Скачать все книги автора Илья Стальнов

Странник, лекарь и авантюрист Фриц Эрлих оказался в Москве времен Петра Первого и, найдя брошь-талисман, вступает в вечную борьбу света и тьмы. Ее арена – бастионы вечных Орденов, оплоты исчезающих цивилизаций. Цена борьбы – судьба человечества.

Путь двух избранных – странника, лекаря и авантюриста Фрица Эрлиха, и адепта Белого ордена – ведет через эпохи и испытания в забытье города Абраккар. Там в ожесточенной схватке будет решена судьба человечества…

Илья Стальнов

Черная Армада

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОСТРАНСТВО. 16 МАЯ 2101 ГОДА

По теории вероятности, рейсовый пассажирский суперлайнер "Селигер" и "Изумрудный странник" никак не должны были встретиться в бесконечных космических просторах. Но свела их не какая-то теория вероятности. Их свела сама судьба, которая именно в тот день и в тот час решила обнажить свой звериный оскал перед шестнадцатью членами экипажа и ста пятнадцатью пассажирами "Селигера".

Илья Стальнов

Эмиссар чёрной Армады

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЗЕМЛЯ. КРИЗ ВТОРОЙ СТЕПЕНИ

"... Человека без лица я увидел в баре небольшого провинциального городка Конкарно, что на побережье Атлантики. Но, мсье, по порядку.

Как я очутился в Конкарно? Я деловой человек. А в последнее время старая поговорка деловых людей "Время - деньги" утратила свою остроту. Прелесть информационного общества как раз в избытке времени. И этот избыток даже вызывает подсознательный протест. Скажите, ну кто из сегодняшних серьезных бизнесменов предпочтет СТ и дистантно-чувственные контакты личной встрече? Обсуждение важных вопросов с использованием инфасетей - это дурной тон. Не говоря уж о заключении контрактов. Вы не хуже меня знаете, как изменило систему отношений в бизнесе введение в прошлом веке системы ККК - компьютерной коммерческой кодификации. Никаких подписей на контрактах, никаких свидетелей данные заносятся во всепланетный коммерческий банк данных со всеми юридическими последствиями. Надежно, просто, совершенно. И скучно. Вы видели, чтобы кто-то сегодня заключал контракт, механически вгоняя данные в ККК? Бывает, но редко. Контракты заключают, расписываясь гусиными перьями, настоящими чернилами. И при личной встрече. Таковы правила хорошего тона.

События последних дней Атлантиды и Смутного времени на Руси оказываются тесно переплетены одной тайной. И советник Императора Атлантов, властолюбивый Картакг, и тысячелетия спустя лихой атаман Роман Окаянный – оба берут на себя грех убийства десятков невинных людей, чтобы завладеть амулетом, который приносит своему обладателю власть и богатство. Но они, непосвященные, не знают, что такие сокровища сами выбирают себе судьбу, ломая жизни людей и народов, изменяя лики времени.

Разбросанные в пространстве и времени нити развития космических цивилизаций на миг пересеклась, сделав землянина Никиту Сомова последним госпитальером – обладателем магического талисмана, оставленного обитателями планеты Интейра. Но поистине ничто во Вселенной не происходит случайно. Именно Сомову суждено использовать дарованное ему сокровище на благо всему обитаемому Космосу. Никита не мог и предположить, что благодаря своему приобретению из начальника космического госпиталя превратится в дичь, за которой начнут охотиться колдуны черных культов и представители враждебных спецслужб. Сомову предстоит пройти через сражения на Земле и в Космосе, чтобы разгадать тайну талисмана.

ИЛЬЯ СТАЛЬНОВ

СТРАННАЯ ВСЯЧИНА

Отец народов в свое время сказал великую фразу о людях-винтиках большой машины. Как ни крути, а тут он был привычно прозорлив. Великий поэтический и философский смысл этого определения был истерт в последние времена беспомощными шутками и глупыми осуждениями.

Действительно, если присмотреться хотя бы к нашему обществу повнимательнее, то напрашивается именно такая ассоциация. Раньше была отлаженная, четко работающая машина с прилаженными винтиками, пружинами и коленвалами. Все что-то строили, ковали, осваивали, покоряли, сажали, сидели, выходили, руководили. Все бодро двигались в своих пазах и желобках. Постепенно машина ржавела. Давала сбои. Подвергалась реконструкции. И сегодня рэкетиры и политиканы, бомжи и менеджеры, глупцы и умники, трепачи и душевнобольные, самонадеянно твердя о свободе, сами не понимают, что являются опять-таки теми же раз и навсегда установленными на свое место деталями машины, только вот нынешняя машина ни к чертям не годится и способна больше на пыхтение и гарь, чем на полезную работу, а тут еще и смазку разворовали, и солярку налево продали.

