Скачать все книги автора Генри Слезар

Атомная война случилась, но западная цивилизация все же уцелела. Как будут жить рядовые обыватели в послевоенном мире?

О. Лесли

СОЗДАТЕЛИ

Перевод с англ. С. Ирбисова, В. Беликовича

Эта история относится к типу "что было бы, если..." Мы знаем, что скорость света равна тремстам тысячам километров в секунду - теоретически ни одно материальное тело не может двигаться быстрее скорости света. Но что произойдет, если космический корабль достигнет этой скорости? Что произойдет тогда, ведь пространственно-временной континуум сбалансирован относительно скорости света.

Роберт Силверберг. Смерть труса.

Пер. – А. Кон.

Robert Silverberg (as Ivar Jorgensen).

Coward's Death (1956). – _

– Ну-ка, повтори еще раз это слово!

Дэйв Лоуэлл улыбнулся и поправил спадавшие на лоб волосы.

– Развоплощение, – произнес он. – Я понимаю, это звучит странно, даже нелепо, но просто не знаю, как иначе описать всю эту чертовщину.

Барретт Маркс промолчал и продолжал сидеть, закинув ногу на ногу, в гостиной Дэйва, и потягивать из своего фужера ледяное виски. Несмотря на тепло и домашний уют, он асе равно остро ощущал ни на миг не прекращающуюся холодную напряженность в своем отношении к Дэйву. Он все разглядывал на донышке фужера отражение спокойного, уверенного в себе лица Дэйва и никак не мог до конца уяснить, почему один вид его все еще продолжает возбуждать едкое беспокойство в его желудке. Прошло десять лет с тех пор, как он в последний раз встречался с ним, вместе работали после окончания колледжа. Однако сейчас он сразу ощутил, насколько легко оказалось разворошить теплившийся в глубине его души прежний огонь среди тлевших углей прошлого.

Генри Слизар

День экзамена

В семье Джорданов никогда не заговаривали об экзамене до того самого дня, когда их сыну Дики исполнилось двенадцать лет. Именно в день его рождения миссис Джордан впервые упомянула об экзамене в присутствии сына, и ее тревожный тон вызвал раздражение отца семейства.

- Забудь об этом! - резко сказал он жене. - Дики выдержит этот экзамен.

Они сидели за завтраком, и мальчик с любопытством поднял голову от тарелки. Дики был подростком с настороженным взглядом, прямыми светлыми волосами и быстрыми нервными движениями. Он не разобрался, чем была вызвана неожиданная размолвка, но точно знал, что сегодня день его рождения, и ему прежде всего хотелось согласия в доме. Где-то там, в небольшом чулане, лежали перевязанные лентами пакеты с подарками, которые только того и ждали, чтобы их распаковали, а в крохотной кухне в подвешенной на стене печи с автоматическим управлением в этот момент готовилось что-то сладкое. Ему хотелось, чтобы день рождения был счастливым, а потому влага в глазах матери и хмурый отцовский взгляд не соответствовали настроению трепетного ожидания, с которым он приветствовал утро.

ГЕНРИ СЛЕЗАР,

американский писатель

День казни

Рассказ

Перевел с английского НИКОЛАЙ КОЛПАКОВ

Когда старшина присяжных поднялся и зачитал вердикт, прокурор Уоррен Селвей, выступавший в качестве обвинителя, выслушал слова "Да, виновен" так, словно в них перечислялись его личные заслуги. В мрачном голосе старшины ему слышался не обвинительный приговор заключенному, который извивался, словно горящая спичка, на скамье подсудимых, а дань его прокурорскому красноречию.

Генри СЛИЗАР

ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР

- Майк, - спросил молодой человек в дешевом костюме, с двойным скотчем в руке и тоской в глазах, - ты веришь в предсказателей?

- Меня зовут Арнольд, - ответил бармен.

- У меня в голове все спуталось. Брожу уже несколько часов. А ты похож на Майка. Так, что скажешь?

- Верю ли я в предсказателей? В то, что болтают цыгане?

- Нет, - задумчиво произнес молодой человек. - Тот был не цыган. Работал в закусочной, что напротив городского совета. Низенький такой, лицом похож на тунца. Я его встретил в бюро по выдаче брачных лицензий. Тогда я решил, что он шутит, но теперь-то знаю, Майк, что коротышка далеко не шутник.

