Скачать все книги автора Игорь Михаилович Бер

После автокатастрофы, которая заканчивается трагической гибелью жены и дочери, Кевин Нолан пробуждается в неизвестном ему Мире. В Мире, где живут настоящие колдуны и ведьмы. В Мире, где правят безжалостные диктаторы, устраивающие кровавые ярмарки во славу своего величия. В Мире, где преступников и преступниц клеймят печатями "сломанного меча и розы" В Мире, в котором главным божеством является неисчерпаемый источник энергии под названием "Океан Надежд". Именно Океан — Великий и Всемогущий — способен исполнить любое желание нуждающегося, нужно только найти к Нему дорогу. Кевин Нолан — один из тех, кто способен ее отыскать и этим даром желают воспользоваться многие, включая тех, кто однажды уже побывал у берегов Океана, и был проклят Им на вечные мучения…

Phoenix — Dare

1

Ночью небо обволокло серыми низкими тучами, и изредка раздавались глухие звуки грома. Дождь заморосил ближе к утру, от чего восхода солнца в этот день никто так и не увидел. Первые капли, падающие с хмурых небес, превращали твердую землю в жидкую грязевую кашу, в которой спустя полчаса после начала дождя начали отпечатываться следы тяжелых мужских сапог.

Дождь считался плохой приметой, если он совпадал с проведением ритуала погребения. Об этом знали все, но предпочитали молчать и отводить друг от друга неловкие взгляды. Лица собравшихся были печальными и мрачными. Так происходит всегда с теми, кто пришел проводить в последний путь умершего, но в этот раз всему виной был только дождь, а не обстоятельства, которые заставили людей собраться вместе. Неожиданно, из тревожного молчания, которому сопутствовали лишь шлепки десятков ног по грязевой жиже, да скрип деревянных колес, раздался чей-то голос:

Through a Crimson Sky — Q-Factory

1

Все кто знали кареглазого блондина Томаса Уолкера, отзывались о нем исключительно в положительном ключе. Он был молод, красив, обаятелен, способный поднять настроение даже старику, находящемуся на смертном одре. В его карманах редко водились монеты, но без сытного обеда и хорошего виски он никогда не оставался. Любая компания хотела видеть его за своим столом, любая женщина хотела затащить его в свою постель, любой ремесленник желал заполучить его в ряды своих работником, так как работал он за двоих, при этом, просил скромную оплату. Он уверенно брался за дело, стоило ему хоть раз понаблюдать за работой кузнеца, торговца или пахаря, и зачастую конечный результат превосходил любые ожидания. Он мог бы стать великим человеком, вокруг которого бы стали выстраивать новые поселения, а затем гляди и губернии, он мог бы стать губернатором этих новых поселений: мудрым, рассудительным и в меру строгим, — но Томасу никогда не хватало усидчивости. Его манила дорога, которая без конца скрывалась за горизонтом, обещая ему, что где-то там, — в местах, которые его глаза не могли разглядеть, — его ждало истинное счастье и смысл жизни. Там, — а не здесь — была его судьба, которая все еще не открылась ему по-настоящему, не поведав всех тайн.

Дима остался сиротой в десять лет. Сложное испытание для мальчишки, который до этого жил в образцовой семье. Родители были далеко не богатыми людьми, при этом сам мальчик не испытывал нужды в еде, тепле и любви. Сергей Степин хоть и работал в преуспевающей фирме, занимал в ней должность менеджера среднего звена, потому чаще ехал на работу в общественном транспорте и изредка на старой «девятке», которая выходила из строя в самый неподходящий момент. Елена Степина была воспитательницей в государственном детском саду, в котором зарплату выплачивали с вечными опозданиями. Их квартира, построенная в семидесятые годы прошлого столетия, с момента приватизации в девяностых, ни разу не подвергалась ремонту. Мать Димки мечтала о капитальном — не косметическом — ремонте на кухне и в ванной комнате, где из-за сырости стены вечно покрывались черной плесенью. Но мечты так и остались мечтами. Степины как могли, откладывали с каждой зарплаты по тысячу рублей для ремонтных работ, но трагедия перечеркнула все их планы.

Осень 1997 года.

Дождь, ливший всё утро, пошёл на убыль лишь с началом сумерек. Весь день он падал неторопливо на землю, принося с собою холод. Но он было всего лишь предвестником ожидаемых в погоде перемен. Ну а пока листва ещё хранила свой первоначальный живой зеленый цвет, а трава мягко поддавалась под ногами, не производя сухого шуршания — звука столь привычного для осенней поры. После заката тучи все еще нависали над близлежащими провинциальными городками Небраски, вода из них уже не лила, но словно хотели ещё задержаться и напомнить людям о приближающиеся осени. Не календарной, а самой настоящей холодной осени.