Скачать все книги автора Евгений Михайлович Беркович

б Альберте Эйнштейне написаны сотни книг, тысячи статей. Что нового можно сказать о жизни и творчестве автора теории относительности? Оказывается, есть факты его биографии, описанные недостаточно полно, а иногда и неверно. Взять хотя бы историю исключения ученого из Прусской академии наук или непростые отношения Эйнштейна с другим знаменитым физиком – Филиппом Ленардом, ставшим в конце жизни убежденным нацистом и отцом расистской «Немецкой физики». В предлагаемой читателю работе на основе многочисленных документов рассказывается, как все было на самом деле. Книга написана в жанре, напоминающем «Сравнительные жизнеописания» Плутарха. Судьбы известных людей показаны в контексте истории, что помогает оценить и пророческий дар великого физика, и смятение умов многих интеллектуалов, например, Томаса Манна, не сразу нашедших правильный путь в переломные моменты развития общества, когда на смену демократии внезапно приходит безжалостная диктатура.

Рассказывают[1], что в семидесятых годах двадцатого века руководство Советского Союза собиралось исключить Андрея Дмитриевича Сахарова из Академии наук СССР. По поручению Политбюро ЦК КПСС президент академии М. В. Келдыш собрал узкий круг ведущих учёных, среди них присутствовали П. Л. Капица и Н. Н. Семёнов, и спросил, как бы они отнеслись к постановке на Общем собрании Академии наук вопроса об исключении Сахарова. После долгого молчания Н. Н. Семёнов произнёс:

Дорогие коллеги, высокие сетевые друзья!

        Этот номер журнала необычен - он целиком посвящен памяти Виктора Шварцмана, талантливого физика, своеобразного философа, поэта. Вот краткая биографическая справка:

         ВИКТОРИЙ ФАВЛОВИЧ ШВАРЦМАН

         Викторий Фавлович Шварцман родился 22 июля 1945 года в городе Нижний Тагил. В 1962 году закончил в г. Черновцы среднюю школу и поступил на физический факультет МГУ. Учился в аспирантуре у Я.Б. Зельдовича. Защитил кандидатскую диссертацию в 1971 году. После окончания аспирантуры поступил на работу в Специальную астрофизическую обсерваторию Академии наук СССР. Руководил группой релятивистской астрофизики. Трагически погиб в августе 1987 года.

«Что-то физики в почете, что-то лирики в загоне», — с легкой грустью заметил Борис Слуцкий в 1959 году. В коротком стихотворении[1], давшем имя знаменитой дискуссии «Физики и лирики», он точно указал профессиональные приоритеты советского общества середины XX века. Заметим, что такие настроения господствовали не везде и не всегда. Например, в XVIII и XIX веках в Европе, и в Германии в частности, значительно выше, чем естествоиспытатели, ценились представители гуманитарных наук: профессора юриспруденции, классической филологии, германистики, античной истории…

На долю немецкого физика еврейского происхождения Петера Прингсхайма выпали нелегкие испытания, он оказался узником концлагерей обеих мировых войн, потрясших человечество в неспокойном двадцатом веке. Выжить Петеру помогли друзья, высоко ценившие его человеческую верность и невероятную честность. К таким друзьям Прингсхайма можно с полным основанием отнести и Томаса Манна, и Альберта Эйнштейна, и Джеймса Франка… Одиссея Петера Прингсхайма закрученностью сюжета и масштабностью действующих лиц напоминает античные трагедии. И все же это захватывающее документальное повествование о недавнем прошлом.