Генри Слизар

Кандидат

Перевод с англ. А.Азарова

"О достоинствах человека можно судить по калибру его врагов" - Бертон Гранцер прочел эту фразу в книжке карманного формата, купленной в газетном киоске, а затем, опустив книгу на колени, задумчиво уставился в темное окно пригородного поезда. Тьма серебрила стекло, и ему оставалось смотреть только на свое отражение, что как раз совпадало с течением его мыслей. Сколько людей ненавидели это лицо, эти глаза, близоруко щурившиеся из-за тщеславного нежелания носить очки, этот нос, который он втайне считал аристократическим, рот, мягкий в моменты спокойствия и жесткий, когда он улыбался, выступал на совещаниях или хмурился! Сколько у него врагов? Гранцер задумался. Кое-кого он мог бы назвать, о других только догадывался. Однако их калибр - вот что важно. Такой, как Уитмэн Хейс, например, был противником самой высокой пробы. Гранцеру было тридцать четыре года; Хейс со своими седыми волосами, которые символизировали опытность, был вдвое старше. Таким врагом можно только гордиться. Хейс досконально знал бизнес по производству и продаже продуктов питания: шесть лет он занимался оптовой торговлей, десять лет работал биржевым маклером, двадцать лет прослужил в компании, пока хозяин не выдвинул его на руководящую должность и не сделал своей правой рукой. Положить Хейса на лопатки было нелегко, вот почему маленькие, но все увеличивающиеся победы Гранцера становились такими сладкими. Он поздравлял себя с тем, что, искажая достоинства Хейса, превращал их в недостатки, а длительный стаж работы сводил к эквиваленту старческой немощи и бесполезности; на совещаниях он поднимал вопросы строительства новых универсамов, обращал внимание на перемещение людей в пригороды, показывая хозяину, что времена меняются, что старое умерло и что в торговле нужна новая тактика, которую мог разработать только молодой работник...

Генри Слизар

ЛЕКАРСТВО

Перевела с английского Н. Кузнецова

- Не обманывайте меня, доктор, бога ради! Не надо больше лжи! Уже год, как я живу с этой ложью, я устала от нее...

Не отвечая, доктор Бернштейн прикрыл белую дверь, милосердно скрывшую от их глаз что-то покрытое простынями, возвышавшееся на больничной койке. Затем, взяв молодую женщину под руку, он повел ее по коридору.

- Да, вы правы, он при смерти,- проговорил Бернштейн.- И мы никогда не обманывали вас, миссис Хиллс. Всегда говорили вам чистую правду. Просто я полагал, что вы уже как-то смирились с этим.

Генри Слизар

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Перевод с английского Л.Брехмана

ДОКТОР

Чиновник службы трудоустройства, обычно умевший сохранять профессиональное спокойствие, воскликнул с совсем непрофессиональным отчаянием

- Но ведь должна же для вас найтись какая-нибудь работа, доктор! С вашим-то преподавательским стажем. После войны потребность в учителях повысилась в тысячи раз...

Д-р Мейгэн откинулся в кресле и тяжело вздохнул.

Когда Ральф громко хлопнул дверью, Рут вздрогнула, как от удара. Стена раздражения и непонимания между ними начала расти давно. Они оба понимали это, но ничего не могли сделать. Женаты они были уже десять лет, временами, как и все, ссорились, но раньше всегда быстро мирились. Сегодня же, перед уходом на работу, Ральф холодно поцеловал ее на прощание и громко хлопнул дверью.

Тяжело вздохнув, Рут вернулась в гостиную. Достала из открытой пачки, лежащей на телевизоре, сигарету, закурила и поморщилась. У сигареты был горький привкус. Она погасила ее в пепельнице и отправилась на кухню. Налила вторую чашку кофе и села ждать.

Горвалд продолжал с силой давить на педаль газа даже после того, как услышал у себя за спиной требовательное завывание сирены. Он не надеялся оторваться от беловато-серой патрульной машины, но нога не подчинялась ему. И еще до того, как Горвалд ослабил давление и сбросил скорость, джип дорожной полиции ткнулся ему в задний бампер.

Горвалд сидел, глядя прямо перед собой, слушая, как скрипит гравий проселочной дороги под подошвами тяжелых ботинок и не поворачивал головы, пока автоинспектор не сказал: -Что-то вы не торопились останавливаться, мистер. Не слышали моей сирены?

Семь ужасных лет длилась война, и вот она кончилась. Сегодня должен состояться парад победы. Женщины принялись прихорашиваться в ожидании своих мужчин.

Супружеская пара переехала в пригород. Муж захотел завести большую собаку, чтобы не отличаться от всех соседей. Но у жены обнаружилась кинофобия — болезненный страх собак. Супруги обратились к психоаналитику, практикующему гипноз…

Капитан полиции Дон Флеммер любил цветы. И любил женщину, которая любила цветы, — миссис Маквей…

Всё, решил Сэм, он прекращает волноваться. Пусть у Кроули и остальных голова болит за компанию до конца недели; он поедет в спортивный магазин, купит самый большой винчестер и отправится развеяться на охоту.

Миссис Рут Моуди не может справиться со своей клептоманией. Из-за этого у нее неприятности, но иногда наоборот…