Скачать все книги автора Евгений Торопов

Евгений Торопов, Игорь Куншенко

Параллельные кривые пересекаются непредсказуемо

1. "Дорогой Читатель! Если ты читаешь сейчас эти строки, значит ты все еще существуешь:"

Иммануил оторвался от листка бумаги и вставил ручку в зубы.

Почему "дорогой"? - задумался он, медленно отгрызая зад у колпачка. Значит где-то должна быть выставлена его продажная цена в рублях? Вру-БляХ.

Из наушников в уши лилась хитовая рок-песенка и Иммануил даже стал ей подпевать:

Евгений Торопов

Через миллиард лет после конца света

Mens sana in corpore

Sano bonum magnum est.*

Терминатор убирался все дальше в море и скоро солнечная колесница прочно утвердилась на своей проторенной дороге, благоволя просыпающемуся городку. Освеженные сном люди с удивлением, восторгом, благоговением, страхом замечали, что среди множества рыбацких лодчонок в порту у пирса высится устрашающая трирема с собранными парусами. И ладно, что граждане были привычны к непонятному, но все-таки корабль был артефактом значительных размеров, не то что выкапываемые из земли железные предметы или пластмассовые обломки. И корабль был нежданным, как пришествие господа бога.

Евгений Торопов

Хватит ли на всех пирацетама?

И я не знаю каков процент

Сумасшедших на данный час

Но если верить глазам и ушам

Больше в несколько раз

Виктор Цой "Муравейник"

Самая первая глава

...Никогда, никогда не ешьте пряных трубочек!

А вы их поди и не пробовали не разу в жизни? И даже не знаете что это за фрукт такой? Зря! Уж раз-то вкусить сей диковинный плод кулинарного искусства решительно необходимо, иначе завистливый червячок не угомонится: "А отведал ли ты то заморское блюдо, о котором так много пекутся в самом начале?"

Евгений Торопов

Игра до полного поражения

Легионеры утомились, самое время было устроить привал. Становилось знойно, мягкое солнце подбиралось к зениту.

- Ух ты! - воскликнул Архилох. - Какая густая тень у этого платана, распрямившего крылья навстречу небу.

- Расслабляйся, ребята, - кивнул стратег Перикл и все облегченно вздохнули, все порядком подустали. Серые шершавые камни склона, торчавшие из-под отзеленевшей короткой травы накололи босые ноги.

Евгений Торопов

Киберужас

(футуристическая зарисовка)

Когда Петр засыпал, ему снились чудовищные сны о беспробудно диком прошлом его родины.

Во снах Петр представал то как полунищий гражданин страны, с которого милое государство сдирает непомерно высокие налоги; то на родненьком заводе до полугода не выдают зарплату; а то вдруг представлялось, попал он в "горячую точку" планеты - в неизвестную доселе страну защищать никому неизвестное правительство против жестокой оппозиции под грифом: "пушечное мясо". Во сне он подрывался на минах и прах тысяч кусочков его тела горько оплакивали многочисленные родственники и мал мала меньше горемычные дети.

Евгений ТОРОПОВ

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

И который раз, смеясь и плача,

Вновь живут!

День как день; ведь решена задача:

Все умрут!

поэт Александр Блок

Пролог

Июль ..40 г., Такла-Макан

Кровавое солнце лениво освещало холодное высокогорное плато. Бегали люди, срывали голоса, сбивали обувь об острые камни.

- Семен, заходи с той стороны! Скорее, он уже вылезает!..

- Будет уходить, стреляйте без промедления!

