Скачать все книги автора Илья Владимирович Рясной

Брата Костю застрелили у него на глазах. Полковник Гурьянов — начальник оперативно-боевого отдела отряда «Буран», не знал за что, но твердо знал, что найдет убийцу и поквитается с ним, — ведь за плечами у него были Афган, Чечня, Югославия и много чего другого. Он дал себе сроку месяц и уложился в него.

Он страстно любит живопись. Ради того, чтобы завладеть очередным полотном, он не остановится ни перед чем. Даже перед убийством. Нет, сам он не убивает. Для этого у него есть несколько тупых отморозков. Он — дирижер преступлений, не пачкающий свои руки вкрови. Он не оставляет следов, никто из «исполнителей» никогда не видел его. Но именно его надо найти и обезвредить, иначе появятся новые трупы. Неслабая задачка даже для бывалых оперов из МУРа.

Оперативник МУPa на свой страх и риск берется за расследование таинственных исчезновений людей, чье прошлое связано с преступным миром и тех, кто страдает психическими расстройствами. Он и не подозревает, с какими могущественными силами ему придется столкнуться в неравном бою. «Дурдом» — одно из лучших произведений, написанных в жанре полицейского детектива. Книга получила Первую премию МВД России за лучший детектив года.

Получив заказ от таинственной организации «Трилистник», частный детектив еще не знает, какие испытания ему предстоят Перейдя дорогу самым могущественным финансовым воротилам, он попадает под перекрестный огонь мафиозных киллеров и спецслужб.

Оружие в руках и адреналин в крови — это для подполковника Алейникова норма жизни. Он перебывал во всех «горячих точках», но так и не расставит всех точек над i в своей суматошной судьбе. Бывший замкомандира СОБРа вторично вернулся в Чечню, чтобы очистить ее от правоверных убийц и отдать кое-какие «долги» Один из его «должников» — полевой командир Салтан Даудов по кличке Хромой — продолжает сеять смерть под зеленым знаменем ислама, не жалея ни чужих ни своих. Не уступает ему в жестокости и русский оборотень ваххабит Синякин-Абу с бандой отморозков. Алейников не привык ждать милости от фортуны и для него долг чести — как можно быстрее поквитаться со своими кровниками.

Илья РЯСНОЙ

ОХОТА НА УРОДОВ

Очнувшись от полусна-полузабытья. Туман чувствовал себя так, что лучше бы вообще ничего не чувствовать, а лежать бездвижно и бесчувственно в гробу.

В углу комнаты валялись два раздавленных каблуком одноразовых шприца, которыми пользовались раз пять. Вчера из них лилась в вену живительная влага и по жилам тек кайф. Сегодня кайфа не осталось. А осталась начинающаяся ломка и лютая злость по отношению ко всему на свете.

Илья Рясной

Ответный удар

Мир в миг превратился в ад. Он взорвался страшным грохотом, насквозь продирающим скрежетом, звоном вдребезги бьющихся стекол, приглушенными короткими криками. И болью. Некоторыми людьми боль владела считанные мгновения. С другими она осталась надолго, по-хозяйски обосновавшись в истерзанных телах.

А ведь только что поезд Москва - Архангельск мчался через ночь со скоростью семьдесят километров в час, и самые большие неприятности, которые грозили ему, - ставшие обыденными опоздания. Люди спали, пили чай или что покрепче, мирно беседовали. "Новых" и "старых" русских, беженцев, военных, железнодорожников, селян и вагонных шулеров объединяла принадлежность к этому скорому поезду - они все были пассажирами. Но в игре вселенских сил им суждено было сродниться еще больше, всем предстояло стать жертвами, обреченными на боль и смерть.

Илья Рясной

Пятая жертва

Часть первая

ЗВОНОК С ТОГО СВЕТА

- В нем не осталось ни кровинки, - сказал старший следователь Московской городской прокуратуры, нагибаясь над трупом.

- Ни кровинки, - кивнул оперативник Московского уголовного розыска майор Кучер. - Потрудились над ним плотно.

Место происшествия освещали фары двух милицейских автомобилей. Народу собралось немало - эксперты, медик, милицейское начальство, дежурный следователь из межрайонной прокуратуры. Труп лежал на краю оврага в скрюченной позе, будто пытаясь защититься от жестоких ударов. Засверкали огни вспышек фотоаппаратов. Майор присел на колено, взял труп на плечо. Тот с готовностью перевалился на спину, разбросав руки.

Аверин постучал воблой о стол и умело, несколькими движениями очистил ее. Потом отхлебнул глоток холодного тверского пива, положил на язык кусочек вяленой рыбы и блаженно прикрыл глаза.

