Скачать все книги автора Герберт Вернер Франке

Герберт Франке

Клеопатра III *

Пер. Е. Факторовича

- Не заглянешь ли ненадолго ко мне в лабораторию? - спросил старик.

Клеопатра лежала, вытянувшись на камине. С укоризной заморгала: "Ты меня разбудил!"

Старик устало опустился в плетеное бамбуковое кресло-качалку и посмотрел на Клеопатру - крупную желтоглазую кошку с шелковистой серой шерсткой.

- Мы не работали целую неделю, - сказал он.

- Мне не хочется, - ответила Клеопатра. - Ни вот столечко! - Она поднялась, зевнула, выгнула спину. - Выпусти меня, я пойду проверю, не завелись ли в сарае мыши.

Герберт Франке

Контроль над мыслями *

Пер. Ю. Новикова

Дуэль между человеком и машиной: машина точна, безошибочна, неумолима; человек же, напротив, не всегда наделен четкостью мышления, но, возможно, именно в этом его сила.

Бена сторожил автомат. Два механических захвата в виде клещей возвышались в его стеклянной клетке. Кроме них в помещении ничего не было.

Бен размышлял, как ему выбраться отсюда. Они оставили ему только то, что было у него на теле, - одежду. Все остальное лежало по ту сторону клетки в большом ангаре. В том числе и летающая платформа, на которой он прибыл. Эти несколько метров до нее необходимо как-то преодолеть!

Герберт Франке

Координаторша

Чем это было вызвано? Предчуйствием или всего лишь ее сверхвпечатлительностью? Во всяком случае, когда на видеоэкране появилось удлиненное лицо Эстер, ПиаКатарина ощутила дыхание близящейся беды.

- Мы намерены начать проверку,-сказала Эстер,-желаешь присутствовать? Или можно начинать?

- О нет! - ответила Пиа-Катарина. - Ты ведь знаешь, меня это не интересует. Разве... - она замялась, -... речь идет о чем-то особенном? Лицо Эстер на экране никаких эмоций не выражало. - Я подумала только... Раз дело касается Регины... Или ты запамятовала?

Герберт Франке

Мутация

Доктор Керри отодвинул папку в сторону и откинулся на спинку кресла. Его рабочий стол стоял прямо перед стеной из прозрачного стекла с фиолетовым отливом, сквозь которую он мог обозревать открывающиеся дали: слева-узор из прямоугольников каких-то строений, желтых, серых и серебристых, права пятна кустарника, песчаника, пожухлой травы, там и сям полоса протоптанной земли- и не то дорожка, не то место собраний; между зданиями и этой территорией решетка, матово-мерцающая, с виду безобидная, но заграждение это уходило в небесную дымку. Шеф-генетик вздохнул. Эта картина постоянно напоминала ему о том, что он должен делать; заниматься анализом, оценкой, экспертизой и отбором. Задачу эту пока нельзя было перепоручать машинам, и никто лучше Керри не знал почему: методика еще не отработана, нет масштабов для оценки, потому что критерий для отбора или даже принятия санкций трудно формализовать. Что считать нормой, а что вырождением? Что назвать здоровьем, а что болезнью? Из видеофона послышался треск. Первый канал, внутренняя система. Нажатием кнопки Керри наклонил кресло вперед и, усаживаясь поудобнее, щелкнул клавишей. На экране появилось лицо доктора Манковски, его ассистента. - В чем дело?

Герберт Франке

Огненные змеи *

Пер. Р. Рыбкина

Кай привел алмазный бур в действие. Вибрация ощущалась сквозь скафандр и проникала тихим жужжаньем в уши.

- Сколько у тебя уйдет времени? - спросил Бен.

- Стенка из иридия, - ответил Кай. - Он не очень твердый. Минут десять, я думаю.

Бен беспокойно огляделся вокруг. Они находились сейчас снаружи космической станции на теневой, противоположной двойному солнцу стороне, однако здесь гладкую, слегка изогнутую поверхность корпуса освещал мягкий свет планеты. Станция мчалась по своей орбите с огромной скоростью, и Бену от этого казалось, что звезды движутся. Прежде чем скрыться за другой стороной планеты, звезды начинали мерцать и наконец расплывались, превращаясь в рефлексные полоски, эффект плотной водородной атмосферы.

Герберт Франке

Паразит поневоле *

Пер. А. Холмской

Рут снова нарушила запрет жителей Сириуса. Она сорвала растение. Рут не только вырвала с корнем куст с глазастыми цветами-зонтиками, но и принесла его в дом. Более того, она не только принесла в дом удивительный куст, но и поставила его в комнате в вазе. В этой комнате она легла спать.

Когда Кумулус очнулся - он всегда впадал в шок от

* Пер. изд.: Franke G. W. Der Schmarotzer: Der grime Komet. Wilhelm Goldmann Verlag, Munchen, 19Si.

Герберт Франке

Подчинение *

Пер. Ю. Новикова

Несмотря на нелепый вид, который придавали ему баллонные шины, "роувер" на удивление быстро двигался по пологим, поросшим мхом холмам. Передний грузовой люк был открыт, и сеть, закрепленная на двух

* Пер. изд.: Franke G. W. Unterwerfung: Zarathustra kehrt zuriick. Suhrkamp Verlag. Frankfurt/Main, 1977. c Suhrkamp Verlag, Frankfurt/Main, 1977.

