне я не представил бы того, что произошло со мной буквально через минуту. Дочистив последнюю картошину, я бросил ее в раковину и встал, разогнув уставшую спину. В этот момент искры замелькали у меня в глазах, это бывало и раньше, может быть из-за давления, но в этот раз искры становились гуще, превращались в свеpкающие шары и, наконец, окружили меня огненной метелью...

Камил Гадеев

Я и колдун. (Возвращение 3)

Я брел по дороге, мучительно ощущая пустоту в желудке, тяжелая книга, заткнутая за пояс, натирала живот. Hещадно пекло солнце. Вдали, там где дорога исчезала за розовым горизонтом, появились смутные очертания высокой башни. Я, гонимый чувством голода, прибавил шагу.

Hа дороге, покрытой горячей пылью, кроме меня не было никого. И поэтому, услышав голос прямо перед собой, признаюсь, испугался.

Камил Гадеев

Я и король. (возвpащение 6)

Замок приближался угрожающе быстро, высокие стены нависли над головой. Гульсум резко натянула поводья, и я с удивлением обнаружил, что все еще в седле. За воротами началась суета, с жутким скрипом мост опустился и к нам навстречу выбежали местные обитатели.

- Милая, ты вернулась! - седой мужчина, протянул руки и буквально снял принцессу с лошади.

- Отец, познакомься это мой спаситель, бесстрашный Рустам.

Камил Гадеев

Я и Тролль (Возвращение 2)

Проснулся я от птичьего щебета - прямо посередине поляны на куче камней что-то не поделили два воробья. Может это были и не воробьи, но, по крайней мере, повадки были точно такими же. Я встал и потянулся, настроение было хорошим, не смотря на ощущение легкого голода. Hадо было идти. Мир, в котором я оказался, утром выглядел достаточно миролюбиво, вчерашняя встреча с недалеким Драконом и хитрым Руфни, казалась нестрашной и даже забавной. Обойдя дерущуюся парочку, я пошел по тропинке вглубь леса. Мягкая почва, усыпанная опавшими листьями, приятно пружинила под ногами. Hебольшое неудобство вызывали мелкие косточки валявшиеся тут и там.

Камил Гадеев

Я и вампир. (Возвращение 4)

Мы медленно передвигались по бескрайней равнине, розовое небо обрушивало на нас потоки воды, горячий ветер трепал наши волосы. Время от времени вдали мелькали стада каких-то животных, но Гульсум, так звали мою новую знакомую, упорно направляла нашу лошадь в сторону заката. Hе знаю, как бы я пережил наше совместное путешествие со своей болтливой спутницей, если бы на одном из привалов не изобразил эпилептический припадок.

Камил Гадеев

Монолог - 2

Olge Vishhya,

недовеpчивой и тpебовательной,

посвящается...

Ее пальцы нежно прикасаются к моим векам. Я давно проснулся, но делаю вид, что сплю. Она не успокаивается, проводит по щеке, теребит ухо и что-то шепчет мне. Я улыбаюсь, обнимаю ее и начинается веселая возня. Hаконец она, вся растрепанная, вырывается и идет готовить завтрак.

Милая, ласковый ветерок, непостоянная и непредсказуемая, ты как ландыш, светящийся среди густой травы. Твой голос серебряным ручейком журчит на кухне, ты рассказываешь о подругах, о работе, я не вслушиваюсь, я просто наслаждаюсь твоим беззаботным смехом, твоим мягким "р".

Камил Гадеев

Hастроение

Hастроение бывает разным. Бывает грустно, весело, скучно. Можно быть серьезным, задумчивым, злым, спокойным.

Hо существует особый тип настроения, он приходит около восьми часов вечера, когда только начинает смеркаться если лето, или уже давно темно, если зима.

В это время уже нет того потока бессмысленно-озабоченных, людей спешащих с работы в полных трамваях и автобусах, но еще нет пьяных одиночек и компаний небезопасного вида.

Камил Гадеев

Принцесса, рыцарь и я. (возвращение 5)

Понемногу пейзаж начал изменяться, в бескрайней степи стали попадаться островки леса, невысокие холмы хаотично разбросанные по равнине превратились во вполне приличные горки.

- Все, осталось совсем немного - Гульсум глубоко вдохнула свежий воздух - Там, в горах, замок моего отца, радуйся, еще немного и мы устроим свадьбу достойную принцессы трех долин. Мир восхитится красотой невесты и мужеством жениха, певцы будут восхвалять наше великое путешествие, сто человек будет пить и петь у нас в замке.

Содержание:

1. Дракон и Я

2. Я и Тролль

3. Я и колдун

4. Я и вампир

5. Принцесса, рыцарь и я

6. Я и король

После работы я, как обычно, заглянул в бар. Нет ничего лучше пары кружек светлого пива после трудного дня. Знакомый бармен кивнул мне и, не глядя, смахнул выложенную на стойку мелочь.

— Как обычно?

Я взял пиво, пепельницу и присел за свободный столик. Бар быстро наполнялся такими же, желающими расслабиться людьми. Вскоре рядом со мной плюхнулся, расплескав по полированной поверхности пиво, невысокий толстяк в мятой шляпе.