В полутьме комнаты светился экран телевизора, в его глубине что-то приглушенно вещал диктор. Аверин потянулся к дистанционному пульту и прибавил звук. Говорящая голова невесело зудела что-то о Верховном Совете — главном рассаднике антирыночных настроений. Аверин нажал кнопку переключения программ. По второй показывали новый фильм, повествующий о жизни отделения сумасшедшего дома, где проходят реабилитацию самоубийцы. Отечественная пленка «Свема» придавала предметам мутновато-зеленые оттенки. На экране героиня билась в истерике, ее пытались насиловать двое санитаров. Это было новое кино — даже не чернуха, а нечто такое, что не умещалось ни в какие этические и эстетические рамки — полет освобожденного от всех оков болезненного духа.

Он стал качать права и требовать адвоката. Ему отрезали ухо. Тут-то он и понял: с ним поступают так, как он, чеченец, привык поступать с русскими пленными. Он считал, что ему это можно, ведь всему свету известно, что он — зверь, дикарь. Русские так не посмеют. А они взяли да и посмели. Дело в том, что он попал в руки Белого легиона — тайной организации, которая не знает пощады и не имеет комплексов. Недаром ей не нашлось места в рамках госструктур. Ведь там обслуживают элиту, а здесь спасают Родину. От коррупции, бандитов, террористов.

Тайна пропавшего обоза, в котором находилось все самое ценное из того, что вывезли из ограбленной Москвы в начале XVII века польские захватчики, не дает покоя атаману разбойников Роману, прозванному за свои черные дела Окаянным. Переданные ему старинные записки, принадлежавшие придворному лейб-медику польского королевского двора Роману Глинскому, должны навести душегуба на верный след. Теперь он абсолютно уверен, что огромные ценности попадут в его руки…

1964 год. В Свердловске бесчинствует банда рецидивиста по кличке Грек. Чтобы заполучить пистолет, он со своими подельниками убивает участкового. Затем жестоко расправляется с утильщиком, бывшим директором рынка, и с его семьей. Кровавые следы опутывают кварталы. Слухи о зверствах банды Грека расползаются по всему городу, парализуя население страхом. Люди боятся выходить из квартир. Милиция делает все возможное для поимки преступника, но все усилия сыскарей тщетны. И тогда к делу подключаются лучшие оперативники из Московского уголовного розыска. В Свердловск срочно вылетает опергруппа подполковника Поливанова…

Илья Рясной

Пять тонн мистериума

Рота почётного караула представляла собой жалкое, а местами даже душераздирающее зрелище. Выстроенное не по ранжиру воинство было облачено в потёртые мундиры непонятно каких исторических эпох, нередко явно с чужого плеча. Карабины на хилых плечах относились к разным моделям, притом большинство выглядели явно бутафорски и походили не на боевое оружие, а на реквизит провинциального театра. И сами бойцы выглядели странно – в возрасте от пятнадцати до сорока пяти, волосатые, нередко с недельной щетиной на щеках. Они уныло брели в сторону обшарпанной трибуны стадиона, на которой стояли мы – официальная делегация Земли и представители Объединённой службы дипломатии и сельского хозяйства планеты Мордория. Справа от меня откровенно скучали титулярный бюрократ сектора межзвёздных коммуникаций Лей Лютус и его подчинённый бюрократ-новик Гай Копытус. Похоже, это были птицы не слишком высокого полёта, хотя разобраться в табелях о рангах и в системе нового государственного устройства планеты было достаточно сложно, а порой и невозможно, потому что оно менялось порой раз в неделю. Меня заверили, что эти двое будут с нашей миссией до победного конца.

Илья Рясной

Лунная опупея

Кто бы мог подумать, что старший дипломат-ассистент Кульман Южин сразу грохнется в обморок? Да и вообще, кто мог представить хоть что-то подобное, когда мы затевали эту небольшую безобидную лунную экспедицию?!

Но обо всём по порядку…

Восседавший в чалме и халате на компактной антигравитационной платформе Абдулкарим, в своей неизменном вышитом золотом халате и чалме, сейчас походил на сказочного джина на ковре-самолете.

- Смотри, кудрявые поливанки они готовы обменять на софт «Добрый Гоблин» из расчёта один к ста. По-моему, весьма выгодная сделка, - Абдулкарим был воодушевлён.

Полчаса назад звездолет-трансформер «Богиня Деви» вывалился из К-мерности в стандарт-континуум и вышел на высокую эллиптическую орбиту вокруг Эль-Кум-Драгара. И теперь в рубке управления, представляющей из себя прозрачный, открытый настежь всему Великому Космосу пузырь, я и Абдулкарим могли любоваться медленно проплывающей под нами голубой, в кудрях облаков и ожерелье спутников, планетой.

Извиняюсь за очень большой объем. Нахлынули тяжелой волной и накрыли с головой воспоминания, которые не уложишь в две страницы. Но, может, кто-то осилит их… И хочу сказать, что не претендую на глубины аналитики. Это только личные впечатления и мнения, мои личные, и личные же попытки что-то понять. И не имею цели унизить никакие национальности — весь негатив лишь по преступникам и идиотам, а национальность тут не самое важное…