Скачать все книги автора Издательство «Развлечение»

— С добрым утром, мистер Шерлок Холмс, получите почту!

— Спасибо, мистрис Бонет! А Гарри Тэксон еще не возвратился?

— Нет! Господи, бедного мальчика всю ночь не было дома! Вы меня извините, мистер Холмс, но я не могу скрыть замечание, что вам не следовало бы так напрягать силы молодого человека, которому едва минуло восемнадцать лет, — хоть бы вы оставляли его в покое по ночам!

— Мистрис Бонет, — возразил Шерлок Холмс, отодвигая свою чашку с чаем, и удобно облокотясь на спинку кресла, — вы меня извините, но в этом вы так же мало понимаете, как свинья в апельсине! Ночная служба именно и есть самое важное в деле сыщика! Впрочем, сегодня ночью Гарри успел хорошо выспаться! Он провел сегодняшнюю ночь в приюте для малолетних. Ведь вы знаете это учреждение, основанное великим англичанином и имеющий целью не имеющих крова и принуждаемых без этого ночевать в ночлежном доме или даже на лоне природы, бедных детей приютить и предоставить им хоть постель, ванну и завтрак. Гарри отправился туда без особой цели, только с тем, чтобы лично ознакомиться с этим учреждением. — А теперь, мистрис Бонет, мы с вами проболтали уже одну минуту и тридцать секунд, а вам известно, — Шерлок Холмс улыбнулся с оттенком иронии, — что я не имею возможности посвящать столько времени моим развлечениям!

Солнце сияло над замком Глостер, прежним бенедиктинским аббатством св. Роха, которым уже в течение нескольких веков, на зависть и досаду другим, владела семья Глостер.

Лучи сияющего солнца золотили древнее здание из красного камня, возвышавшееся со своими, обвитыми плющом, зубчатыми башнями на краю береговой скалы, круто ниспадавшей к морю.

По направлению к св. Роху, как постоянно называли замок, тянулась длинная вереница экипажей; сидевшие в этих экипажах люди спешили к пикнику у лорда Глостера, стремясь сойти в тени прохладных каменных ворот, над которыми стояло изваяние самого святого Роха, с епископским посохом и в митре, и, казалось, сердито глядело на проходивших под осеняемыми им воротами носительниц шелковых платьев, кружев и парижских шляпок.

Солнце ярко светило и лучи его проникали через окно в рабочий кабинет знаменитого сыщика Ника Картера.

Было воскресенье и на улице стояли тишина и спокойствие.

Ник Картер, сидя в кресле, держал в руке какое-то письмо. Но он не читал его, а о чем-то глубоко задумался.

Незадолго перед тем письмо это принес какой-то молодой человек.

Хотя лакей Иосиф и просил посланного обождать немного, не будет ли ответа от Ника Картера, тот все-таки сразу же ушел.

Нат Пинкертон занимал купе второго класса в поезде, вышедшем в полдень из Берлина в Гамбург. В Германии он пробыл недолго. Он завершил замечательное дело о брачном авантюристе Спенсере, в погоне за которым он и прибыл из Нью-Йорка в Берлин, и теперь возвращался на родину, где его ждали новые загадки.

В купе кроме Пинкертона был только один пассажир, усердно читавший газету. Резкие черты его лица выдавали в нем полицейского чиновника, а поза и подчеркнуто прямая фигура говорили о том, что он — бывший военный.

«Вчера вечером из Темзы около Вестгурука, выловили ящик с двумя покойниками.

С первого взгляда не оставалось сомнений, что несчастные, мужчина под 40 лет, с небольшой лысиной и женщина молодая и очень красивая, с великолепными, золотисто-рыжими волосами, сделались жертвами чьей-то дьявольской выдумки. Крышка странной формы гроба, вмещавшего двоих, была заперта висячим замком. Вода отчасти смыла окраску страшного ящика, оставив только отдельная полосы.

— Вам телеграмма, мистер Пинкертон!

Знаменитый сыщик, сидевший за своим письменным столом, оглянулся.

— Это, вероятно, от старого скряги Синдона, — сказал он, обращаясь к своему испытанному помощнику Бобу Руланду. — Две недели назад у этого человека украли двести долларов. И вот он пристает, чтобы я отыскал виновников и передал их полиции: ему во что бы то ни стало хочется получить обратно свои деньги. Я ответил, что такими пустяками не занимаюсь, а для полиции это дело — в самый раз. Это уже пятая по счету телеграмма, что он мне присылает. На, прочти и выкинь в корзину для бумаг, если она опять от Синдона.

— Как? Лора не приехала?

— Нет! Ведь я писала тебе, что она сильно заболела и только теперь начала выздоравливать.

— Но ты, однако, писала, что она уже встала с постели и даже выходила на прогулку?

— Да, но сегодня… Впрочем, о чем говорить, не приехала, и ладно!

Так беседовали Эрих и Эльза, брат и сестра из немецкой семьи Эринг, проживавшей в Нью-Йорке.

Двадцатитрехлетний Эрих, студент Питтсбургского университета, только что прибыл в Нью-Йорк к родителям. Сестра встретила его на вокзале, и теперь они шли по Пятой авеню, где находился их дом.

Знаменитый сыщик Нат Пинкертон испытующим взглядом смерил с головы до ног даму, которая в сопровождении его помощника Боба Руланда вошла к нему в кабинет.

Хотя незнакомка была в глубоком трауре, тем не менее сразу бросалось в глаза, что она принадлежит к высшему обществу.

Сев на указанный ей стул, она откинула вуаль.