На самом отшибе миров, в глуши, в рукаве переферийной Галактики, на окраине большого мегаполиса происходило то, что можно было определить как дискуссию. Обсуждались итоги эксперимента, длившегося несколько месяцев.

Место и время для дискуссии было не слишком подходящим. Двое ученых, немножко обалдевшие от своих полезных занятий, решили прогуляться по лесу. Точнее, решил Лаврушин, обожавший лесные прогулки, и уговорил Степана, таковые прогулки ненавидевшего.

Гравилет завис на высоте семьсот тридцать пять метров над бескрайним бетонным плато. Еще на орбите космонавтов насторожил цвет планеты – не какойнибудь голубой, как у Земли, не угрожающе-красный, подобно Марсу, не фиолетовый, как у Маконы, а хмуро-серый, асфальтовый, с голубыми вкраплениями морей и немногочисленными зелеными пятнами лесов. Возникло подозрение, не царствует ли здесь цивилизация «суицид-технотиков». Из тех цивилизаций, которые бесконтрольно развивают технологии и наращивают производственные мощности, пока не перейдут порог, за которым самоуничтожение и забвение.

«Последний день референдума! – бодро вещал с телеэкрана моложавый жизнерадостный диктор. – Такого еще не знала история! Казус, кото…» Главврач с неожиданной поспешностью вдавил кнопку на пульте, и экран стереовизора померк.

– Итак, Сомус, вы возвращаетесь в большой мир, – начал он своим бархатным голосом, в котором сейчас почему-то чувствовалось некоторое смущение. – Надеюсь, отныне вы станете полноценным членом общества.

– О да, конечно!

Незванный гость был настолько увлечен своим занятием, что даже не повернул голову, когда Лаврушин зашел в лабораторию. Собственно говоря, Лаврушин и не собирался возвращаться сюда, но, проехав пару остановок на автобусе, вспомнил, что забыл в столе ключи от квартиры. И вот что он застает!

Тщедушный, в брюках-клеш и замызганной тельняшке ханыга сосредоточенно изничтожал солнечный трансформатор, над которым Лаврушин и его ребята работали год. Приходилось пробиваться через бюрократические преграды, правдами и неправдами пробивать тему, выгрызать финансирование, перетягивая на себя и так лоскустное, полное дыр бюджетное одеяло, а еще, демонстрируя чудеса дипломатии и изворотливости, добывать оборудование и дефицитнейшие детали. Да-да, те самые детали, которые незнакомый вандал с трехдневной щетиной на щеках крошил и разламывал на мелкие части – методично, без всякой жалости. Возникло ощущение, что в комнате взорвалась тротиловая шашка. Пол был усеян лампами, транзисторами, осколками вакуумных трубок. Восстановлению трансформатор не подлежал.

Степан зашел в поросший деревьями дворик. Лаврушина он увидел сразу.

Завлабораторией уже два дня не отзывался на телефонные звонки, не обращал внимания на стук в дверь. Официально он уже неделю числился больным, на что имел «отмазный» лист – проштемпелеваный, выписанный по всем правилам больничный, во всяком случае по телефону он говорил, что дело обстоит именно так Надо же случиться – именно в это время директор собрался в срочную командировку, и не куда-нибудь в филиал в Орловской губернии, а в Данию. Тамошние ученые что-то твердили насчет новых времен, перестройки, о «милом Горби», а потому предлагали русским объединить усилия и грызть вместе гранит науки. Лучшего консультанта и сопровождающего, чем Лаврушин, директору не найти. Завлаб должен появиться в институте и цепляться изо всех сил в представившуюся возможность. Загранкомандировка – предел мечтаний советского человека. Чтобы упустить такую возможность, надо быть дураком. А упустить ее можно было просто – вокруг директора уже вились, нашептывали, науськивали, умасливали желающие поглядеть на копенгагенскую вольницу.

Барбос был небольшой потомственной дворнягой огненно-рыжего цвета. Если у него и имелись чистокровные предки, то это было в такой седой древности, что теперь невозможно даже предположить, к какому роду-племени они принадлежали. Его папашу увезла страшная серая машина. Мамаша, легкомысленная и гулящая, тоже недолго досаждала ему своим присутствием. Так что он еще малым щенком остался один-одинешенек и в полной мере испил горькую чашу, которая называется борьбой за существование.

Пилот космического истребителя Серг Кронгбергшен – один из лучших воинов планеты. Однако его командир подозревает, что Серг, являясь клоном другой расы, ведет двойную игру. Возможно, именно он – козырная карта всемогущих Демонов космоса!

Двое московских ученых прорубают проход в космос, а потом и в альтернативную реальность, где реализованы самые невероятные мечты и кошмары. И не знают,что там их уже ждут.