стойках, раздувалась подобно парусу. Телекамеры, ати роговидные выросты по бокам кузова, крупным планом передавали на мониторы изображение. Сгрудившись у окна, за которым помещались приборы, мы следили за маневром.

Герберт Франке

Проект "Время" *

Пер. Ю. Новикова

Они сидели в креслах из тонких стальных труб - кто неподвижно, затаив дыхание, кто ерзал от волнения...

Подземный научный центр был полон, ни одного свободного места. Одни следили за происходящим на небольших мониторах на пультах, другие - таких было большинство - не сводили глаз с выпуклого экрана, занимавшего всю переднюю стену.

Картина на экране была самая безобидная: сколоченная из дерева веранда, на заднем плане - крытые соломой хижины, ограждение крааля. В тени выступающей далеко вперед крыши стояла колыбель, в ней лежал запеленутый в голубую материю младенец. Крупный план: ребенок открыл умные, темные глаза, время от времени он кривил губки и показывал язык, сжимал маленькие кулачки и, играясь, рассекал ими пустоту...

Герберт Франке

ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ

Пер. с нем. В. Полуэктова

В потоке времени человек различает прошлое, настоящее и будущее. Это отличает время от пространства, все точки которого находятся только в настоящем. Современная' физика связала время и пространство. Описываемые этой наукой процессы происходят в пространственно-временном континууме, в котором нет никакого выделенного настоящего. Все, что было, есть и будет существует одновременно...

Мгновения, когда сознание пробуждается на чужой планете, всегда волнуют. Словно по мановению волшебной палочки на тебя накатывается одна картина за другой, ты различаешь все новые и новые детали. Иногда они приходят мягко, волнообразно, а иногда — резко, вспышками. И все это связывается щекочущим нервы ожиданием невообразимого: то ли чего-то необъятного, что не в силах объяснить человеческий мозг, то ли чего-то смертельно опасного.

Ал очнулся на чужой планете первым, С чувством удовлетворения, к которому примешивался легкий налет разочарования, он признался себе, что никаких неприятных ощущений не испытывает. Ни изнуряющей жары, ни электрических разрядов, ни обнюхивающих тебя динозавров. Ничего угрожающего. Окончательно успокоившись, он огляделся вокруг. Двигаться приходилось осторожно, он ощущал ломоту в суставах, как и после всякого длительного перелета. Когда он поворачивался, покалывало в мускулах. Что-то продолжало еще давить на мозг. Но с каждым новым глотком воздуха Ал все больше раскрепощался, в движениях опять появилась легкость. Расстегнув ворот желтой рубахи, он жадно втягивал в себя воздух. «Подходящее здесь место, — подумал он. — Дон не ошибся с выбором».

Солнечные лучи, проникавшие сквозь стеклянную стену, время от времени нагревали воздух выше установленного предела, и тогда с тихим щелчком включалась система охлаждения. Свежее дуновение ветерка проносилось по стеклу, на мгновенье оставляя на нем молочно-белую пленку из мельчайших водяных капелек.

Мортимер Кросс оторвал взгляд от серебристой вершины и от синевы вечных снегов, оплывающих в уже зарождающейся дымке. Он чуть откатил свое мягкое кресло-лежак от прозрачной обзорной панели; повинуясь нажатию кнопки, спинка поднялась на ширину ладони и защелкнулась. Мортимер с удовлетворением ощутил, как плотно прижались к его плечам обтянутые кожей и пенорезиной подлокотники, так что теперь на его отвыкшей от всевозможных травм коже не останется без образных следов от углов и кантов.

Произведение входит в сборник «Компьютер по имени Джо». В сборнике представлены повести и рассказы зарубежных писателей, объединённые темой «Человек и машина».

Первый на русском языке сборник научно-фантастических произведений немецкого писателя Герберта Франке.

Составитель Ю. С. Новиков, предисловие Эдварда Араб-оглы, послесловие Евгения Брандиса.

На исследовательской станции внутри пылевого облака их только двое: Эд и Джо. Джо — киборг, и он беспокоится за Эда, а Эд постоянно думает о своей невесте Лори, которая сейчас очень далеко.

fantlab.ru © Ank

На пятнадцать лет после государственного переворота, в результате которого к власти в США пришли религиозные реформаторы, Америка отгородилась от остального мира стеной молчания. И вот Соединенные Республики Америки приглашают все страны мира к культурному обмену. Делегатам из Европы руководством их стран даны четкие инструкции узнать, что же так изменило американское общество, чему учит новая религия Папы Джо?

fantlab.ru © pitiriman

В четвертый том («Оружие забвения») первого пятитомного блока Антологии мировой фантастики включены произведения немецких писателей: роман Герберта В.Франке «Клетка для орхидей» и три романа-боевика Кларка Дарлтона «Планета Леркс-3», «Воинствующая Андромеда» и «Оружие забвения» (третий боевик написан Дарлтоном совместно с К.Е.Шеером).

Оформление блока рассчитано на то, что при размещении составляющих его книг в определенном порядке (слева направо: «Оружие-мутант», «Течение Алкиона», «Космический беглец», «Оружие забвения» и «Стрела Аримана») их корешки составят один общий рисунок, представляющий собой символ этого блока.