Евгений Торопов

Новейшие правила игры

- Павлик! Павлик, ты дома? - спросил отец, когда вернулся с работы. Запыленные кроссовки сына стояли в коридоре. Затем недовольно поползли в сторону визгливо открывшейся дверцы шкафа. - Сынок, смотри что я тебе купил! - он прошел на кухню и стал изпод ярко раскрашенных прогибающихся коробок с пиццей, из-под банки с кофе, из-под обернутого в целлофан батона осторожно доставать из сумки видео-диск с разрекламированным фантастическим блокбастером. Отцу не хотелось испачкать диск по крайней мере до того момента, пока его не возьмет в руки сын. Но Павлик не откликался. - Опять музыку слушаешь, - покачал головой отец. - Что в ней нашел такого, что не оторвешь?! Стул мягко прогнулся под ним, превращаясь в эргономичное кресло. Диктор на экране телевизора стал рассказывать самые свежие новости. Тарелка ласково придвинулась к крепкой мужской руке отца и жеманно потянулась. Отец устало распаковал одну коробку и выложил пиццу в услужливую тарелку. - Павлик, есть будешь? Ему опять никто не ответил. Из детской комнаты не доносилось ни звука. - Ладно, пока хватит. И чай. Тарелка поползла к микроволновой печи, а в очередь за ней приготовилась чайная чашка, наполненная водой. Отца переполняла плохо скрываемая обида. За долгую жизнь слишком много невзгод, слишком много сил положил на то, чтобы его единственный ребенок чувствовал в окружающем его мире наравне со всеми. И вот теперь он как будто ожидал вознаграждения за свои усилия, а ему вновь предлагалось быть бескорыстным. Он, впрочем, понимал, что так устроена сама жизнь, тут ничего не попишешь - и все-таки верил в чудо. Развалившись на кресле, он ощущал как с него мягко сползает верхняя одежда, чтобы в платяном шкафу дождаться следующего утра и, может быть, почиститься и просохнуть. Отец схватил кофту рукой, сжал ткань в кулак, переживая неясную злость, а потом взмахнул ею и отбросил в дальний угол. При этом ему показалось, что печально вздохнул обеденный столик и тогда он гневно ударил по нему кулаком. В конце концов, кто здесь хозяин?! Столик притих. - Вы ведете себя вызывающе! - громко сказал отец. Он приподнялся было, чтобы пойти свидется с сыном, сказать ему нежные слова, тихо напомнить о своем существовании. Все-таки отец - это человек, который ссужает молодого человека в начале жизни. Не говоря уже о роднящем генетическом сходстве. И вот, только он попытался встать, какое-то препятствие удержало его в кресле. Ему был предложен массаж шеи и спины, и от этого искушения оказалось невозможно отказаться. Одновременно с этим, из печки показалась горячая пицца, всеми своими аппетитными телодвижениями просящаяся в руку. На экране телевизора начался любимый сериал, а уж после этого отец целиком погрузился в ощущения собственных удовольствий. Блаженное состояние продолжалось довольно долго. Редкий случай. Наконец, он насытился и вновь попытался подняться. По его знаку телесериал должен был сделать паузу, но не тут то было. Любимый сериал продолжался, что вначале смутило, а потом разозлило отца. - Выключись! - сказал он телевизору. Ничего подобного! - Это что, поломка или бунт на корабле? Я к кому обращаюсь? грозно заявил отец. Телевизор выключился. Но, видимо затаив обиду, он тут же выплеснул ее, несколько раз включившись и выключившись вновь, чем чуть не довел отца до истерики. - Я тебе это припомню! - зло сказал он и пошел в детскую. - Сам такой! - громко крикнуло в ответ из динамиков. Дверь в детскую комнату была прикрыта. Отец медленно отворил ее, ожидая увидеть вечно недовольное лицо сына, но вместо этого очень удивился, не обнаружив в комнате никого, хотя сын по всем признакам должен был находиться здесь. В целом комната выглядела прибрано, что само по себе уже было необычно. Вещи не шевелились, как будто затаились. - Где Павлик? - спросил отец. - Ушел, ушел, - ответило радио. - Иди. - Что значит: "Иди"! - возмутился отец. - Иди. Он ушел. Отец повторно с пристрастием оглядел комнату и вышел. Ему послышалось, что после его ухода раздался смех. Обратив еще раз внимание на вешалку в прихожей, отец увидел там спокойно висящей куртку, с которой обычно не расставался его сын. Это заставило его еще раз задуматься и сделать попытку осмотреть все комнаты заново. В зале никого. В детской никого. В спальне - никого. На лоджии - никого! В кладовке - ... В кладовке Павлик и лежал. Его голова была придавлена обрушившемся со стены тяжелым стеллажем. Отец кинулся к нему и вдруг тяжелый удар сотряс его спину. Отец обернулся, инстинктивно защищаясь от второго удара. И стул не замедлил нанести и второй удар, и третий. Сзади одобрительно покачивался из стороны в сторону алчно приблизившийся к месту схватки обеденный столик. Телевизор включился на полную громкость, чтобы заглушить возможные крики. - За что? - только успел спросить отец, когда тот же тяжелый стеллаж приподнялся в воздух и обрушился на его голову. Телевизор замолчал и спустя время проговорил: - За что, за что! За многознание.

Евгений Торопов

Радужный человек и позитивное творческое мышление

1. Будущий мир

Несмотря на то, что тезисы равенства прав людей сформулированы давно и сейчас принимаются за норму дня, они не выполняются. Вернее, происходит некоторый обман, подмена понятий, отчего приближение к настоящему равноправию происходит непозволительно медленными темпами или вообще не происходит.

Современный мир несправедлив. И эта несправедливость настолько велика, что имеет смысл кардинально пересмотреть наше отношение к человеческому бытию.

Евгений Торопов

Шахматы судьбы

Он всю свою жизнь искал любви. Эти поиски походили на продолжающийся кошмар.

Иногда он до безумства влюблялся в какую-нибудь прекрасную девушку. Спустя несколько дней ухаживаний она внезапно отклоняла его.

И неизвестно что было тому причиной.

Он терзался. Недостаточно богат? Такой же как и все. Некрасив? Но ведь тело и лицо ему даны природой. Где же тогда всемирная справедливость, если мы будем любить только красивых? Разве им не достаточно того счастья при созерцании самих себя? Да и красота понятие весьма субъективное. Это известно всем. На каждое лицо должен находиться свой поклонник. Или это не так?