Нат Пинкертон увидел лицо экзотической красавицы, знойные прелести которой могли бы воспламенить даже самого хладнокровного мужчину.

Случилось нечто совершенно необыкновенное, нечто неслыханное: Ник Картер, великий сыщик, позволил себе целый месяц отдыха.

Весь декабрь он провел в солнечной Флориде. Вдали от снега и льда многолюдного Нью-Йорка он по целым дням качался в гамаке, глядя на темно-голубое небо и упиваясь зеленью пальм, — там, где вечное море посылает мягкий ветерок на усеянные цветами берега, а солнечные лучи греют так же сильно, как в Нью-Йорке разве только в мае.

Для Чарльза Фредерика сегодня был настоящий праздник. Лицо его сияло с самого утра.

Маленький конторский писец не подозревал, что адвокат, у которого он служил, только что получил известие о крупном выигрыше на бирже и именно поэтому на радостях отпустил своего служащего на весь день, да еще вручил ему двадцать долларов.

Впрочем, Чарльз и не ломал себе голову над тем, как это случилось, а просто радовался неожиданному свободному дню. Хозяин дал ему деньги с тем, чтобы он позволил себе какое-нибудь удовольствие, а он всегда точно исполнял указания хозяина. Какое-то время он раздумывал, куда лучше направить свои стопы, и вдруг ему явилась мысль, от которой все лицо его так и засияло, он даже присвистнул от радости.

— Могу я переговорить с мистером Пинкертоном? — спросил, входя в бюро знаменитого сыщика, коренастый, крепкого сложения крестьянин с широким красным лицом и здоровенными кулаками.

Боб Руланд, к которому был обращен вопрос, ответил:

— Вам повезло: мой начальник как раз находится здесь, что случается с ним довольно редко. Как о вас доложить?

— Холльманс, Вильям Холльманс из Редстона! Скажите ему, что я пришел сюда по очень важному делу и очень нуждаюсь в его совете и помощи. Если он откажется выслушать меня — это будет ужасно!

«Сыщику Нику Картеру.

Милостивый Государь!

Когда это письмо будет в ваших руках, меня уже не будет в живых. Ликуйте! Со мною, говорю это с гордостью и по праву, исчезает величайшая, а вместе с тем и опаснейшая ваша соперница. Вы лишили меня всего, что мне было дорого и мило, что поддерживало во мне желание жить.

Еще вчера я надеялась, что мне и моим товарищам как-нибудь, в последнюю минуту, удастся выйти победителями из этой отчаянной борьбы. Сегодня мне стало ясно, что для нас надежды уже нет — Морис Каррутер, этот человек, который был для меня божеством, к которому я была привязана всеми силами моей души, хотя я отлично сознавала, что по общепринятым понятиям он так же порочен и зол, как я, — Морис Каррутер должен погибнуть; я измучила свой мозг, но не вижу больше средства к спасению. Я напрасно искала выхода и не нашла его.

Лучи палящего южного солнца ярко освещали фантастический своеобразный ландшафт.

В то время когда повсюду царила зима, здесь властвовала вечная весна.

На темно-синем фоне неба ярко вырисовывались обнесенные каменной стеной белоснежные здания, построенные в столь странном необычном стиле, что напоминали собой сказочную картину из «Тысячи и одной ночи».

Обширный парк с большими цветочными клумбами, темно-синими рощами и весело журчащими фонтанами окружал дом, в котором в настоящее время проживал барон Мутушими, только что возвратившийся из Америки в Японию.

Настал день отъезда Ника Картера из Японии.

Микадо принял сыщика в милостивой прощальной аудиенции и передал ему собственноручное письмо к президенту Соединенных Штатов.

— Помните, мистер Картер, — сказал микадо на прощание, — что в Японии у вас много друзей, к которым я причисляю также себя и моего сына Тен-Итси.

Он протянул руку Нику Картеру, но сыщик как-то нерешительно принял ее.

— Вы желаете еще что-нибудь сказать, мистер Картер? — спросил микадо.

Перед большим белым зданием на Мельбери-стрит, в котором находится главное нью-йоркское полицейское управление, остановилась полицейская карета. Эти кареты, устроенные наподобие немецких омнибусов, имеют один только вход сзади и прикрыты густым непромокаемым холстом, вследствие чего внутри их всегда царит полумрак. Запряженные двумя быстрыми лошадками, они постоянно встречаются на улицах Нью-Йорка, принадлежа к типичным явлениям уличной жизни этого громадного города. Конвой состоит из четырех человек. На козлах грозно восседает кучер, а сзади на запятках, спиной к прохожим и не спуская глаз с невольных седоков кареты, стоит такой же грозный кондуктор. Один полисмен сидит с арестантами в самой карете на всякий случай, а четвертый вместе с кучером на козлах.

На сигнальном аппарате маленькой телеграфной конторы разъезда Мурдок Большой Северной дороги раздался звонок. Дежурный чиновник, выпустив газету из рук, с удивлением посмотрел на часы.

— Пора придти Гуронскому экспрессу, — пробормотал он в раздумье, подойдя к аппарату и отзываясь на сигнал.

Он получил следующее извещение:

«Задержать тринадцатый, ждите дальнейших приказаний. Кэз».

Тринадцать — это был номер паровоза Гуронского экспресса, того самого, который через полминуты должен был пройти мимо Мурдока. Кэз — фамилия начальника станции. Дежурный чиновник станции Мурдок сознавал, что надо поторопиться, чтобы еще остановить на разъезде приближавшийся экспресс, и потому он схватил маленький красный фонарь, который всегда стоял зажженный наготове, и выскочил на железнодорожный путь.