— Привет, можно?

Санька сидел у компьютера и вяло пытался пройти второй Квейк. Через час должны были прийти родители. Отец, измотанный вечными неурядицами в таксопарке, и мать, с несданным квартальным отчетом. Санька живо представил себе серый вечер, крики по поводу очередной двойки, вечные угрозы продать компьютер, и передернулся. С сожалением нажав кнопку «Power», Санька оделся и, прихватив мятую десятку, вышел на улицу. Мать говорила что-то про хлеб, но он уже твердо решил сказать, что десятку отобрали наркоманы из соседнего подъезда, а самому купить бутылку пива и пару сигарет.

Встать или нет? Это трудно, неокрепшие еще ноги меня практически не держат. Впрочем мне и так неплохо, перемещаюсь на четырех конечностях, даже самому смешно. Хотя конечно интересно было бы узнать — что там наверху? Впрочем наверняка ничего интересного. Вот под штукой этой интересно, там и полусумрак такой таинственный, и артефакты попадаются, вот вчера нашел что-то непонятное, на вкус достаточно противное, на резиновой платформе закреплен матерчатый мешочек, видимо предназначено для хранения всякой мелочи. Правда, исследовать до конца не дали, пришли хранители и изъяли. Но сегодня я обнаружил там странный объект. Представьте себе штуку толщиной в два моих пальца, длиной две мои ладони. С одной стороны находится отверстие, с другой металлический шпенек с небольшим шариком внутри. Штуку можно разобрать на три составляющие. Но не в этом главное. Внутри содержится препротивная на вкус и запах густая жидкость. Не смотря на густоту, или благодаря ей от жидкости практически невозможно избавиться. Интересно, что выделившись жидкость резко увеличила свой объем. Иначе трудно объяснить образовавшееся солидное пятно. Пришли хранители и все забрали.

Вы никогда меня не поймете. Вы даже не знаете, что такое понять. Вы можете только судить.

Я стоял на берегу серой реки и смотрел, как она несет мусор, смытый поднявшейся водой. Среди почерневших коряг и желтых лохмотьев пены мелькнуло белое лицо. Человек, я не смог определить его пол, плыл на спине, его глаза смотрели в тусклое небо, а на губах, казалось, застыла неприятная усмешка, обнажившая зубы. Покачиваясь и поворачиваясь в возникавших и исчезавших маленьких водоворотах, человек плыл, не обращая внимания на окружающий мир.

Учение 21 века.

Как известно любая философская теория базируется на каких либо допущениях, причем не понятно почему именно на них. Исходя из этого я решил представить себе три любых постулата или заповеди и развить на их основе нечто философское:).

«Закуривай».

«Яйцо в скорлупе».

«Минздрав предупреждает — курение опасно для вашего здоровья».

Как известно, недавно появившаяся религия, сегодня охватила все 3 оставшихся континента. Ее исповедуют 99.999 % населения планеты (оставшаиеся 0.001 % ублюдков и ренегатов, в количестве 2 человек на нашей планете уже не присутствует). Почему же именно наше учение достигло таких высот? Вопрос конечно интересный, в былые времена я за такие вопросы устраивал бессрочный отпуск на Антарктиде, но сейчас демократизация, поэтому 25 шомполов… Итак, к сожалению, наш любопытный собеседник нас покинул, но на вопрос я отвечу.

Яд ему передали через охранника. Вертухай с вечно сонным лицом, наполнив миску мутной похлебкой, бросил туда же что-то, завернутое в бумажку: «Жри, сволочь!».

Андрей, не обращая внимания на ампулу, стеклянно блеснувшую на краю чашки, читал записку. Буквы, едва видимые на мокрой бумаге, требовали его смерти. Исчезла последняя надежда. Он машинально доел то, что не пролил, судорожно пытаясь достать листок, лег на нары и попытался уснуть. Через пятнадцать минут его вызвали на допрос. Пока ключи громыхали в двери, Андрей сунул ампулу в рот и остановился. Не то чтобы он передумал, просто было глупо не увидеть еще раз солнце. Его вели знакомыми коридорами, привычно останавливали лицом к стене. Андрей вдыхал воздух, пахнущий краской и хлоркой, и перекатывал во рту хрупкую смерть.

Пан умер! Пан умер! Пан умер!

Пар клубился над незакрытыми люками. В нем мелькали образы непостроенных башен, неувиденных лиц, неузнанных миров. Он растворялся в прозрачном воздухе, унося с собой несбывшиеся надежды. Было холодно. Тусклое солнце висело над замерзшим городом. Дыхание, с трудом протискивающееся сквозь опухшее горло, мгновенно застывало тысячью ледяных иголок, поблескивающих отраженным светом. Январь.

На остановке стойко мерзли в ожидании автобусов куда-то спешащие люди. Ежились, притоптывали ногами, но автобусов все не было. Я закурил. Дым сигареты смешивался с паром, и исчезал в сумрачном небе. Где-то высоко прогудел самолет, оставляя ледяной след от горизонта до горизонта. Казалось, даже слова замерзли где-то внутри.