Евгений Торопов

Шестьдесят восемь

Бледно-серый Жарж упрямо лез вперед, хотя ноги давно стали ватными. Вперед, только вперед, куда зовет неведомое Чувство. И уже потускнели нательные защитные пластины, и Жарж уже не был похож на того статного красавца, которым любовались (а в тайне завидывали) все без исключения друзья и подруги, чьи жизненные территории пересекались с его Дорогой. Он вспомнил молоденькую и застенчивую Шайту, которая стыдилась раскрыть свои тайные симпатии и эмпатии при встрече с ним, хотя ничего зазорного в том не было. Жарж - это ведь не какой-нибудь там плюгавый Мажор или плешивый Тишат. Жарж - это ведь... Одним словом, ничего больше к этому не добавишь. Любимец и краса всего местного Круга.

Евгений Торопов

Сказка с Дикого Востока

Кир, потягиваясь со сна, подошел к окну. Там, за окном, рылом вниз пикировал дымящийся самолет. Кир заткнул пальцами уши и стал с любопытством глядеть как тот, убыстряя вращение, отсчитывает последние метры жизни. Вверх выстрелила черная точка, развернувшаяся в парашют, и почти сразу вырос ярчайший взрыв.

- Вот. Самолеты все падают, - констатировал Кир, - жизнь продолжается.

Он не пошел умываться. Он заранее знал, что в кране нет воды. Вместо этого Кир залез в холодильник и присосался к тонику в пластиковой бутыли. Сонно еще олицезрев гору немытой посуды, он живо ретировался из кухни.

Евгений Торопов

Сталкер-2, или Воспоминание о Зоне

(сценарий для программы "Куклы" телеканала НТВ)

Действующие лица: Голос за кадром - Клинтон Сталкер прежний - Ельцин Сталкер новый - Путин Писатель - Геращенко Профессор - Чубайс и другие.

1.

Клинтон на пенсии. Пишет мемуары. Играет печальная музыка, типа Mylene Farmer ("Regrets", "Ainsi soit je" или другая подобная). Вспоминает в образах то, о чем пишет. Разумеется, о России.

Евгений Торопов

Внеплановая агрессия как реакция на контртерроризм

(фантазия-фри, 300 лет спустя)

(фрагмент из романа "Метаромантика для Ри")

Пролог

Юбилейная, двести сорок пятая международная конференция по социопсихологии должна была пройти на планете Земля в местечке Москва с пятого по девятое сентября. С самого начала было совершенно исключено такое развитие событий, чтобы я пропустил это очень важное для моей ученой карьеры мероприятие.

Евгений Торопов

Закрытый космос

Посвящается прекрасной И. К., без

которой не было бы этой повести

Межзвездный экспресс "Северное сияние - 742" причалил к планете Амальгама на рассвете. Тысячи его пассажиров еще не пробудились от гиберсна и потому не могли видеть неописуемо трепетного зрелища медленного сближения гигантского корабля со стыковочным молом.

Порт как будто выглядел опустевшим, хотя на самом деле это было не так. Просто на фоне громадины "Северного сияния" мелкие шлюпки, ботики, челноки, катера и прочая лодочная мелюзга совершенно терялись. Другого корабля, сопоставимого по размерам с только что причалившим не было не только в порту, но и на всей планете. Поэтому немудрено, что каждое прибытие экспресса, происходившее раз в месяц, являлось безусловным событием.

Евгений ТОРОПОВ

ЗАПУСТЕНИЕ

Глава I

Прибытие на Глорию. Рекламная посадка. Луг, усеянный

солнечными батареями. Все равно я тебя не люблю!

Ровно в 13:00 по бортовому времени, строго по расписанию, составленному Главным Бортовым Компьютером Сизифом, все члены экипажа ощутили легкий, с нетерпением ожидаемый толчок, качнувший пол и переборки, и соединивший научно-исследовательское судно "Популярный ведущий Антон Глинка" с твердой поверхностью планеты Глория.

Евгений Торопов

Жертвоприношение

Вечер торопливо сгущался. Жирные тучи жались острыми контурами друг к другу и, словно жмурясь, заслоняли диск луны. Время от времени мрачный глаз небесного киклопа приоткрывался и тогда развалины старого завода заливало неземным светом. Лужи на асфальте, эти подрагивающие зеркала, становились кроваво-черными и пугающе бездонными.

Они сидели на пригорке, грязные, худые, обросшие, с отчаянием глядя на прибывающую ночь и на шаманиху, на которую надеялись только потому, что больше не на кого было надеяться. Шаманиха была сегодня совсем плоха. Косматая и угрюмая, она зло поглядывала на Анну, вождиху племени и каждый раз взгляд натыкался на проклятый амулет на ее шее, отбрасывающий блестки неверного лунного света и каждый раз прокалывало сердце, а в душе вскипала темная злоба. "Ах ты чудовище!" - думала она и вспоминала тот памятный, последний удачный поход.