Скачать все книги автора Игорь Толоконников

Игорь Толоконников

АРИСТОКРАТИЯ ДУХА

Девица хоть и с хрипотцой, но сладко запела, картавя, что-то малопонятное, но, судя по женским лицам в партере, очень соблазнительное:

- Герлэн, Шанель номер пять, Мицуко, Нарсис Нуар...

М.Булгаков "Мастер и Маргарита".

Открывая в 1828 году на парижской улице Риволи небольшой парфюмерный магазин, молодой ученый-химик Пьер-Франсуа-Паскаль Герлен был далек от мысли, что уже через четверть века легкомысленное, как могло показаться многим, увлечение составлением ароматических композиций приведет его прямиком в личные парфюмеры первых королевских династий Европы. А пока крохотная фабрика на углу авеню Клебер и площади Звезды, в глухом по тем временам парижском предместье, производит первые цветочные одеколоны Герлена - "Senteurs des Champs" ("Полевые Тропинки") и "Esprit de Fleurs" ("Цветочный Аромат"), которые становятся весьма популярными. Вскоре туалетную воду у Герлена заказывает сам Оноре де Бальзак. Вслед за ним разработать особый ароматизатор для одного из своих изданий парфюмеру поручает модный журнал "Сильфида", а в каталоге фирмы появляются и первые косметические средства для ухода за кожей лица.

Игорь Толоконников

ЧУВСТВ ИЗНЕЖЕННЫХ ОТРАДА...

Тонкий запах розы противоречил убожеству.

Жажда роскоши овладела Тави; опрокинув на

платок из флакона каплю духов, вдохнула она

аромат их с видом относительного

удовлетворения и положила платок рядом на

стол.

А.Грин "Блистающий Мир".

В одном из социологических исследований, проведенных французским научным центром "FACES" среди жительниц ряда европейских стран, ученые всерьез поинтересовались, что бы те взяли с собою, предложи им полет в космос? Подавляющее большинство респонденток из Германии, Великобритании и Франции непременно захватили бы флакон любимых духов, как самое живое напоминание о близких и любимых людях, как отзвук самых значительных и дорогих сердцу событиях жизни.

Игорь Толоконников

ПРАЗДНИК, ЧТО ВСЕГДА С ТОБОЙ.

"... по самым правильным на всей земле часам".

Из песни.

"Да... Все идет, все течет..." - философски заметил в "Покровских воротах" Аркадий Велюров. А между тем, даже в самом бурном потоке всегда найдется своя тихая заводь. Именно тихую заводь последние две сотни лет напоминает положение дел в столь тонкой и деликатной сфере человеческой деятельности, как изготовление часов. И не то, чтобы область изящной механики вообще не переживала никакого развития, но сколько-нибудь достойной замены изобретениям величайшего часового мастера "всех времен и народов" Авраама-Луи Бреге не найдено до сих пор, а между тем некоторые из них, взять хотя бы устройство автоматического подзавода или противоударный механизм, были сделаны еще задолго до Великой французской революции. Установка же в часы такого виртуозного изобретения мастера, как "tourbillon", крохотного и буквально на вес золота приспособления, позволяющего часам одинаково точно отсчитывать время в любом положении относительно поверхности земли, до сих пор остается привилегией лишь немногих отчаянно искусных механиков. К слову сказать, даже первый браслет с часами, изготовленный в 1810 году для неаполитанской королевы и ставший прародителем современных наручных часов, был одной из многочисленных находок неистощимого на выдумки мастера, чье 250-летие было отмечено в январе 1996 года.

Послушай, что я тебе скажу, парень: между нами и роботами лишь одно принципиальное различие, все остальное просто кабинетная философия, — мы, люди, способны на ложь, а они — нет.

Вот идем мы однажды в свободном подпространстве (сам знаешь, по бакенам не всегда пойдешь) и напарываемся полным ходом на коллапсар — от перегрузок в глазах рябит, звездолет кидает из стороны в сторону, словно мяч, выдираемся на пределе, просто чудом, — и — в новый переплет: прямо под Ф-звезду. Экраны временно ослепли, топлива в обрез, радиозащита постепенно сдает, и штурман, бедняга, за несуществующее сердце — где он жест этот перенял?! — хватается, доконал его коллапсар, а ведь десятки тысяч парсеков вместе, чуть ли не вся Галактика, и до этого идиотского рейса — ни одного сбоя; торопимся, спешим, а киберпост на одной из планет еще масла в огонь подливает, инструкцию цитирует: параграф 5/3а, уложение такое-то, — дисквалифицировать, демонтировать! В эти секунды я решился (и знал, что поступаю нехорошо, но жаль штурмана, не заслужил он демонтажа, я сам просрочил его списание, уж очень замечалась в нем прямо-таки человеческая самостоятельность — лучший из всех моих робот-штурманов!), вкручиваю тому киберу, что мы вне зоны и что пусть дает проводку, и вообще — чего он развещался на всю систему, если я не я, а сезонный техник? Эта мехбанка тут же заткнулась, выдала на навигатор координатную сетку, и я спикировал на посадочный пятачок, а там продублировал для верности на установках станции курс (он совпал, между прочим, до десятитысячных), отрегулировал ситуацию для кибера и на третьей звездной дунул на базу, где штурмана определили в диспетчерскую службу — это, конечно, не идет ни в какое сравнение со службой космоса, но возможность работать дальше я ему обеспечил: ведь он тоже робот и тоже поверил во все то, что я киберу ввинчивал, пусть даже при встречах у меня и возникают сомнения — слишком хорошо я его знал — так я же человек, а не робот, и это у нас в крови — и лгать, и сомневаться…